Линки доступности

Расследование о «ближнем круге» Путина — шаг к новым санкциям?


Консорциум журналистов, борющихся с коррупцией и отмыванием денег, опубликовал данные о системе капиталов друзей президента России

Вечером 24 октября Центр по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP), представляющий собой глобальный консорциум журналистов-расследователей, опубликовал ряд материалов о том, как знакомые и друзья президента России Владимира Путина оказались владельцами огромных состояний. При этом люди, упомянутые в расследовании — друг детства Путина Петр Колбин и родственник российского лидера Михаил Шеломов — никому не известны как бизнесмены, но владеют активами стоимостью более чем в полмиллиарда долларов каждый.

Похожий случай произошел в 2016 году, когда у виолончелиста Сергея Ролдугина, согласно расследованию «Панамских документов», обнаружились компании, через которые прошло около двух миллиардов долларов.

Исследование OCCRP делит богатых людей в близком окружении Путина на два типа: «Многие из них либо руководят крупными предприятиями, либо являются их акционерами, зачастую в прибыльном минерально-сырьевом секторе. Общая черта всех этих историй успеха - связь с президентом. У другой, небольшой и более загадочной группы людей – посредников – не нашлось объяснения обнаруженным у них богатствам. Они отрицают какую-либо коммерческую деятельность, о них никто не слышал, а иногда они даже и не подозревают, какие активы записаны на их имя. И снова мы видим одно сходство: все эти посредники – либо члены семьи Путина, либо его друзья детства».

«Согласно расчетам OCCRP и рейтингам Forbes 2017 года, совокупное богатство ближнего круга Путина (сочетание членов семьи, старых друзей и друзей, которые стали членами семьи), составляет почти 24 миллиарда долларов. Их наиболее успешные предприятия либо связаны с государственным (по преимуществу) нефтегазовым сектором, либо с другими государственными корпорациями», – делает вывод консорциум.

«Объяснить, откуда у посредников взялись такие деньги просто – вполне возможно, это собственные средства Путина», – предполагают журналисты.

О Михаиле Шеломове, сыне двоюродной сестры Путина Любови Шеломовой, OCCRP пишет как о «личном миллионере президента». Родственник Путина «работает «ведущим специалистом» в петербургском филиале госкомпании «Совкомфлот», занимающейся транспортировкой нефти и нефтепродуктов с зарплатой примерно 8400 долларов в год. При этом «за несколько лет Шеломов... приобрел активы на сумму 573 миллиона долларов», и «большая часть его известного состояния – акции крупных корпораций, связанных с представителями ближайшего окружения Владимира Путина».

Шеломов, по мнению журналистов, сам своим богатством не распоряжается. Он был в растерянности, когда представители журналистского консорциума спросили его о мощных вложениях его компании в гоночную трассу «Игора» и ответил вопросом на вопрос: «А почему вы мне-то звоните, ко мне обращаетесь?»

Другой человек, знакомый Владимиру Путину с детства и упомянутый в расследовании – Петр Колбин: «В прошлом мясник, этот человек ведет тихую, размеренную жизнь и также отрицает, что занят бизнесом. Но удивительным образом Колбин оказался акционером компании, которая в прошлом продавала примерно треть добываемой в России нефти».

Речь идет о компании «Gunvor», совладелец которой – Геннадий Тимченко – является близким другом Владимира Путина и с марта 2014 года находится под санкциями США. Петр Колбин был также совладельцем «Gunvor» c 2005 по 2008 год. Кроме этого, Колбин владел акциями других нефтегазовых компаний, таких, как «Сургутэкс» и «Ямал-СПГ». Петра Колбина США включили в санкционный список в 2015 году.

Реагируя на публикацию OCCRP в ответе на вопрос Би-Би-Си, пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков 25 октября назвал расследование «очередным клеветническим опусом», который «внимания не заслуживает».

Роман Шлейнов: Путин не оставляет никаких подписей на компрометирующих его документах

Региональный редактор OCCRP по России Роман Шлейнов занимался поиском денег, принадлежащих людям из ближнего круга Владимира Путина, еще в 2008-2009 годах, будучи журналистом «Новой Газеты». В интервью Русской службе «Голоса Америки» Роман Шлейнов говорит, что российский лидер, не имея ничего существенного официально, может использовать своих друзей для решения той или иной задачи, требующей вложений: «Если нужно было что-то сделать приятное для президента, то он сам этим не занимался по понятным причинам, поскольку он не оставляет никаких подписей на компрометирующих его документах, как нам рассказывали бывшие его коллеги на условиях анонимности. Он предпочитает нигде не светиться на бумаге. У него на бумаге нет никаких дорогих яхт, никаких дорогих вилл, он напрямую владельцем ничего такого не числится. Нет крупных счетов в банках, он смело может об этом говорить. Но есть некие активы, которыми он, видимо, может распоряжаться по указаниям, куда перечислить те или иные деньги».

В частности, напоминает Роман Шлейнов, о такой секретности финансовых распоряжений стала известна от Сергея Колесникова, бизнесмена, который был партнером «друзей Путина» по ряду проектов, включая проект закупки медицинского оборудования для российских медицинских центров: «Сергей Колесников делал записи, потом обнародованные, на совещаниях по поводу строительства, например, этого пресловутого «дворца Путина» в Геленджике. Когда там распределяли средства, говорили, «а вот эта доля, которую должен вложить…», и они его называли не по имени и фамилии, но было понятно, что они говорят о Путине как о вкладчике. Видимо, когда нужно выделить какие-то деньги, дается просто команда. И люди, которые за этим присматривают, просто подписывают нужные документы в нужный момент, что и куда нужно перечислить».

Сергей Колесников, в частности, был партнером Николая Шамалова, давнего друга президента и отца мужа дочери Путина, Кирилла Шамалова. В 2010 году он покинул Россию, после чего газета Washington Post сообщила о его письме Дмитрию Медведеву, в то время президенту России, в котором Колесников написал о «дворце Путина».

Роман Шлейнов предполагает, что личные друзья российского президента наряду с предпринимателями могли стать «кошельками Путина» потому, что «не принято складывать яйца в одну корзину: вот эти люди, которые совершенно точно от президента никуда не денутся, его дальний родственник или очень близкий друг, которые бизнесом не занимаются».

«Это более надежный сейф, что ли, в котором можно средства держать. При этом наши цифры - это только то, что мы видим сейчас. Мы же не знаем, сколько там в реальности людей, которым могут быть даны такие команды, мы видим только часть этих денег. Я думаю, что этих денег может быть больше», – говорит региональный редактор OCCRP.

Илья Шуманов: те, кто был ранее неизвестен, становятся «связанными лицами»

Заместитель директора неправительственной организации «Трансперенси Интернэйшнл — Россия» Илья Шуманов в интервью для Русской службы «Голоса Америки» высказал предположение, что за докладом OCCRP могут последовать новые санкции против тех, чья финансовая связь с Владимиром Путиным стала очевидной.

«Можно говорить о каких-то мерах, исходя из связи «политически значимых лиц» (это устоявшийся термин), на которых распространяются требования законодательства по противодействию отмыванию денег, и так называемых «аффилированных» или «связанных лиц», понятие которых довольно сильно размыто: это могут быть не только родственники, но и лица, связанные другими личными отношениями – партнер по коммерческой компании, друг, знакомый, сослуживец. И расследование OCCRP показывает весь набор этих «аффилированных лиц», связанных с Владимиром Путиным», – считает Илья Шуманов.

«После выявления информации о том, что «политически значимое лицо» связано с определенными людьми, являющимися его посредниками, круг «связанных лиц» расширяется, эти посредники попадают в списки и различные базы данных, в том числе и частные. А потом списки «связанных лиц» могут быть использованы для самых разных нужд: банковские учреждения могут по ним отслеживать лиц, связанных с госслужащими, и мешать им отмывать деньги, а органы власти различных государств могут на основании этих же баз включать того или человека в санкционные списки», – поясняет эксперт по противодействию коррупции.

«В расследовании OCCRP есть люди, не включенные в санкционные списки, затрагивающие «ближний круг» Путина – например, Михаил Шеломов. Теперь он чисто технически доступен для решений о санкциях, если на то будет соответствующая воля авторов санкций. Сейчас в США говорят о желании расширить санкции против России, а если говорить о персональных мерах, то мы знаем, что под них с самого начала попало ближайшее окружение Путина. И это может продолжиться именно благодаря таким публикациям, как публикация OCCRP», – предполагает Илья Шуманов.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG