Линки доступности

В киномузее в Квинсе состоялся показ фильма об Олеге Сенцове

«Мы восхищаемся мужеством Олега Сенцова, ведь он сегодня стал символом сопротивления», – сказала перед показом фильма «Процесс» в Нью-Йорке директор проекта «Евразия» организации PEN America Полина Ковалева (Polina Kovaleva).

Показ фильма о суде над Сенцовым, снятого режиссером Аскольдом Куровым, прошел в Музее движущегося изображения (Museum of the Moving Image в Астории (Квинс) в рамках продолжающейся здесь панорамы современного российского кино, озаглавленной «Путинская Россия: киномозаика 21-го века» (Putin’s Russia: A 21st Century Film Mosaic).

Напомним, что мировая премьера этого фильма, полное название которого «Процесс: российское государство против Олега Сенцова» (The Trial: The State of Russia vs Oleg Sentsov), состоялась в начале 2017 года на Берлинале, после чего он был показан на многих фестивалях.

Плакат фильма «Процесс». Courtesy photo
Плакат фильма «Процесс». Courtesy photo

В дискуссии после показа в киномузее в Квинсе приняли участие живущая в Нью-Йорке литератор и политолог Маша Гессен (Masha Gessen) и продюсер фильма Макс Туула (Max Tuula), приехавший из Эстонии.

Фильм прослеживает судьбу молодого украинского режиссера Олега Сенцова, который в мае 2014 года был арестован российскими спецслужбами по обвинению в планировании террористических актов. Год спустя его приговорили к 20 годам тюремного заключения. Как мы уже сообщали, второй месяц Сенцов продолжает голодовку протеста, требуя освободить всех украинских заключенных, содержащихся в российских тюрьмах. В защиту российского режиссера выступили видные кинематографисты мира, включая Александра Сокурова и Андрея Звягинцева.

«Кафкианским судилищем» назвала суд над Сенцовым модератор дискуссии Маша Гессен, штатный автор журнала «Нью-Йоркер», автор нескольких книг. Она обратила внимание собравшихся, что голодовку Сенцов начал примерно за месяц до начала чемпионата мира по футболу в России.

«Надеяться на то, что власти (России) удовлетворят его требование об освобождении всех украинских политзаключенных, совершенно нереалистично, – заметила Маша Гессен, одна из книг которой посвящена Владимиру Путину. – Мы вправе были ожидать, что из-за чемпионата в России усилится интерес к судьбе Сенцова, но этого не произошло».

Кадр из фильма. Courtesy photo
Кадр из фильма. Courtesy photo

Она особо отметила то обстоятельство, что в суде авторам фильма разрешили снимать только представителей защиты Олега Сенцова и Александра Кольченко (Александр Кольченко – украинский антифашист, анархист, приговорен российским судом к 10 годам лишения свободы. – О.С.), но никак не прокуроров и свидетелей обвинения.

«Это давная традиция ФСБ, – заметила Гессен. – Так же было на судах над «Пусси Райот» и Надеждой Савченко. Почему так? Да потому что они сами не верят в свою легитимность».

Гессен выделила как ключевую сцену последнего слова Сенцова в суде. «Для него этот суд – полный абсурд, совершенно нелегитимная инстанция, – заметила она. – Он и относится к ней соответствующим образом. Поэтому-то он и не просил у Путина о помиловании. Это бы означало, что он принимает законность суда и состоятельность выдвигаемых против него абсурдных обвинений».

Продюсер фильма Макс Туула признался, что он и режиссер Аскольд Куров были бы искренне рады не снимать такой фильм. Он рассказал, что фильм стал результатом коллективных усилий кинематографистов и активистов из нескольких стран – Эстонии, Польши, Чешской Республики.

Макс Туула, эстонец по национальности, родился во Владивостоке. Выступил сопродюсером политических документальных фильмов «Срок», «Мой друг Борис Немцов» и «Процесс».

Кадр из фильма. Courtesy photo
Кадр из фильма. Courtesy photo

«Россия выбрала Сенцова козлом отпущения, потому что он был очень заметной личностью в Крыму, – сказал Макс Туула. – Он участвовал в народной революции на Майдане, помогал украинским военным, блокированным в Крыму, доставлял им продукты питания и медикаменты, организовывал акции протеста против оккупационных властей».

Отвечая на вопросы относительно нынешнего состояния здоровья Сенцова, Макс Туула сказал, что оно в последнее время ухудшилось. «Из-за длительной голодовки организм начинает сдавать, возникли проблемы с сердцем и почками, – сообщил продюсер. – Нам сообщили, правда, что Олег согласился принимать внутривенные препараты. Прямые контакты с ним ограничены, только его адвокату Дмитрию Динзе, его двоюродной сестре Наталье и членам его семьи разрешено с ним разговаривать».

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» спросил Макса Туулу, насколько эффективной тот считает международную кампанию в поддержку Сенцова.

«Ведущие кинематографисты многих стран выступили с заявлениями протеста, – сказал он. – Многие российские деятели кино принимают активное участие в акциях протеста. Молодая актриса Мария Чупринская и ее единомышленники раздают листовки в центре Москвы. На проходящем сейчас кинофестивале в Карловых Варах чешские документалисты приняли заявление с требованием освобождения Сенцова. Конечно, наиболее эффективными могли бы быть прямые обращения к Путину со стороны западных лидеров. А к официальным российским данным, что абсолютное большинство жителей России ничего не знает о Сенцове и его судьбе, я бы относился с большой осторожностью».

Живущий в Нью-Йорке документалист Эдвард Старосельский заметил, что его раздражает общий пессимизм. «Надо требовать от членов Сената и Палаты представителей, – полагает он, – чтобы они уговорили президента Трампа включить вопрос о Сенцове в повестку дня их будущего саммита с президентом Путиным в Хельсинки».

Комментируя это высказывание, Маша Гессен заметила: «Я не припомню, чтобы президент Трамп когда-либо прежде поднимал вопросы правозащитной тематики. Вряд ли мы можем надеяться, что это произойдет на этой встрече».

«Очень мощная история». Так оценила фильм Рэйчел Дэнбер, заместитель директора отделения по Европе и Центральной Азии правозащитной организации Human Rights Watch. В беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» она подчеркнула фантасмагоричность сфабрикованных в адрес Сенцова обвинений, причем главные из них основаны на показаниях, полученных под пытками.

«Олег Сенцов не хочет, чтобы его воспринимали как жертву, - отметила Рэйчел Дэнбер. – Он бросил вызов всей несправедливой, бесчеловечной системе подавления личности. Жестокость по отношению к нему российских властей связана с их желанием запугать российскую интеллигенцию, людей искусства и демонизировать украинских патриотов, выступивших против российской агрессии».

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG