Линки доступности

Режиссер Эд Гаффни о своем фильме «Русская кукла»

У детективного триллера как жанра есть свои правила. Американский режиссер Эд Гаффни (Ed Gaffney) решил внести в них некоторые коррективы, совместив классическую детективную конструкцию с романтическими мотивами. При этом главные роли он отдал женщинам, а важная часть сюжета связана с любовными отношениями лесбиянок.

Новый криминальный триллер «Русская кукла» (Russian Doll) во вторник, 17 апреля, выпускается на несколько международных онлайновых платформах прокатно-стриминговой компанией Wolfe.

Следователю Вайоле Эймс и ее напарнице Иджей Фиоре поручено расследование дела об исчезновении молодой женщины, которая обнаружила сговор с целью убийства. Все это происходит на фоне репетиций в театре, где ставят пьесу под названием «Русская кукла». По мере приближения даты премьеры Вайола и ее партнерша все ближе подходят к разгадке тайны исчезновения женщины. Одновременно в личной жизни Вайолы также зреют перемены – она влюбляется в таинственную красотку Фейт.

Как отмечается в пресс-релизе, «Русская кукла» сделана командой кинематографистов, относящих себя к активистам движения ЛГБТ. А супруги режиссер Эд Гаффни и исполнительный продюсер Сюзан Брокман (Suzanne Brockmann) заняли в одной из ролей их сына Джейсона, актера, открыто заявляющего о своей однополой ориентации. Главную роль детектива Вайолы Эймс сыграла их дочь Мелани Брокман-Гаффни. Это второй проект семейной команды Первым их фильмом стала романтическая комедия «Идеальная свадьба», снятая в 2013 году.

Кадр из фильма «Русская кукла». Courtesy photo
Кадр из фильма «Русская кукла». Courtesy photo

Драматург, писатель и режиссер Эд Гаффни начинал свою карьеру как адвокат, специализируясь на апелляционных делах. Затем он начал писать судебно-криминальные романы-триллеры. Вместе с женой Сюзан он поставил пьесу «В поисках Билли Хейнса» (Looking for Billy Haines), которая в 2010 году на протяжении десяти недель шла в одном из офф-бродвейских театров. Гаффни активно участвует в движении за права геев и лесбиянок, в частности, в его родном штате Массачусетс он входит в правление организацииMassEquality, помогающей членам общины ЛГБТ добиваться реализации права на брак.

Съемки фильма «Русская кукла» прошли во Флориде и Массачусетсе. Фильм показывался на кинофестивале в Сарасоте.

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» задал по телефону несколько вопросов режиссеру фильма Эду Гаффни.

Олег Сулькин: Эд, у вас не было сомнений в отношении названия? Ведь уже выходили на мировые экраны фильмы под этим названием – Russian Doll и Russian Dolls.

Эд Гаффни: Сказать по правде, когда я начинал работу над сценарием, я не имел ни малейшего представления о названиях-дублерах. Потом, когда провел небольшой рисерч, обнаружил то, о чем вы говорите. Но для меня это не принципиально. А принципиально то, что наш сюжет постепенно открывается разными гранями, точно так, как в русской кукле-матрешке каждая новая фигурка отличается от предыдущей.

О.С.: Интересно, что эти куколки относятся к разным жанрам. Одна – это классический детектив с похищением, угрозой убийства и следователями, идущими по пятам за преступником. Другая – это сложная психологическая драма на театральную тему, где важное место отводится спору об авторских правах. И, наконец, третья – романтическая, полуфантазийная история неразделенной любви, причем любви однополой. Вас не пугала сложность совмещения столь разных пластов в одном фильме?

Э.Г.: До того, как я начал снимать кино, я очень любил смотреть фильмы, готовившие зрителю сюрпризы. Мне нравилось удивляться и вздрагивать от неожиданности, но не так, как это происходит в фильмах ужасов, где тебя намеренно пугают. Мне ужасно нравилось, как одурачивал меня как зрителя фильм «Sting» (в русском переводе – «Афера») с Робертом Редфордом и Полом Ньюманом, где сюрприз припрятан на самый конец. А в картине «Смертельная ловушка» (Death Trap) с Майклом Кейном и Кристофером Ривом ты почти до самого конца не догадываешься об ожидающем тебя секрете. Вот такие сценарные ходы мне импонируют.

О.С.: Ваш фильм как будто открывает главную тайну в самом начале, но потом ты понимаешь, что все не так просто, что это своего рода ловушка.

Э.Г.: Мне очень нравится этот ход. Постепенно в моем мозгу вызревал этот сюжет про русскую женщину, которая пишет пьесу про женщину, которая пишет пьесу, и пьеса разыгрывается в театре, где происходит преступление, а его расследует дуэт женщин-детективов. Это ли не матрешка! А фоном разворачивается драма затяжного и запутанного спора вокруг прав на постановку пьесы. Мне эта тема хорошо знакома, ведь я написал несколько юридических детективов.

Кадр из фильма «Русская кукла». Courtesy photo
Кадр из фильма «Русская кукла». Courtesy photo

О.С.: Интересно, что в ходе расследования копы наталкиваются на проблему копирайта в отношении русской пьесы и вступают в горячий спор на эту тему с адвокатом. Вам в жизни подобная история встречалась?

Э.Г.: Точно такой истории, когда русскую пьесу украли недобросовестные люди на Западе, я не припомню. Но я еще и адвокат. И в мире адвокатов я встречал самых разных людей, как хороших, честных, так и отпетых коррупционеров, готовых обмануть невинных клиентов, алчных и жестоких. Ничего удивительного, что мы вывели на экране нечистоплотного адвоката.

О.С.: А русская линия фильма как-то связана с вами лично, с вашей биографией, с вашими интересами?

Э.Г.: У моей семьи нет никаких русских корней. Но личный мотив присутствует. Когда через десять лет после вступления в брак с Сюзан мы переехали в городок Котона в штате Нью-Йорк, мы купили там двухсемейный дом. Мы жили на верхнем, втором этаже, а нижний этаж сдавали жильцам. Это была еврейская пара, очень милые люди, эмигранты из России. Их двое детей примерно такого же возраста, что и наши двое детей. Супруги были на родине университетскими преподавателями, а здесь начали буквально с нуля. Он работал в авторемонтной мастерской, она, кажется, в продовольственном магазине. Они очень многим пожертвовали ради будущего своих детей, и это не могло меня не восхищать. В фильме их прямых аналогов нет, но я вспоминал их, обрисовывая характеры родителей одной из героинь.

О.С.: Вы режиссер и автор сценария, ваша жена – исполнительный продюсер, ваши дочь и сын исполняют главные роли. Легче или труднее снимать в компании с близкими людьми?

Э.Г.: Работа над фильмом всегда чревата стрессами. И, конечно, семейный проект снимает многие из них. Мы вместе читали сценарий, обсуждали героев, выбирали места съемок. Мы с Мелани и Джейсоном подробно говорили об их персонажах и вне съемочной площадки, благо время нас не ограничивало.

О.С.: Сложно ли было раскручивать кампанию «кикстартер» по сбору средств на фильм?

Э.Г.: Нас поддержали более двухсот человек, которые перевели нам разные суммы. И каждого из них мы обещали отблагодарить. Это огромная отдельная работа, как бы параллельная съемочному процессу. Нужно быть упорным, внимательным, изобретательным, уметь делать рекламу. Сюзан идеально подошла под эту работу. Она автор десятков бестселлеров на любовную тему с саспенсом, входит в число авторов бестселлеров «Нью-Йорк таймс». Многие ее читатели-поклонники поддержали фильм, поскольку знают Сюзан и любят ее книги. Еще один секрет для успешного «кикстартера». Когда вы составляете бюджет, не забывайте поощрения, которые обещаете донорам. Иначе можете просчитаться и не выполнить свои обещания. Скажем, донор дал нам 25 долларов, а мы обещали ему прислать книгу Сюзан с ее автографом. Книги у нас есть, а вот стоимость доставки надо не забыть и вычесть из этих 25 долларов, чтобы потом не оказаться в неприятном положении.

О.С.: Как бы вы оценили нынешнюю ситуацию в американском независимом кино?

Э.Г.: Рывок в технологиях дал возможность очень многим людям попробовать себя в производстве фильмов. Сегодня можно снять фильм за небольшую часть той суммы, которая тратилась на это 20-30 лет назад. В этом смысле сейчас замечательное время. Другое дело, что не каждому суждено стать Стивеном Спилбергом. Это и вопрос таланта, это и вопрос удачи. Большая лотерея. Нужно отдавать себе отчет, что только единицам повезет попасть на обложку журнала «Тайм». Но мы преисполнены оптимизма. Джейсон и я написали сценарий романтической комедии «Анализ- парализ» (Analysis Paralysis), и собираемся начать съемки этим летом. Я горжусь Джейсоном и надеюсь на наш общий успех.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG