Линки доступности

Политики и эксперты в Вашингтоне – о выступлении президента России перед парламентариями

ВАШИНГТОН – Речь президента России Владимира Путина перед российскими парламентариями, совместившая в себе подробный рассказ о российской военной мощи и жалобы на невнимание Соединенных Штатов к озабоченностям Москвы, по мнению аналитиков в столице США, преследовала две цели: воодушевить избирателей с помощью демонстрации военной силы и привлечь внимание Вашингтона.

Участники дискуссии в Фонде Карнеги за международный мир, собравшиеся поговорить о «возращении России в глобальной роли» («Return of Global Russia»), посвятили большую ее часть реакции на послание Путина Федеральному Собранию.

Первым на речь Путина отреагировал бывший заместитель госсекретаря США, президент Фонда Карнеги Уильям Бернс (William J. Burns): «Можно уверенно говорить о том, что Владимир Путин будет переизбран президентом России, и, отталкиваясь от его сегодняшней речи, я думаю, что также уверенно можно говорить, что российская внешняя политика продолжит быть горючей смесью из амбиций, обид и заботы о безопасности. Можно быть уверенным и в том, что главным вызовом для нас будет то, что отношения наши будут по преимуществу отношениями противников».

По мнению Уильяма Бернса, «дело не в том, что в России все якобы под три метра ростом,– страна страдает однобокостью в экономике, сверхзависимостью от углеводородов и демографической ситуацией, однако в Путине мы видим лидера с быстрой тактикой, который любит действовать жестко и видит вокруг себя множество целей».

«Стремясь заполнять геополитический вакуум, возникающий в Азии, на Ближнем Востоке и даже в Латинской Америке, Кремль пытается быть в роли игрока, которого нельзя игнорировать» – считает дипломат.

Обсуждение выступления Путина продолжил высокопоставленный политик – сенатор Марк Уорнер (Mark Warner), сопредседатель комиссии Сената США по расследованию российского вмешательства в выборы 2016 года. «Речь Путина, произнесенная ранее сегодня, показывает, что его воинственный подход, который он серьезно готов финансировать, никуда не денется. Мы сейчас заняты собственными новостями – кто поднялся, кто пошел вниз, тем, что тут у нас происходит, и я опасаюсь, что за этими новостями мы можем упустить то, как Россия становится угрозой и для нас, и для наших союзников».

По мнению Марка Уорнера, то, что сейчас происходит в отношениях США и России, «напоминает не «холодную войну», во время которой я вырос, а, скорее, «бой в тени», в котором, по моему мнению, мы сейчас не побеждаем».

От кратких отзывов на выступление Путина эксперты перешли к ее детальному анализу.

По словам вице-президента Фонда Карнеги Эндрю Вайса (Andrew Weiss), «речь Путина – это прямое послание российским избирателям»

«До формальных перевыборов Путина осталось совсем немного времени, и у него есть очень мало тем, привлекательных для избирателя, кроме той, что Россия возвращается в качестве одной из основных мировых держав, и что она, как и прежде, опирается не на любовь, а на страх. Он как бы говорит, что, несмотря на то, что жизнь сейчас может быть сложна, и экономические трудности остаются, мы, как минимум, сильны» – отмечает эксперт.

«Достаточно ли этого будет для того, чтобы воодушевить граждан на голосование за него 18 марта – это уже другая история, потому что сами выборы проходят без серьезной конкуренции, оппоненты его на них фактически им же и отобраны, так что он руководит полузадушенной политической системой, и сможет ли он взаимодействовать на четвертом и, возможно, последнем сроке со своими согражданами – это пока неясно» – говорит Эндрю Вайс.

По мнению руководителя медиа-проекта The Bell, бывшего главного редактора РБК Елизаветы Осетинской, Путин действительно апеллировал к внутренней аудитории: «Россиянам важно чувствовать, что их страна – сверхдержава, а кроме того, они судят о своем лидере по тому, насколько сильные у него противники, и исходя из этого, Путин адресовал свою речь противникам, в основном – США. Из этого население делает вывод, что он достаточно силен, чтобы противостоять самим Соединенным Штатам».

«Его заявления о том, что у России есть продвинутое оружие, которого больше ни у кого нет в мире, означают, что люди должны быть терпеливыми, потому что в такое оружие нужно инвестировать, как и то, что россияне круче всех, несмотря на результаты на Олимпиаде. Для них важна явка, это ценно – быть избранным более чем 50 процентами голосующего населения» – считает Осетинская.

Бывший заместитель директора ЦРУ Джон Маклафлин (John McLaughlin), одно время выполнявший обязанности руководителя этой службы, считает, что Путин в своей речи посылал сигнал и президенту США Дональду Трампу: «Я уже жду твит завтра утром с текстом «Мои ракеты больше твоих», но если говорить серьезно, то буквально недавно США выпустили новую редакцию ядерной доктрины, и мы должны внимательно посмотреть, что Путин сказал о вооружениях, на характеристики этого оружия».

«Сейчас в сфере ядерного оружия технологии меняются, подходы меняются, и меняется то, что мы раньше думали о сдерживании и контроле над вооружениями. Происходят перемены в подходе к возможностям применения ядерного оружия, чему я оппонирую в любом случае. Люди в разных частях света, в том числе и в России, начинают думать, что в определенных обстоятельствах можно было бы нарушить «ядерное табу» и использовать их, считая, что результат этого можно проконтролировать. Это ошибка, но поскольку Путин начал говорить о новых видах вооружений, это тоже сыграет роль в спорах вокруг этого» – полагает бывший руководитель разведки США.

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG