Линки доступности

«Вестерн» предлагает межэтнический саспенс

В Нью-Йорке завершается 55-й международный кинофестиваль, организованный Линкольн-центром. В основной программе в числе других европейских лент был показан психологический триллер «Вестерн» (Western), снятый немецким режиссером Валеской Гризебах (Valeska Grisebach) в Болгарии.

Мировая премьера его состоялась в Канне, в программе «Особый взгляд». Для американского проката фильм приобрела прокатная компания Cinema Guild, которая планирует выпустить его в кинотеатры в начале 2018 года.

«В этой безукоризненной, медленно закипающей драме немецко-болгарского спора нет дилижансов и шестизарядников, но дух Джона Форда витает над ней», – пишет в своей рецензии Гай Лодж в изданиишоу-бизнеса Variety.

Это третья лента Валески Гризебах после «Моей звезды» (Be My Star) и «Притяжения» (Longing), снятых в 2001 и 2006 годах. Ее считают представительницей «Берлинской школы», нового веяния в кино Германии, отличающегося дотошным натурализмом и несколько тяжеловесной серьезностью.

Группа немецких рабочих приезжает в глухой сельский район Болгарии для строительства гидроэлектростанции. Между рабочими вспыхивает ссора, когда один из них, молчаливый и угрюмый Майнхард (актер Майнхард Нойман) заводит слишком тесные отношения с местными жителями.

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» позвонил Валеске Гризебах и попросил ответить на несколько вопросов.

Олег Сулькин: Название фильма очень обязывающее. Это игра с жанровыми дефинициями? Почему «Вестерн»?

Валеска Гризебах: В процессе производства режиссеры часто дают своим фильмам простые условные названия, а потом их меняют. Так получилось, что в данном случае рабочее название стало окончательным. Вообще, я еще ребенком полюбила вестерны, которые смотрела по ТВ. Да, название, как говорится, в лоб. Но мне показалось это интересным.

О.С.: Можно, конечно, спроецировать законы вестерна на сюжет фильма. Два лагеря противостоят друг другу в довольно глухом уголке Европы, можно сказать, на южноевропейском фронтире. Один лагерь – местные жители, только вместо американских индейцев – болгарские крестьяне. Другой лагерь – пришельцы, только вместо ковбоев – немецкие строители. Между ними конфликт по поводу воды, что, между прочим, для прерий и пустынь американского Запада тоже серьезное основание для спора. Как вам пришла в голову идея фильма?

В.Г.: Мне давно хотелось что-то сделать на тему германской ксенофобии. У нас есть жанр фильмов о неонацистах, но мне показалось это слишком прямолинейным. Как ведут себя обычные немцы в других условиях, скажем, когда они выезжают работать в другие страны? Я ездила в Румынию и Болгарию несколько раз, пока не нашла это место в Болгарии, где работают немецкие строители. Меня больше всего интересовало, как складываются их отношения с местными жителями, почему возникает подозрительность и вражда.

О.С.: Вы считаете такие настроения характерными?

В.Г.: Европа вовсе не однородна. Есть богатые страны и бедные страны. Равновесие в Европе очень хрупкое. Обида и неприязнь вспыхивают всякий раз, когда богатство одних высвечивает бедность других.

О.С.: Есть еще исторический аспект, народная память. Вы показываете, что болгары сохранили вполне благоприятные воспоминания о немцах со времен второй мировой войны. Это можно услышать в репликах местных жителей.

В.Г.: Вы же знаете, что Болгария была союзницей Германии в войне. Прошло много лет, все изменилось. Но вот я приезжаю в Болгарию и вижу, с каким уважением относятся там ко мне, немке. Многие болгары говорили мне, что восхищаются экономическими успехами послевоенной Германии, ее нынешней мощью, и шутили, что хорошо бы немцы нас снова завоевали, чтобы мы жили так же богато, как они. Очевидное уважение и некоторая настороженность к пришельцам – характерные настроения жителей там, где проходили съемки.

О.С.: Вы использовали, в основном, непрофессиональных актеров. Почему?

В.Г.: Меня вдохновляет искренность. Когда на площадке создается атмосфера реальности, неактеры забывают о работающей камере, и возникает драгоценное ощущение правдивости. Когда я со сценарием приходила на съемки, то возникали непредвиденные моменты, многое менялось, и я шла за этими моментами, потому что они и есть течение жизни.

О.С.: Главный конфликт между жителями деревни и немцами-строителями – вокруг водопровода. Без воды ни та, ни другая сторона не могут нормально существовать. Тут тоже ниточка ведет к жанру вестерна, где подобного рода конфликт не редкость. Эта история взята вами из реальной жизни?

В.Г.: Это такой мини-конфликт, который позволяет раскрыть характеры. Мне рассказали похожую историю в Болгарии. Там по поводу воды конфликтовали две соседние деревни. Кто-то ночью пробирался к распределителю воды и поворачивал кран в свою сторону. Я попросила мне показать эту установку и использовала увиденное для своего фильма.

О.С.: Очень выразителен главный герой Майнхард. Немногословный, сильный, обаятельный человек, крепко хранящий тайны своего прошлого. Можно сказать, типичный герой вестерна.

В.Г.: Майнхард Нойман мне понравился тем, что он сочетает в себе силу и уязвимость. Да, он очень похож на героев вестернов 40-50-х годов. Его герой не опровергает слухи, что он в прошлом солдат-наемник, легионер. Это ему импонирует, придает ему авторитет, хотя вполне может быть, что это ложь. Мне он напоминает героя книги Джозефа Конрада «Лорд Джим», высокого белокурого парня, который однажды в критической ситуации струсил и всю оставшуюся жизнь пытается скрывать свой позор.

О.С.: Хочется понять, почему немец Майнхард комфортабельней чувствует себя не в компании работяг-строителей, а в болгарской деревне, где он заводит сердечную дружбу с одним из жителей, где у него случается быстрый роман...

В.Г.: Мне кажется, все это свидетельствует о желании человека снова изобрести себя, кардинально поменять вектор своей жизни. Он чувствует, что в незнакомой иноязычной среде легче скрыть свои страхи, свой стыд.

О.С.: Фильм показывался в Германии и Болгарии? Если да, как его приняли?

В.Г.: Мы показали фильм жителям деревни, где снимали. Для болгар главными, ключевыми стали сцены дружеского общения Майнхарда с его новообретенным другом болгарином Адрианом. Что касается Германии, то показ фильма совпал с выборами, которые продемонстрировали укрепление позиций крайне правых сил. Идеи ксенофобии витают в воздухе. Помню плакат на шествии правых сил: крупным планом живот беременной женщины и надпись «Мы, немцы, все делаем сами». Отношения между людьми разных национальностей воспринимаются сегодня острей, чем раньше. И, конечно, это все проецируется на восприятие нашего фильма.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG