Линки доступности

Встреча Владимира Путина и Ким Чен Ына: цель и результаты саммита глазами экспертов


Ким Чен Ын и Владимир Путин

Специалисты говорят, что первый саммит лидеров России и Северной Кореи был ознакомительным, но что у него могут быть практические последствия

Встреча президента России Владимира Путина и лидера Северной Кореи Ким Чен Ына на острове Русский во Владивостоке была обставлена помпезно, и российская сторона, казалось, старалась соблюсти все требования, выдвинутые протоколом гостей, – для лимузина северокорейского руководителя пришлось даже немного переделать выезд из городского вокзала Владивостока.

Однако встреча не закончилась подписанием какого-либо документа, продвигающего отношения между Россией и КНДР дальше, и вообще какой-либо договоренностью, которая бы стала известна прессе. Зачем российская сторона пошла на большие хлопоты с приемом бронепоезда Ким Чен Ына, и что реально может изменить первая личная встреча лидеров России и Северной Кореи?

Исследователь из Института стратегии национальной безопасности в Сеуле Чжан Се О в интервью Корейской службе «Голоса Америки» говорит, что «Северной Корее нужен союзник для поддержки ее политики, а Россия искала шанс для того, чтобы вмешаться в ситуацию вокруг Корейского полуострова, и сейчас этот шанс появился».

«Например, Россия может выразить свою поддержку постепенному подходу к денуклеаризации, о которой Северная Корея говорит с США. Россия также может помочь Северной Корее со снятием или приостановкой санкций, которые введены против этой страны», –- полагает Чжан Се О и напоминает, что «Россия выражала значительный интерес к возобновлению работы шестистороннего формата переговоров» по северокорейской ядерной программе.

О том, что Путин и Ким Чен Ын встречались для достижения различных – своих собственных – целей, говорит в интервью Русской службе «Голоса Америки» и Су Ким, бывший аналитик ЦРУ США по Северной Корее: «Это соответствует тому, что мы ожидали. Ким и Путин подтвердили наличие связей, публично заявили, что их страны будут работать вместе над общими региональными проблемами, не забыв упомянуть о Корейском полуострове и переговорах по ядерной программе. При этом Ким надеется оказать давление на США, чтобы Вашингтон рассмотрел возможность смягчения своей позиции в вопросе о денуклеаризации; Путин надеется снова сделать Россию игроком в этой проблеме».

«Стоит подчеркнуть, что Путин, по сути, покинул своего гостя Ким Чен Ына и его делегацию в одиночестве, уехав из России в Китай вскоре после саммита для встречи с президентом Китая Си Цзиньпином. Это может быть способом Путина показать миру, что у него очень напряженный график. Стоит посмотреть, сделают ли Путин и Си какие-либо комментарии по поводу переговоров по ядерной проблеме Северной Кореи во время своих встреч. То, что встречи Путина с Кимом и Си следуют одна за другой, позволяет России укрепить впечатление, что она является активной и важной стороной при рассмотрении критических вопросов в регионе», – отмечает Су Ким.

По мнению экс-аналитика ЦРУ, после встречи с Путиным поведение Ким Чен Ына во внешней политике не изменится: «С одной стороны, Ким продолжит проверенную временем игру, направленную на то, чтобы стимулировать опасения международного сообщества с помощью ядерных и ракетных испытаний и угрожающей риторики. С другой стороны, он продолжит делать тонкие намеки на то, что дверь для переговоров остается приоткрытой».

Другой специалист по проблемам Корейского полуострова, профессор Университета Гриффита в Австралии Эндрю О’Нил (Andrew O’Neil), рассказал корреспонденту «Голоса Америки» о том, что может удерживать Владимира Путина от более активного сближения с КНДР: «Путин должен быть очень осторожен, потому что он не может, по крайней мере, публично, отступить от своих обязательств, которые Россия взяла на себя в 2017 году в связи с решениями ООН о санкциях против Северной Кореи».

При этом Эндрю О’Нил подчеркивает, что Ким Чен Ын в этой ситуации имеет позицию сильного игрока: «Некий символизм этого саммита в том, что Ким Чен Ын – после того, как его второй саммит с Дональдом Трампом закончился неудачей – в поисках осязаемых результатов смог провести встречу с Путиным, что говорит многое о способности Северной Кореи сейчас влиять на ситуацию».

Почетный антураж саммита, по мнению австралийского эксперта, должен сыграть на руку Ким Чен Ыну и в укреплении своего имиджа у граждан его страны: «Мы зачастую воспринимаем действия руководства Северной Кореи как направленные исключительно вовне, обращенные к другим государствам региона и мира. Но многое из того, что Ким Чен Ын делает, совершается для укрепления его легитимности в глазах населения страны, и, что важно, в глазах окружающей его правящей элиты».

Об ограниченных возможностях практического сотрудничества Москвы и Пхеньяна говорит в интервью «Голосу Америки» и Артем Лукин, один из ведущих экспертов Дальневосточного федерального университета: «Ким Чен Ын, конечно, хотел, чтобы Россия ослабила санкции в одностороннем порядке, предоставила экономическую помощь. Но я сомневаюсь, что Путин удовлетворил его желания в полном объеме. Может быть, что-то пообещал, но я не думаю, что они способны сильно экономически помочь Северной Корее. Может быть, какую-то гуманитарную помощь выделил или обещал построить автомобильный мост, только возить по нему пока нечего – из-за санкций торговля фактически отсутствует. Северокорейские рабочие должны уехать (из России – ГА) к декабрю этого года в соответствии с резолюцией Совета Безопасности ООН. Вряд ли Россия пойдет на нарушение санкций в открытую, а скрыть рабочих нельзя».

Настоящим спойлером для усилий Вашингтона по принуждению Пхеньяна к денуклеаризации, по словам Артема Лукина, Москва не станет по следующим причинам: «Быть главным и единственным арбитром, посредником и медиатором – вряд ли Россия готова на это по ряду причин: и с Америкой отношения не очень хорошие, и Китай может быть не очень этим доволен, а мы все-таки склонны к тому, чтобы учитывать интересы Китая на Корейском полуострове. Уже в силу этого объективно наши возможности ограничены. И самое главное – американцы и северокорейцы не нуждаются в каком-то посреднике, они просто нуждаются в каких-то дополнительных каналах. И Россия вот эту роль может сыграть. Она не может быть слишком большой, но даже такая относительно скромная роль полезна».

Данби Со, эксперт Асанского института политических исследований в Сеуле, считает, что между лидерами России и Северной Кореи могли быть достигнуты какие-то договоренности, которые они оба договорились не выносить на публику. Об этом она говорит в интервью Русской службе «Голоса Америки»: «Чтобы не раздражать США, Россия, скорее всего, будет обсуждать какие-то детали договоренностей с Северной Кореей непублично. Она также не хочет открыто нарушать санкции ООН, чем может вызвать вопросы со стороны мирового сообщества. Но экономически обе страны заинтересованы в увеличении сотрудничества: в частности, Россия хочет провести в Южную Корею трубопровод через территорию Северной».

Данби Со полагает, что Россия может пойти навстречу желанию Северной Кореи иметь в лице Москвы важного союзника в международной дипломатии: «Мы уже видим, что Путин по окончании встречи с Ким Чен Ыном сказал о том, что шестисторонний формат переговоров был бы предпочтителен, что, конечно, идет вразрез с желанием Дональда Трампа решать проблемы с Кимом на двусторонней основе. Ранее Россия говорила о возможности ослабления или снятия международных санкций против Пхеньяна как ответа на его решение прекратить ядерные и ракетные испытания. Это также может служить укреплению роли России как сильного игрока в корейской проблематике».

Соян Ли, эксперт из того же института, определяет смысл первого саммита лидеров России как встречи, закладывающей основу личного доверия Путина и Ким Чен Ына: «Этот саммит прежде всего был направлен на укрепление доверия. У России мало действенных рычагов для влияния на ситуацию вокруг Северной Кореи и в ней, но она надеется на их появление по мере того, как взаимное доверие между странами будет возрастать. Москва показывает, что в дуализме «кнут и пряник» она предлагает пряник».

В то же время Соян Ли считает, что «Ким может после этого саммита ожидать от Дональда Трампа, что тот станет более активным и захочет вернуться за стол переговоров с ним как можно быстрее; этим саммитом Ким как бы показывает, что, кроме США, готов контактировать со всеми важными игроками, прежде всего, с Китаем и Россией».

  • 16x9 Image

    Евгений Баранов

    На «Голосе Америки» с 2017 года. Работал аналитиком в Экспертно-аналитическом центре Дальневосточного федерального университета.  Выпускник Центрально-Европейского университета

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG