Линки доступности

Вопросы «горячей» и «холодной» польской истории


Польский сейм

Разница в подходах ко Второй мировой войне стала причиной, по которой Владимира Путина не позвали в Варшаву на мероприятия, намеченные на начало сентября этого года

Российская делегация не будет принимать участия в мероприятиях, приуроченных к 80-летию начала Второй мировой войны.

Решение об этом принято страной-организатором предстоящего форума – Польшей. Пресс-секретарь президента Анджея Дуды Блажей Спихальский прокомментировал это следующим образом: ««Мероприятие посвящено историческому событию, но приглашения рассылались не по историческому, а по современному принципу». А глава канцелярии президента Польши Кшиштоф Щерский разъяснил, что отбор участников производился, исходя из следующих критериев: соблюдает ли страна международное право? Уважает ли она суверенитет других стран и их территориальную целостность? «Нарушение этих правил было признаком агрессоров 1939 года и остается самой большой угрозой миру сегодня», – подчеркнул Кшиштоф Щерский.

В свою очередь, в комментарии Департамента информации и печати МИД Российской Федерации говорится: «решение сделать мероприятие келейным является еще одним проявлением искривленного мировоззрения польской администрации, которая в угоду сиюминутным политическим «приоритетам» систематически фальсифицирует летопись Второй мировой войны и послевоенного периода. Пусть это останется на совести нынешних польских властей».

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» записала высказывания российских и польских экспертов по данной теме.

«Нежелание признать вину Сталина бросает тень и на сегодняшнюю Россию»

Председатель правления международного общества «Мемориал» Ян Рачинский считает, что причины, по которым Польша решила не приглашать президента России на памятные мероприятия в начале сентября лежат как в исторической плоскости, так и в современной повестке дня.

«На сегодняшний день я бы не стал говорить, что решение принято окончательно, ведь еще недавно речь шла о том, что российская сторона будет приглашена», – напомнил Рачинский. Действительно, в начале февраля появилась информация о том, что польский МИД будет рекомендовать направить приглашение и Владимиру Путину.

Председатель правления международного «Мемориала» также считает, что польская сторона не изложила мотивы своего решения, и в этом, по его мнению, главная причина нынешнего конфликта. «Мне представляет, что главное, что должно быть сделано, это разделение государства и народа. Одно дело – роль советского государства в истории Второй мировой войны, и другое дело – роль народа. Вообще же, если говорить о Пакте Риббентропа-Молотова, который является основным пунктом разногласий, то он был заключен советским государством. А советский народ понятия не имел, что такой Пакт готовится, и никак не инициировал, не одобрял и не поддерживал его заключение. Так же, как и последующие довольно вероломные действия со стороны советского правительства», – считает собеседник Русской службы «Голоса Америки».

По мнению Яна Рачинского, это относится и к послевоенным проблемам между Советским Союзом и Польшей, которую Москва превратила в своего вассала на сорок с лишним лет: «Одно дело – замыслы Сталина по поводу устройства Европы, и другое дело – советские солдаты, которые шли вовсе не за тем, чтобы насаждать Болеслава Берута и прочих советских марионеток в Восточной Европе. Они шли воевать с Гитлером, уничтожать агрессора, уничтожать нацизм».

Однако, как продолжил Ян Рачинский, польская сторона предпочла не делать подобных разделений, а сделала упор на действиях нынешней российской власти. «Да, действительно, российские власти по-прежнему избегают ясных определений и стараются сделать главными виновниками Второй мировой войны участников “Мюнхенского сговора”. И при этом они забывают, что есть разница между попустительством агрессору, которое имело место в Мюнхене, и прямым соучастием в агрессии, что было в сентябре 1939 года. И уравнивать эти вещи, на мой взгляд, совершенно аморально.

Честно говоря, нежелание признать вину Сталина и его окружения, а также осудить германо-советский Пакт бросает тень и на сегодняшнюю Россию. Так же как бросает на нее тень засекречивание результатов Катынского дела и отказ назвать его основными виновниками именно Сталина и его приближенных. Это – тяжелый груз на российско-польских отношениях», – подытоживает Ян Рачинский.

«Неприглашение российского президента в Варшаву является одним из элементов санкций»

Бывший директор Польского культурного центра в Москве, историк Марек Радзивон в начале беседы с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» предупредил, что его точку зрения, наверняка, разделяют не все его соотечественники, но выразил надежду, что таких, все же, большинство.

«Часть важных моментов нашего прошлого принадлежит к так называемой “горячей истории”. Мы о ней нередко спорим, а часть политиков готова использовать ее в ежедневной политической борьбе.

А есть “холодная история”, это – те события, про которые мы спорить не будем, потому что факты более-менее известны, архивы – открыты, документы – понятны. И несмотря на то, нравится нам, или не нравится то, что произошло, было это нашей победой или трагедией – с этим все ясно», – отметил польский историк.

И пояснил, что события, связанные с началом Второй мировой войны в польском общественном мнении принадлежат как раз к «холодной истории».

«Это означает, что все факты известны и понятны, и ничего нового здесь нет: гитлеровской нацистской Германии давно нет, мы вместе с немцами входим и в Евросоюз, и в шенгенскую зону. Это – одна из самых крупных стран ЕС, демократическая Германия – наш друг. Это все и есть “холодная история”, про которую спорить также бессмысленно, как о событиях XVI или XVIII века. Ведь эта давняя история, скорее всего, не станет поводом для каких-то международных скандалов», – отмечает Марек Радзивон.

Вместе с тем, эксперт отмечает, что до сих пор бытующее в российском общественном сознании и в российском научном сообществе определение Второй мировой войны как Великой Отечественной, польскому обществу не понятно. «Не только польскую, но вообще западную историографию удивляет решение считать датой начала Второй мировой войны 22 июня 1941 года. Для всех нас Вторая мировая началась в сентябре 1939 года. В этом смысле нам сложно смириться с тем, что в современной российской историографии, как до этого – в историографии советской – нападение Красной армии 17 сентября 1939 года на восточные воеводства Польши подаются как освобождение части украинского и белорусского народов, которые тогда были польскими гражданами.

Такой советский пропагандистский взгляд, который противоречит историческим фактам, для нас неприемлем. Но в России он существует до сих пор и это, действительно, то, что превращает события 80-летней давности, в некоторой степени, в события “горячей истории”. Да, это так», – констатирует Марек Радзивон.

Перед тем, как выразить свое отношение к отказу польских властей пригласить на памятные мероприятия в начале сентября российскую делегацию, собеседник Русской службы «Голоса Америки» подчеркнул, что он далеко не всегда одобряет действия нынешнего правительства своей страны. «Но в данном случае, как мне кажется, главную роль играл не взгляд на историю ХХ века, в частности – на тогдашние советско-польские отношения. Может быть, я ошибаюсь, но мне кажется, что это решение было продиктовано не только польской, но и европейской точкой зрения на Россию, как на страну, развязавшую войну в Украине.

Я читаю, что неприглашение российских властей и российского президента в Варшаву является одним из элементов санкций против России в связи с войной в Украине. И даже если война на Донбассе сейчас не находится в такой активной фазе, как раньше, то есть Крым, который мы не признаем территорией Российской Федерации. И Евросоюз точно никогда не сможет и не захочет этого признавать», – отметил польский историк.

И в конце своего комментария подчеркнул, что в вопросе санкций против России страны Европейского Союза, включая Польшу, проявляют единство.

«Есть моменты, где приходится сомневаться в искренности российской позиции»

Редактор интернет-журнала Przegląd Bałtycki («Балтийское обозрение») Доминик Вильчевский продолжил мысль предыдущего собеседника «Голоса Америки». «Мне кажется, что это связано с политикой России в отношении соседних государств, которую польская сторона воспринимает как агрессивную политику», - начал он.

«Конечно, это касается, прежде всего, того, что Россия делает в отношении Украины. Нужно также учитывать позицию польского государства в отношении Крыма, который она считает временно оккупированной Россией частью Украины. И, кроме того, было заявление Криштофа Щерского – представителя администрации президента нашей страны – о том, какими критериями руководствовались власти, приглашая на памятные мероприятия делегации из разных стран. Прежде всего, мы пригласили наших союзников – страны-члены НАТО и Евросоюза. А также участников “Восточного партнерства”», – пояснил Вильчевский.

Коснувшись приглашения Германии, эксперт заметил, что необходимо учитывать позицию нынешнего немецкого государства, которое признает свою ответственность и за развязывание Второй мировой войны, и за дальнейшие события, включая совершенные преступления против человечности. «Что же касается отношений с Россией, то здесь существует много вопросов. В частности, есть такие моменты, в отношении которых приходится сомневаться в искренности российской политики. И главным таким моментом является отношение российского государства к преступлениям в Катыни, где были убиты польские офицеры. Это же относится и к позиции России в отношении 17 сентября 1939 года (когда Красная армия напала на Восточную Польшу – А.П.). Воспринимает ли это Россия как начало войны, или повторяет старый советский нарратив о “защите местного украинского и белорусского населения”? Думаю, что эти и другие подобные вопросы сыграли роль в решении не приглашать Россию мероприятия к 80-летию начала Второй мировой войны», – отметил редактор журнала Przegląd Bałtycki.

Доминик Вильчевский добавил, что некоторыми польскими комментаторами высказывается мнение, что в том или ином составе российскую делегацию все-таки следовало бы пригласить в Варшаву в сентябре этого года. Поскольку роль России в победе над нацистской Германией очевидна. «Например, говорят: если мы не приглашаем официальную российскую делегацию, то, может быть, стоило бы позвать какие-то независимые и негосударственные организации или просто известных людей, которые представляли бы на этих мероприятиях свою страну. То есть, я думаю, что для некой неофициальной российской делегации дверь еще не захлопнута окончательно, но в отношении российских властей вопрос решен», – подытожил Доминик Вильчевский.

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG