Линки доступности

Внешнеполитический курс Кремля: сближение с Западом или агрессия?


Празднование 75-й годовщины со Дня победы над нацистской Германией. Москва. 9 мая 2020.

Эксперты о том, какой внешнеполитический курс можно ожидать от Москвы в условиях низких цен на нефть, пандемии и падения популярности президента Путина 

Согласно проведенному независимой службой изучения общественного мнения «Левада-Центр», в апреле уровень одобрения деятельности президента Владимира Путина продолжил падение, достигнув самого низкого за двадцать лет уровня в 59%. До этого самая низкая отметка была зафиксирована в ноябре 2013 года – 61%, после чего на фоне аннексии Крыма этот показатель в марте 2014 года вырос до 80%, достигнув максимальных 89% в июне 2015 года.

Падение рейтинга президента Путина вызывает в западном экспертном сообществе дебаты о том, не попытается ли Кремль снова прибегнуть к внешнеполитической агрессии для исправления ситуации. В то же время эксперты оценивают, насколько падение цен на нефть и ухудшающаяся экономическая ситуация на фоне пандемии может изменить расчеты Москвы и, возможно, напротив, – вынудит Кремль искать улучшения отношений с Западом. В ретроспективе, при более низких ценах на нефть российские и советские лидеры были расположены к диалогу с западными странами, при высоких же – внешнеполитические амбиции Кремля росли, напоминают политологи.

На фоне нынешней ситуации два аналитических центра - вашингтонский Центр анализа европейской политики (CEPA), и филадельфийский Институт изучения внешней политики (FPRI), провели веб-дискуссии о будущем внешнеполитическом курсе России.

Анджела Стент: желания для совершения серьезных зарубежных авантюр нет

Директор Центра изучения Евразии, России и Восточной Европы Джорджтаунского университета и эксперт института Брукингса Анджела Стент (Angela Stent, Georgetown University, Brookings Institute) признает, что некоторая корреляция между ценами на нефть и внешней политикой России и Советского Союза имеется, однако это лишь один из определяющих факторов. Сегодня существенную роль играют другие современные реалии, отметила эксперт в ходе вашингтонской веб-дискуссии на тему «Нефть, оружие и империализм: влияют ли цены на энергоносители на российскую внешнюю политику?»

Несмотря на низкие цены на нефть, сегодня позиции Кремля отличаются от прошлого и остаются достаточно прочными, в частности благодаря наличию более 500 млрд долларов в «Фонде национального благосостояния», считает Анджела Стент, и отмечает, что это является существенной суммой, даже если часть этих средств будет использована для борьбы с пандемией.

Еще одно отличие – сегодня Кремль прибегает к современным тактикам гибридной войны, что является достаточно эффективной мерой и не требует значительных финансовых затрат, если сравнивать с внешней агрессией с применением традиционных силовых методов.

Под контролем Кремля действует ряд частных военных компаний, в частности группа наемников «ЧВК Вагнера», которые выполняют операции в Сирии, Африке, Венесуэле и ранее в Украине, однако на их содержание – по крайней мере, официально – не расходуются бюджетные средства. Такие применяемые сегодня Москвой инструменты внешнего влияния как дезинформация, попытки дестабилизации западного общества и вмешательства в выборы осуществляются онлайн, что так же не требует больших финансовых затрат, говорит эксперт.

В то же время, как можно было бы ожидать, низкие цены на нефть и сложная экономическая ситуация, должны подтолкнуть Кремль к сближению с Западом и некоторым уступкам для снятия санкционного режима, однако этого не происходит, отмечает Стент.

Поэтому эксперт ожидает сохранения статус-кво с продолжением применения Москвой гибридных тактик, в том числе –использования частных военных формирований и попыток дестабилизации Запада при помощи социальных медиа. Не исключает эксперт и того, что Москва усилит вмешательство в предстоящие в этом году президентские выборы в США, особенно, если стабильность в стране будет подорвана последствиями пандемии.

К открытой вооруженной агрессии, как произошло в 2014 году, Кремль вряд ли станет прибегать, считает эксперт: «Я не думаю, что сегодня имеется какое-либо желание для совершения серьезных зарубежных авантюр. По крайней мере, его точно нет среди российского населения и среди значительной части российской элиты».

Мария Снеговая: россияне устали от международного авантюризма

Как отметила в ходе дискуссии эксперт Центра анализа европейской политики и политолог Университета Джонса Хопкинса Мария Снеговая (Maria Snegovaya, CEPA, Johns Hopkins University), среди населения России в последние годы наблюдается снижение поддержки «внешнеполитического авантюризма» Кремля.

Россияне хотят, чтобы Москва сделала приоритетами решение внутренних проблем страны и улучшение качества жизни россиян, говорит эксперт: «Россияне устали от международного авантюризма. Они считают, что внутренние проблемы требуют большего внимания, и хотят, чтобы государство сосредоточилось на этом. Ситуация с COVID-19, безусловно, еще больше усилит эту динамику».

Среди населения России растет и запрос на улучшение отношений с Западом, а «пост-крымский эффект», повысивший рейтинги президента Путина в 2014 году, практически исчез. Главным вопросом сегодня является то, насколько Кремль прислушается к запросам населения, отмечает эксперт.

В целом Мария Снеговая характеризует Россию как «нефтяное государство», или «petrostate», чертами которого является получение основных доходов в государственный бюджет за счет продажи нефти и природного газа, концентрация экономической и политической власти в руках небольшой группы, слабость политических институтов и широко распространенная коррупция. У такого типа государств с ростом доходов от продажи энергоресурсов растут внешнеполитические амбиции и склонность к агрессии, отмечает эксперт.

Так, до вторжения в Афганистан, когда цена на нефть составляла около 17 долларов за баррель, советское руководство было более сдержанно в своих геополитических амбициях, однако ситуация изменилась с ростом цен до 40 долларов за баррель в ноябре 1979 года. В случаях с российским вторжением в Грузию и в Украину также можно было наблюдать увеличение цен на нефть, приводит параллель эксперт.

«Мы помним Путина, когда он пришел к власти и когда мировые цены на нефть были около 20 долларов за баррель, – отмечает Мария Снеговая. – Тогда он придерживался гораздо более прозападной политической позиции и даже упоминал, что Россия может в будущем вступить в Европейский Союз».

Крис Миллер: Кремль может прибегнуть к усилению внутренних репрессий

Эксперт Института изучения внешней политики в Филадельфии Крис Миллер (Chris Miller, FPRI), отвечая на вопрос корреспондента Русской службы «Голоса Америки» во время организованной этим институтом в среду веб-дискуссии «Что думает Путин?», так же признал ослабление «пост-крымского эффекта». Разыграть «патриотическую карту» во второй раз для поднятия популярности президенту Путину и кремлевским элитам вряд ли удастся, считает эксперт.

«Я не думаю, что можно снова разыграть внешнеполитическую карту, потому что население не реагирует на нее сегодня так, как в 2014 году», – говорит Крис Миллер, добавив, что, если в 2014 году практически все опрашиваемые «Левада-Центром» отвечали, что присоединение Крыма было «отличной идеей», то сегодня число тех, кто считает, что этот шаг хорошо сказался на России – уменьшается. – Это свидетельствует о том, что влияние национализма и патриотизма на российскую политику сегодня идет по нисходящей».

Как отмечает эксперт, пребывание президента Путина на вершине власти в течение 20 лет было основано на двух «социальных договорах»: в 2000-е – улучшении финансового благополучия российского общества при высоких ценах на нефть в обмен на неучастие в политике, и «патриотически-национальный договор» – после 2014 года. На сегодняшний день это уже не работает, и главный вопрос заключается в том, сможет ли Кремль найти «третий социальный контракт»? В нынешней ситуации, опасается эксперт, для дальнейшего удержания власти Кремль скорее может прибегнуть не ко внешней агрессии, а к усилению внутренних репрессий.

«Мы видим разворот российского правительства в сторону усиления репрессий, в том числе больше цензуры в Интернете и растущее количество людей, попавших в тюрьму за участие в акциях протеста. Это, конечно, не сравнится с уровнем репрессий в Китае, но тенденция к их усилению нацелена на то, чтобы напомнить людям о цене вовлечения в политику и о том, что им лучше держаться от политики подальше, – говорит эксперт. – Вопрос в том –насколько жестких репрессий можно ожидать от властей для того, чтобы удержать население от выхода на улицы в период стабильно снижающихся доходов?»





  • 16x9 Image

    Валерия Егисман (Valeria Jegisman)

    Журналист «Голоса Америки». До этого работала в международных неправительственных организациях в Вашингтоне и Лондоне, в русскоязычной версии эстонской ежедневной газеты “Postimees” и в качестве пресс-секретаря МВД Эстонии. Интересы - международные отношения, политика, экономика

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG