Линки доступности

«Сын Саула»: Холокост на кончиках пальцев


Кадр из фильма «Сын Саула». Courtesy photo

Венгерский фильм претендует на премию «Оскар»

«Сын Саула» (Son of Saul), один из самых сенсационных европейских фильмов уходящего года, 18 декабря выходит в прокат США. Ранее он показывался на фестивалях в Нью-Йорке, Торонто и Теллурайде (Колорадо). А победное шествие лента венгерского режиссера-дебютанта Ласло Немеша (Laszlo Nemes) начала еще в мае, на Каннском фестивале, где получила Гран-При.

Как считают многие кинокритики, у «Сына Саула» весомые шансы получить «Оскара» в категории «лучший фильм на иностранном языке». О высоком рейтинге фильма говорит и то, что он вошел в пятерку номинантов в категории зарубежных фильмов премии «Золотой Глобус».

Фильм погружает зрителя в будничный кошмар лагеря смерти Аушвиц-Биркенау 1944 года. Саул Аусландер (его играет Геза Рериг) входит в «привилегированную» группу евреев-заключенных, которые помогают нацистам при уничтожении людей в газовых камерах, сожжении тел жертв в печах, утилизации одежды и обуви. В один из дней своей страшной вахты Саул видит в груде мертвых тел мальчика, в котором узнает своего сына. Саул становится одержим идеей похоронить его по еврейскому обычаю в условиях, когда все остальные члены зондеркоманды мечтают только об одном – выжить любой ценой...

Режиссер Ласло Немеш родился в Венгрии, а вырос в Париже. Он начинал свою карьеру ассистентом культового венгерского режиссера Белы Тарра. Сняв первую короткометражку, перебрался в Нью-Йорк, чтобы изучать кинорежиссуру в Нью-Йоркском университете (NYU). Кстати, здесь же, в Нью-Йорке, живет актер и поэт Геза Рериг (Geza Rohrig), исполнитель роли Саула.

Ласло Немеш ответил на вопросы корреспондента Русской службы «Голоса Америки».

Олег Сулькин: Ласло, что вдохновило вас на этот фильм?

Ласло Немеш: Я прочитал книгу свидетельств членов зондеркоманды Аушвица. Они описывают очень конкретно, как шла работа на фабрике смерти, все ее мелочи и нюансы. Потом, несколько лет я думал о сюжете, пока в голове у меня не возникла идея истории о человеке из такой вот зондеркоманды, который находит мертвое тело своего сына.

О.С.: Вы фактически проигнорировали каноны политкорректности в показе ужасов нацистского лагеря смерти...

Л.Н.: Может быть, потому что это мой первый фильм. И я просто не знал о существовании подводных камней. Я страшно волновался. И от этого волнения, которое застило мое сознание, я не думал о том, что я что-то нарушаю, что я вторгаюсь в запретные зоны. Впрочем, я ощущал необходимость выразить свое отношение, и это ощущение превалировало. И еще меня одолевало чувство разочарования. Я все время боялся, что не смогу все сделать так, как хотелось. В будущем, надеюсь, я обрету уверенность, а страх и разочарование не будут мешать.

О.С.: Они и здесь, в этой работе, не помешали вам создать цельное и очень сильное произведение. Например, я сам впервые ощутил все происходящее в лагере смерти как шоковый личный опыт. Не как визуальный аттракцион, а как реальное переживание. Знаю, что многие люди примерно так же восприняли ваш фильм. Как репортаж из ада, так сказать,Холокост на кончиках пальцев.

Л.Н.: Да, мы именно этого эффекта добивались. Кино как никакое другое искусство, способно создавать эффект присутствия. Страшно? Да, страшно. И буднично. Именно так и было в концлагерях, я уверен. Я читал дневники узников и мысленно переносился туда, к баракам и печам.

О.С.: Для вас была важна вовлеченность Гезы Рерига в историю Холокоста, в иудаизм как религию и мировоззрение?

Л.Н.: И нет, и да. Мне нужен был человек, который ощущал бы себя библейским Саулом. Геза не пытался изображать подручного у конвейера смерти, а просто принял на себя эту миссию – не по-актерски, а по-человечески. Я провел пробы многих хороших актеров, но когда Геза вошел в комнату, я тут же понял – стоп, это он.

О.С.: После просмотра я вспоминал другие знаменитые фильмы о Холокосте. В них ощущалась романтическая приподнятость, скажем, как у Спилберга, где хороший человек спасал тысячи евреев, или желание утешительства, как у Бениньи, который представил концлагерь как чуть ли не развлекательное шоу. Вы же не утешаете, а совсем наоборот. Почему?

Л.Н.: У узников вырабатывался инстинкт выживания – любой ценой. Единицы из них уцелели, и только потому, что были в осуществлении этого инстинкта быстрее, изобретательней и безжалостней остальных. Но моральная вина не на них, они жертвы, вина на тех, кто строил эти печи, кто транспортировал миллионы людей для уничтожения. Мне хотелось, чтобы зритель осознал: в Холокосте выживали единицы, абсолютное большинство погибло. Интеллектуализацию и романтизацию я постарался полностью исключить из фильма.

О.С.: Как вы взаимодействовали с оператором и звукооператором?

Л.Н.: С ними я делал вместе три короткометражных фильма. Они меня хорошо понимают. Кинокамера все время в движении, она следует заглавным героем. В некоторые моменты мы видим все как будто глазами Саула. Мы очень полагаемся на воображение зрителя. Очень важна и фонограмма, которая передает в своей буквальности звуков и шумов атмосферу лагеря.

О.С.: Считаете ли вы возможным сочетать политкорректность и приверженность правде?

Л.Н.: Это очень трудно. Сегодня от кинематографа требуют обязательный мессидж, причем в доступной форме. Кино заставляют нести просветительство. Это заметно и в трактовке Холокоста. Все просто – есть хорошие и плохие люди. Но я не хочу упрощать. Это контрпродуктивно.

О.С.: В каждой третьей, а то и второй рецензии на ваш фильм упоминается фильм Элема Климова «Иди и смотри». Он на вас сильно повлиял?

Л.Н.: В Канне, беседуя с журналистами, я всегда упоминал фильм Климова. Я у него в долгу. Он сделал бескомпромиссный фильм, погрузив зрителя в жизнь мальчика в захваченной нацистами деревне. Очень конкретная история, и в то же время невероятно символичная.

О.С.: Как вы относитесь к выдвижению на главный приз киносезона?

Л.Н.: Во время съемок ни о чем таком мы не думали. Съемки шли летом, в жару, на берегу Дуная, и нашей главной заботой были комары, нас донимавшие. А потом Канны, приз, внимание, теперь вот номинации. Есть чувство нереальности. Но я не жалуюсь. Это же поможет фильму выйти на более широкую аудиторию, что меня радует.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG