Линки доступности

Эксперты говорят, что Белому дому придется иметь дело с активизацией международной деятельности Кремля

МОСКВА — Российский президент Владимир Путин во вторник общался с двумя лидерами, которые будут, в ближайшее время, играть ключевую роль в определении политики Запада в отношении к России. В своей резиденции в Сочи Владимир Путин встретился с канцлером Германии Ангелой Меркель, а после поговорил по телефону с президентом США Дональдом Трампом.

Относительно беседы Трампа и Путина пресс-службы обоих лидеров выпустили официальные сообщения, тон которых был нейтрально-оптимистичным, а главная новость заключалась в том, что президенты двух ядерных держав впервые встретятся и поговорят на саммите «Большой двадцатки» в Германии в начале июля. Также Дональд Трамп и Владимир Путин затронули темы Сирии и Северной Кореи. При этом российские представители говорят о «поисках дипломатических развязок», тогда как Белый дом сообщает о «путях разрешения опасной ситуации вокруг Северной Кореи», ничего не говоря о дипломатии.

Приватная беседа будущей хозяйки саммита G20 Ангелы Меркель с Владимиром Путиным была полна разногласий, что стало ясно из их совместной пресс-конференции по окончании разговора. Ангела Меркель затронула множество вызывающих раздражение Кремля тем: в частности, она сообщила журналистам, что «коснулась того, что мы получили тревожные доклады о том, что происходит с гомосексуалистами в Чечне, и попросила господина президента о том, чтобы он оказал своё влияние, чтобы обеспечить сохранение прав меньшинств». «Это касается и «Свидетелей Иеговы», – добавила Меркель.

Кроме того, канцлер Германии безусловно увязала снятие западных санкций с России с выполнением Минских соглашений, для чего необходимо «обеспечить, чтобы Украина получила доступ к своей государственной границе, это тоже часть Минских договорённостей, и затем уже обеспечить политические решения, которые направлены на проведение местных выборов».

Владимир Путин, в очередной раз, назвал пророссийский сепаратизм в восточной Украине результатом «переворота», а также ясно дал понять, что не согласен с многочисленными свидетельствами неоправданной жестокости российских полицейских при разгонах протестных акций: «Правоохранительные органы России ведут себя гораздо более сдержанно и либерально, чем их коллеги в некоторых европейских странах, где применяется слезоточивый газ для разгона демонстрантов и дубинки».

Путин также пожаловался на то, что иностранцы вмешиваются в российские дела: «На протяжении многих лет наблюдаем попытки влияния на внутриполитические процессы в России – и через так называемые неправительственные организации, и напрямую».

Российский лидер по-прежнему отрицает факт вмешательства Москвы в президентские выборы прошлого года в США: по его словам, информация об этом является «слухами, используемыми во внутриполитической американской борьбе», которые «никем и ничем не подтверждены».

Наличие очевидных противоречий между Путиным и Меркель, впрочем, не помешало им вежливо поблагодарить друг друга за совместную работу по подготовке саммита «Большой двадцатки».

Почему Владимир Путин так активизировался во внешнеполитической сфере, и что ждать от этой активизации? На этот вопрос Русской службе «Голоса Америки» ответили российские эксперты по внешней политике.

Федор Лукьянов: активизация Кремля происходит после паузы, связанной с США

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов считает, что в некоторое замешательство Кремль привело сначала ожидание первых шагов новой администрации США, а потом и сами эти первые шаги: «После смены власти в США в Москве пришло осознание того, что американская политика, с одной стороны, очень неопределенная, отсутствуют внятные приоритеты, а с другой стороны, присутствует желание продемонстрировать силу. Тут все от Трампа ждали, что он будет «сворачиваться» во внешней политике, он же, наоборот, демонстрирует готовность быть очень активным. А проявление воли, даже если не ясно, в какую сторону оно направлено, горячо одобряется американскими союзниками, которых очень смущала ситуация предшествующая, когда было непонятно, готовы США что-то делать или сворачиваются. И вот в этой ситуации, которая на все повлияла, российская внешняя политика несколько замерла».

Теперь же, считает политолог, «российская дипломатия пытается это преодолеть и, как минимум, активизировать контакты, и внешние контрагенты тоже стремятся к тому, чтобы что-нибудь прояснялось, потому что от непроясненности страдают все, всем как-то неуютно».

При этом Федор Лукьянов уверен, что внешнеполитические шаги и Вашингтона, и Москвы, и многих европейских лидеров будут иметь целью дать сигнал собственным избирателям: «Внешнеполитическая активность США имеет внутриполитическую задачу - это все для создания в стране более благоприятного фона для Трампа. В Европе очень много процессов, которые не закончены и непонятно, куда ведут, начиная с того, что будет череда выборов. Даже если там не будет каких-то потрясений, а скорее всего их не будет, выборы очень нервные, занимают очень много сил, времени и энергии. Это и Франция, и Великобритания, и Германия. В России тоже, в общем, при всей нашей специфике, это избирательный год».

Из-за этого, по мнению эксперта, каких-то глобальных изменений в отношениях, в частности, США и России, не произойдет даже после личной встречи Трампа и Путина в Германии в начале июля: «Я не думаю, что на G20 в Гамбурге можно ожидать каких-то изменений. На сегодняшний день нет даже повестки, о чем говорить-то? Наверное, она появится за полтора месяца, иначе не может быть, и они не могут не встретиться: если они не встретятся в Гамбурге, это будет просто скандал. Но, в принципе, шанс Кремля на сближение с Трампом, который, может быть, был сразу после его победы, сейчас явно уже не актуален».

Александр Коновалов: механизм международной безопасности постепенно разрушается

Президент Института стратегических оценок Александр Коновалов также обратил внимание на то, что во время пресс-конференции Путин и Меркель, обращаясь к вопросам внешней политики, в то же время говорили каждый для своих слушателей.

В частности, как отметил аналитик, российский лидер педалировал тему внешнего вмешательства в российские дела: «Для Путина это вообще любимая тема, особенно учитывая тяжелое экономическое положение и очень медленное, если вообще имеющее место, улучшение экономической ситуации в России. Когда у России плохо с вопросами экономики, традиционно российские лидеры обращаются к тому, что ищут врагов за рубежом, от которых надо немедленно обороняться, и поэтому надо затянуть пояса. А Меркель, поскольку это лидер европейской части Запада, обратила внимание на то, что существенно для европейского общественного мнения: на ситуацию с секс-меньшинствами в России и на то, что происходит в Чечне. Они говорили, прежде всего, каждый на свою внутреннюю аудиторию».

Александр Коновалов, будучи экспертом по международной безопасности, сетует на то, что в обстановке нарастающей неясности намерений ключевых мировых игроков нарастает и опасность: «Ситуация продолжает оставаться критической, так плохо не было давно. Даже во времена «холодной войны» существовали какие-то правила, мы разрабатывали договоры по сокращению вооружений, мы договаривались о мерах доверия, понимая, что каждый заинтересован в том, чтобы другой не воспринимал твои действия как излишне агрессивные. Сейчас этот механизм постепенно разрушается».

Эксперт говорит, что договорная база международной безопасности рушится: «Близок к тому, что перестать действовать, российско-американский Договор по стратегическим наступательным вооружениям. В общем, на ладан дышит и Договор по ракетам средней и меньшей дальности. Очень может быть, что, с ядерной программой Северной Кореи и потенциальной программой Ирана, ситуация осложнится в Договоре о нераспространении ядерного оружия. Мы можем оказаться в ситуации, когда в нашем информационном мире новость будет приходить очень быстро, и реакцию на нее будет очень сложно рационально построить, если мы не будем опираться на какой-то свод нормативов, который мы должны вырабатывать».

Смогут ли Дональд Трамп и Владимир Путин увидеть остроту проблемы безопасности при личной встрече? Александр Коновалов в этом сомневается: «Я особых надежд на этот счет не питаю. По-моему, они еще недостаточно оба прониклись необходимостью того, чтобы договориться, поладить. А у Путина, как мне думается, постоянно присутствует и мысль второго плана о том, что хорошо бы по-прежнему держать и Запад вообще, и Америку особенно, как потенциальную военную угрозу для России. Это – фактор стабилизации, по его мнению, положения внутри страны. Если кто-нибудь сумеет изменить это его мнение, будет неплохо».

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG