Линки доступности

“Надгробие” Путина: перформанс как протестная акция


Инсталляция в виде надгробия с портретом Владимира Путина недалеко от здания Следственного комитета России в Набережных Челнах. Март 2019 г.

Полиция и судьи в Санкт-Петербурге стараются как можно осторожнее квалифицировать акции по установке «надгробий» президента России

Одной из форм протеста против проводимой властями политики в последнее время стала установка инсталляций в виде черного надгробия с портретом Владимира Путина и двумя датами – 1952 (год рождения российского президента) и текущий 2019.

В начале марта такая стилизованная под надгробие табличка с изображением президента России была установлено в Набережных Челнах. Таким способом организаторы акции выразили свой протест против намерения властей ограничить свободу в российском сегменте «Всемирной паутины»: «Путин похоронил свободный интернет – жители Набережных Челнов похоронили Путина», – написали они в Телеграм-канале «Бессрочка. Челны».

Затем подобная акция была проведена в Кургане. А в начале апреля с интервалом в одну неделю «надгробные плиты» российскому президенту были установлены в его родном городе. При этом, как уверяют оппозиционные активисты, настоящие участники акции полицией пойманы не были, вместо них в отделения РУВД и в суд были отправлены те, кто просто подвернулся под руку правоохранителям.

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» собрала комментарии тех оппонентов нынешнего политического режима, которые согласились пойти на контакт.

«Некоторые сотрудники полиции одобрительно относились к прошедшей акции»

Общественный защитник и гражданский активист Илья Ткаченко заявил, что сам он в акции не участвовал, но «всецело поддерживает». Кстати, настоящие участники установки импровизированного надгробия так и остались неизвестными, а задержанию и избиению сотрудниками полиции подверглись непричастные к акции гражданские активисты.

Ткаченко утверждает, что он и его единомышленники «помогли одному из тех, кого потом схватили, выбраться из дома». Затем «помогли найти защитника, приходили поддержать в отделение полиции и в суд, писали заявление о незаконном задержании, распространяли информацию об акции». Задержан Ткаченко был в тот момент, когда принес передачу в отделение полиции. Его и второго активиста – Романа Самойлова, избили. При этом сам Ткаченко был отправлен в больницу, откуда ему удалось сбежать, а Самойлову было предъявлено обвинение в нарушении общественного порядка и оказании неповиновения сотрудникам полиции.

Более подробно о произошедшем рассказал пресс-секретарь движения «АгитРоссия» Григорий Кудрявцев. Прежде всего, он отметил, что движение проводило акцию как всероссийский флешмоб. По его словам: «Активисты, участвующие в акциях, заботятся о личной безопасности. И именно по этой причине активиста, который фактически проводил акцию, сотрудники полиции и центра по противодействию экстремизму не смогли найти и привлечь к ответственности. Собственно, и я лично с данным активистом не знаком, мне, так же, как и фотографу, снимавшему акцию, за несколько часов до ее проведения пришло сообщение с адресом и временем акции».

В итоге, вместо того участника «АгитРоссии», который и установил «надгробие», сотрудники полиции задержали самого Кудрявцева и того человека, в гостях у которого был пресс-секретарь движения. «Нас осудили как организаторов и участников акции. Перед официальной частью судебного заседания судья Сергеева Елена сказала мне: “Мы вас больше не предупреждаем, а говорим вам прямо – уезжайте из страны”. Совет судьи мало влияет на мое решение, гораздо больше я стал опасаться за свою жизнь и безопасность после того, как подосланные ко мне люди прямо мне угрожали», – рассказал он в комментарии для Русской службы «Голоса Америки».

На просьбу уточнить, о чем в данном случае идет речь, Кудрявцев привел пример: «Во время отбывания мной административного ареста на меня оказывалось психологическое давление “подсадными”. Один из них заявил, что мне будут подброшены наркотики и меня посадят. Но многие из других отбывающих административные аресты и даже некоторые сотрудники одобрительно относились к прошедшей акции, выражали слова солидарности против путинского режима. Со стороны администрации и сотрудников я не испытывал какого либо давления, все относились ко мне не хуже, чем к другим отбывающим наказание». Вообще же, по словам Григория Кудрявцева, члены всероссийского флешмоба отмечают, что они «символично хоронили путинский чекистский режим, а не просто человека. Мы хотим, чтобы Путин был осужден за все свои деяния».

Обвинение в оскорблении может выдвинуть только сам Путин

Руководитель санкт-петербургского отделения благотворительного фонда «Русь сидящая» Динар Идрисов отмечает, что движение «АгитРоссия» фактически представляет собой сообщество единомышленников, но состоящие в нем люди могут не знать друг друга, поскольку многие из них действуют под псевдонимами. «Кто-то выдвигает некую идею, она обсуждается, поддерживается, а дальше начинается ее реализация», – пояснил Идрисов в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки».

По его мнению, в данном случае была предпринята «попытка психологической дискредитации несменяемости власти Путина путем его “потешных похорон”. Поэтому изготовление и установка стилизованных памятников, досок и тому подобного служит задаче символического отрицания того, что это будет продолжаться и дальше».

По своей конструкции инсталляция в виде надгробия напоминает небольшую рекламную установку. Поэтому, по словам собеседника «Голоса Америки», «если рассматривать ситуацию с правовой точки зрения, то ничем иным, кроме незаконного размещения рекламной конструкции это и не является». Идрисов оговаривается, что данный эпизод можно было бы рассматривать, как «оскорбление высшего должностного лица», но обвинение по соответствующей статье должно быть инициировано самим «должностным лицом», то есть, в данном случае – самим Владимиром Путиным.

Не подпадает установка «надгробия» и под действие Федерального закона, регулирующего проведение публичных мероприятий, равно как и аналогичного городского закона о свободе собраний. Тем более, что – как указал глава местного отделения «Руси сидящей» – «в протоколах это именуется “инсталляцией”, что говорит о том, что имел место перформанс, или же флешмоб, то есть некая быстрая акция, которая популяризируется за счет распространения информации о ней в соцсетях».

В конце беседы правозащитник рассказал об одном примечательном эпизоде в ходе судебного заседания по данному делу. «По закону, суд должен был определить дальнейшую судьбу “надгробия”. Но судья Русанова,которая крутила его у себя на трибуне в Городском суде Санкт-Петербурга, так и не вынесла постановления о том, что дальше делать с этим “объектом инсталляции”. И во время обсуждения я ей посоветовал поставить его в угол зала заседаний и положить к нему цветы», – рассмеялся Динар Идрисов.

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG