Линки доступности

«Давайте мы вам добавим немножко к пенсии – и вы начнете путешествовать. Это сказки!»


6 вопросов о российских и американских пенсионерах
please wait

No media source currently available

0:00 0:04:30 0:00

6 вопросов о российских и американских пенсионерах

Социальный психолог Светлана Комиссарук – о том, можно ли сравнивать пенсионеров в России и в Америке

Профессор Колумбийского университета Светлана Комиссарук переехала в США в 50 лет и фактически начала жизнь заново. Сейчас она преподает в университете и занимается исследованиями в области социальной психологии. Светлана ездит по странам постсоветского пространства с лекциями о взаимоотношениях разных поколений и изучает в том числе феномен так называемого поколения «сэндвич» - людей, которые, как начинка в бутерброде, зажаты между двумя поколениями – детей и родителей. В интервью «Голосу Америки» Светлана Комиссарук рассказала, в чем трагедия российских и американских пенсионеров и как сделать так, чтобы предпенсионный возраст стал возрастом счастья.

К.Т. Одно из главных слов в российском медиапространстве сейчас – это пенсия. Людей со всех сторон пытаются убедить в том, как здорово жить на пенсии и вести активный образ жизни, и при этом все время проводят аналогии с Западом. Корректно ли такое сравнение? И чем отличаются российские пенсионеры от американских?

С.К. Начну с общего. Общее у пенсионеров в России и в Америке – то, что мы стали жить дольше. Раньше люди, которые выходили на пенсию, нянчили детей, занимались домашним хозяйством, своими болячками и уходили. А теперь это люди очень активные, у них еще много сил, им нужно себя содержать, детей содержать и родителям помогать, потому что родители у многих тоже живы. У нас появился возрастной период, которого раньше не было. Продолжительность жизни везде растет. Медицина научилась держать нас дольше живыми, а общество к этому не готово. Все растянулось. Раньше мы катились по накатанной колее: школа, университет, замужество, дети, карьера, пенсия – и все. А сейчас, условно, появились дополнительные 20 лет. Другое дело, как этот вопрос решают в разных странах.

К.Т. Кто такой пенсионер в Америке и пенсионер на постсоветском пространстве?

Пенсионеры в Америке (мы говорим о благополучном среднем классе) – это люди, которые всю жизнь заботились о том, чтобы создать себе какую-то финансовую подушку, которые откладывали всю жизнь во всякие фонды и четко знали, что это их деньги и их никто не заберет. Это люди, которые, выходя на пенсию (сознательно, на свой выбор!) посвящают свою жизнь тому, что они всю жизнь планировали делать. Кто-то путешествует, кто идет изучать искусство, кто-то наконец может позволить себе заняться спортом, кто-то начинает рисовать, кто-то начинает танцевать, кто-то изучает языки, кто-то опять идет учиться. Это публика, которая может позволить себе быть пенсионером. В России, Украине, Казахстане тоже есть обеспеченные люди, которые могут себе что-то позволят и не боятся начать что-то новое.

К.Т. Не думаю, что их много.

Их не так уж мало. Но, к сожалению, не большинство. В российских медиа говорят: почему бы вам не заняться спортом, почему бы вам не начать путешествовать? Давайте мы вам добавим немножко к пенсии – и вы начнете путешествовать. Это сказки! Совсем не всем до путешествий. То, что происходит в российском медийном пространстве, - это подмена понятий, это некрасиво.

К.Т. И деньги все-таки играют большую роль. На 10 тысяч рублей не попутешествуешь.

Деньги играют свою роль у каждого в его системе ценностей. Но, конечно, какой-то базовый уровень обязателен: нужно знать, что ты не пропадешь и что ты не будешь сидеть на хлебе и воде.Что касается мотивации, то есть два фокуса. Один – почему бы и нет, я не могу сидеть в этом болоте, я должен что-то менять. Пусть даже я некрасиво танцую, но я попробую! А второй фокус – не дай бог, не трогай, лучшее – враг хорошего. Работает – и пусть работает, ничего не надо менять. Это принцип «лишь бы не стало хуже».

К.Т. Как бы чего не вышло – это про Россию?

Да, но это относится вообще ко всему нашему пространству. Это о россиянах, которым 60-70. Но пятидесятилетние, которые прошли перестройку, общественный переворот, не только сохраняют, они и дерзать не боятся! Они могут менять работу, место жительство, изучают языки, путешествуют. Именно для этих людей работает проект основателя «Коммерсанта» Владимира Яковлева «Возраст счастья» . И я согласна с этой формулировкой! По мировой статистике, возраст 50+ - это пик счастья, верьте или нет! Молодость – не самое счастливое время. Когда тебе 20-30, у тебя столько неопределенности. С кем ты живешь, кто ты, где ты будешь учиться, где взять деньги, кем ты хочешь быть, насколько ты важен этому миру? Когда тебе 50+, ты уже знаешь, кто ты, ты знаешь себе цену, ты состоялся хотя бы у себя в голове. Эти люди уже вырастили детей, у них есть какая-то база, и они еще полны сил. Возраст 50+ - это «уже знаем, еще можем».

Но деньги играют роль, без всякого сомнения. Нужна финансовая подушка, которая не даст тебе ощущение ужаса, что ты можешь опуститься на дно в одну минуту. И, конечно, люди, у которых этой финансовой подушки нет, или которые себе представляли, что она есть, а общество неожиданно стало эту подушку из-под них вытягивать, им, конечно, не до путешествий и не до самореализации. Они думают о том, как выжить. А с этой ментальностью – лишь бы ничего не изменилось – это еще сложнее. Для них любые перемены – это паника.

К.Т. Почему в России именно пенсионеры становятся легкими жертами пропаганды? И не просто жертвами – но и «действующими лицами», как «Отряды Путина»?

В каком-то смысле мы все жертвы пропаганды. Но чем человек образованнее и открытее большему количеству медиа, тем человеку труднее промыть мозги. В российской глубинке у людей нет доступа к новым технологиям, и они привыкли к тому, что, раз в газете написали – это правда. Вторая проблема намного более серьезна. Она есть в любой стране. «Я не могу жить долго, будучи недовольным собой и тем, что происходит вокруг, ничего при этом не делая». Это называется диссонанс, несоответствие. Какой выход? Нужно или поменять поведение, или поменять отношение к происходящему. Поменять поведение очень непросто. Выйти под дождем с зонтиками, нести плюшевые игрушки, знать, что митинг несанкционированный и все равно выйти – это серьезный шаг. Поколению 60+ очень тяжело менять поведение. Что остается? Менять отношение. Они искренне верят, что за границей плохо, что государство ведет себя правильно, а правительство заботится о гражданах. Но этих бабушек нужно услышать, с этими бабушками нужно разговаривать. Нужно думать, как объединить поколения. Потому что сейчас во многих семьях – четыре поколения! Чем мы больше понимаем, что абсолютной истины нет, тем мы больше открыты к общению на самых разных политических уровнях. Это самая главная проблема – и это не только проблема постсоветского пространства. Те, кто пришел к Брекситу, те, кто выбрал в Польше радикального националиста, те, кто в Израиле выбрал крайне правого, те, кто выбрал тут Трампа, - это все звенья одной цепи. Это поколение, которое живет старыми мерками и которое больше всего мотивировано на стабилизацию. Давайте, чтобы все было как раньше, – отсюда и лозунг «Make America great again!» А люди, которые хотят идти вперед, они в Америке приходят к тупику, потому что к 50-60 годам они полностью реализованы, они находятся очень высоко, а жить надо дальше как-то. И самоубийства известных людей связаны именно с этим. Самые популярные, достойные, любимые народом артисты, дизайнеры, телеведущие вдруг видят, что впереди есть еще 20 активных лет, а нового горизонта нет. И это очень травмирует тех, у кого мотивационный фокус – идти вперед. Это тоже трагедия. Совсем не такая трагедия, как у российских пенсионеров, но тоже трагедия.

К.Т. Так что делать с этим возрастом? Что делать, чтобы он стал возрастом счастья, а не фрустрации?

Сложно дать рецепт. Самое сложное – это научиться адаптации. Принять раз и навсегда, что все меняется. В США даже есть Институт адаптации, туда приходят люди, которые хотят поменять карьеру, сексуальную ориентацию, развестись. Это люди, которые осознали, что ничто не вечно. Рецепт счастья может звучать так: «Перестань противиться переменам».

К.Т. Но для российского пенсионера это звучит как «перестань противиться пенсионной реформе».

Нет! Это значит «перестань видеть только черное и белое, начни отвечать за себя, возьми власть в свои руки, начни отстаивать свои права, не бойся просить о помощи и не бойся рассчитывать на других». Не бойся взять власть за свою судьбу в свои руки. Не рассчитывай, что добрый дядя будет решать твои проблемы. Прими, что ничего постоянного нет. Или начинай бороться за то, что государство тебе должно. Но знаете, трудно, сидя на лавочке в Колумбийском университете, давать советы российским пенсионерам: «Ребята, отстаивайте свои права!» Это неправильно, у них свои опасности, и эти опасности, к сожалению, не иллюзорны.

  • 16x9 Image

    Ксения Туркова

    Журналист, теле- и радиоведущая, филолог. Начинала как корреспондент и ведущая на НТВ под руководством Евгения Киселева, работала на каналах ТВ6, ТВС, РЕН ТВ, радиостанциях "Эхо Москвы", "Сити FM", "Коммерсантъ FM". С 2013 по 2017 годы жила и работала в Киеве, участвовала в создании информационной радиостанции "Радио Вести", руководила русскоязычным вещанием украинского канала Hromadske TV, была ведущей и исполнительным продюсером. С 2017 работает на "Голосе Америки" в Вашингтоне.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG