Линки доступности

Новый документальный фильм о 40-м президенте США построен исключительно на архивных материалах

Путешествие в 80-е годы предлагают совершить документалисты Пачо Велес (Pacho Velez) и Сьерра Петтенгилл (Sierra Pettengill), сконцентрировав внимание на персоне 40-го президента США Рональда Рейгана. Полнометражный документальный фильм «Шоу Рейгана» (The Reagan Show) вышел в минувший уикенд на экраны Нью-Йорка и Лос-Анджелеса, одновременно, с 4 июля, он станет доступен подписчикам сервиса VOD.

«Шоу Рейгана» – фильм, целиком построенный на архивных видеоматериалах, рассказывает о главной роли жизни бывшего голливудского актера, ставшего сначала губернатором Калифорнии, а затем президентом США. В центре внимания создателей фильма – отношения Рональда Рейгана с Михаилом Горбачевым, их драматичные переговоры, представленные на фоне исторического слома 80-х, ознаменовавшего крах Советского Союза.

Кадр из фильма. Courtesy photo
Кадр из фильма. Courtesy photo

Пачо Велес – режиссер, драматург. Его документальный фильм, «Манакамана» (поставленный вместе со Стефани Спрей), получил премию Золотой Леопард на кинофестивале в Локарно в 2013 году. Велес преподавал в Принстоне, а с предстоящей осени, как указывается в пресс-релизе, станет профессором в университете Нью-Скул.

Сьерра Петтенгилл – кинематографист, живет в Бруклине. Ее режиссерский дебют, Town Hall (поставленный совместно с Джамилой Вигнот), показывался по общественному телеканалу PBS в2014 году. Она выступила продюсером документального фильма Cutie and the Boxer, номинированного на премию «Оскар». Она подбирала архивные материалы для фильмов Джима Джармуша, Майка Миллса, Роберта Грина и других режиссеров.

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» побеседовал на телефону с сорежиссерами фильма Пачо Велесом и Сьеррой Петтенгилл.

Олег Сулькин: Мне казалось, что я довольно много знаю про Рональда Рейгана. Но нет, ваш фильм представил его в необычном свете. Почему вы решили потратить время и энергию на этот проект?

Сьерра Петтенгилл: Наверное, одна из причин – это то, что Рейган стал с годами мифологической фигурой, святым покровителем американских правых. Он фигура большая, чем жизнь, и выжил в общественном сознании американцев гораздо успешней, чем многие другие современные президенты Америки. Нам показалось важным докопаться до корней, осознать, как формировалось его наследие. И когда мы стали изучать его визуальный архив, то поняли, что лучший способ для этого показать имиджи Рейгана, имиджи, какие производились правительственной службой и распространялись в масс медиа США и всего мира.

Пачо Велес: Очень важным было понять, как эти имиджи трактуются различными направлениями политической мысли нашей страны. Мы смотрим назад, в 80-е годы, чтобы лучше понять настоящий момент истории.

С.П.: Рейган сильно повлиял на то, каким стал сегодня медийный ландшафт, как политика превратилась в огромный спектакль, где форма важнее контента.

О.С.: Я прочитал, что вы просмотрели более тысячи часов архивных видеоматериалов. Как вы выбирали то, что потом вошло в фильм?

С.П.: Да, это заняло долгое время. Мы работали в нескольких архивах. В первую очередь, в архиве администрации Рейгана, который называют телевизионным офисом Белого Дома. Мы также просматривали новостные ролики различных телесетей, голливудские фильмы и телепрограммы, где снимался Рейган.

О.С.: Легко ли было получить доступ к архиву Рейгана? Он контролируется его семьей?

П.В.: Люди, которые занимались съемкой президента, технически были приписаны к департаменту Военно-морских сил. Поэтому все записи являются общественным достоянием, доступным американскому народу. Нужно понимать, что речь не идет о каких-то секретных пленках Рейгана, которые никто не видел. Мы используем эти пленки, чтобы лучше разобраться в том времени, в феномене Рейгана, в его наследии.

С.П.: Материалы физически хранятся в президентской библиотеке Рейгана, но они являются собственностью Национального управления архивов и документации.

О.С.: Мне особенно любопытны были срезки, то, что осталось за кадром, было выброшено при монтаже. Что-то просто интересно как информация, что-то даже комично. И возникает ощущение, что граница между реальностью и шоу стерта, что Рейган, снимаемый на камеру, и Рейган в перерыве между дублями, – один и тот же человек. У вас такое же ощущение?

С.П.: Да, это так, и мы очень много об этом говорили. То, что вы видите, это и есть правда. Телевизионный Рейган, Рейган-актер – это и есть подлинный Рейган.

П.В.: Знаете эту фразу – если все, что у тебя есть, это молоток, то все проблемы воспринимаются как гвозди. Если ты голливудский актер, то все проблемы воспринимаются в категориях драмы, как сюжеты, как сценарные коллизии. Вот хорошие парни, а вот плохие, и ты, конечно, с хорошими. Что значит быть героем? Кого я спасаю? Рейган смотрел на мир через оптику голливудского актера, кинозвезды. Интересно сравнить его с нынешним президентом, который воспринимает мир как реалити-ТВ. Я думаю, это просто два очень разных вида шоу-бизнеса.

О.С.: Можно ли сказать, что название фильма – это парафраз «Шоу Трумена» (The Truman Show – кинодрама Питера Уира 1998 года. – О.С.)?

П.В.: Немножко есть (смеется). Еще добавьте сюда «The Tonight Show» и вообще процесс оттачивания мастерства Рейганом, который свое время в офисе (президента) посвятил созданию образа, запечатлеваемого камерой, образа, который и стал его наследием. Еще мы думали о шоу Ларри Сандерса и о многом таком, что близко идее медийной сатиры.

О.С.: Очевидно, что вы отбрасываете традиционные инструменты документального кино. Скажем, отказались от «говорящих голов», у вас нет комментаторов, которые из дня сегодняшнего оценивали бы день вчерашний. Почему?

С.П.: Несколько причин. Во-первых, нам казалось важным понять, почему история пошла таким путем, а не просто идти по цепочке известных событий. Нам также хотелось погрузить зрителя эмоционально в атмосферу того времени. Мы доверяем зрителю самому размышлять об увиденном. Ведь вы не просто видите переговоры по ядерному оружию, вы как бы в них участвуете.

П.В.: И потом – людям осточертело навязывание чужих авторитетных мнений, мнений, которые настроены на волну партийных пристрастий. Зритель тут же раскусывает: ага, это левый фильм, ага, а вот это правый. Нам не интересна партийная политика. Нам интересен макрофеномен драматизации современной политики, превращения ее в один непрекращающийся грандиозный спектакль. Политика делается и воспринимается как развлечение. И это характерно для обеих партий Америки.

О.С.: Вы знаете, иногда развлечение не требует ничего дополнительно. Скажем, Рейган с экрана произносит фразу «Сделаем Америку снова великой». Полагаю, в этот момент в зале неизбежно раздастся смех. Параллели с сегодняшним днем возникают множество раз.

П.В.: Это вопрос нашего доверия к зрителю. Мы его не поучаем, мы просто открываем ему мир нашего героя и даем возможность размышлять, сопоставлять. Мне кажется, именно так нужно воспринимать политику – трезвым, активным, критичным мозгом.

О.С.: В центре фильма – гонка вооружений между США и Советским Союзом, и переговоры по ядерному оружию между Рональдом Рейганом и Михаилом Горбачевым. Мы знаем, что в годы правления Рейгана Америка переживала большие драмы - это и Гренада, и Сальвадор, и скандал «Иран-контрас». Почему же вы фокусируете внимание на СССР и Горбачеве?

П.В.: Мы не стремимся объяснить 80-е годы. Мы стремимся объяснить наши дни. Нынешнее огромное влияние Рейгана объясняется тем, что люди считают его неимоверно успешным. А это напрямую связано с высокой оценкой его холодной войны с Советским Союзом.

С.П.: Просмотрев материалы рейгановского архива, мы убедились, что самые сильные визуальные материалы касаются именно гонки вооружений и холодной войны с Советским Союзом. Именно этот нарратив наполнен эмоциональными деталями. Для сравнения: эпидемия СПИД и позиция тогдашней администрации представлены в архиве очень скудно. Гонка вооружений – тема глобального значения. И когда мы видели, что элементы шоу, развлечения пронизывают выступления Рейгана на эту тему, то возникало несколько страшное ощущение – как уязвима сама наша реальность и как многое зависит в ней от частных, личностных моментов.

О.С.: Любопытно, что русский нарратив эпохи Рейгана вновь оказался предельно актуален сегодня, когда слово Russian звучит в американских масс-медиа чаще, чем когда-либо. Вы снимали фильм несколько лет, и вряд ли этот выбор можно считать намеренным...

П.В.: История повторяется.

О.С.: Выходит, что 40-й президент США послужил своего рода лекалом, шаблоном, по которому вылеплен 45-й президент?

С.П.: Контраст между ними разителен. Достаточно сравнить то, как говорит Рейган о Горбачеве и Советском Союзе, с тем, как говорит Трамп о Путине и России. И удивительно, как характеристика Рейганом Советского Союза (имеется в виду, очевидно, «империя зла». – О.С.) релевантна сегодня.

О.С.: Я понимаю, что ступаю на очень зыбкую почву предположений... И все же: если бы вы делали фильм «Шоу Трампа», каким бы он был?

П.В.: Как я уже сказал, различие между Рейганом и Трампом в том, что один – голливудский актер, а другой – звезда реалити-ТВ. Рейгана увлекала модель героизма, спасения нации, образ хорошего парня на мировой арене. Трампа больше увлекает образ плохого парня, альпиниста, карабкающегося по опасным скалам.

С.П.: Я бы предположила, что «Шоу Трампа» – это набор его твитов, ими все сказано. Но вообще-то, если бы не было Рейгана, не было бы Трампа. Трамп – метастазированный, доведенный до крайности образ Рейгана, в котором суть и смысл окончательно вытеснены внешними эффектами.

П.В.: Я бы добавил, что у Трампа внешняя сторона и есть суть происходящего. Это почти как на портретах Энди Уорхола – видимость и есть суть образа.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG