Линки доступности

«Люди могут пойти в кино и увидеть на экране себя»


Кадр из фильма «Наташа». Courtesy Menemsha Films

Канадский режиссер и писатель Дэвид Безмозгис о своем фильме «Наташа»

Повседневная жизнь русскоязычных иммигрантов в США и Канаде крайне редко удостаивается внимания кинематографистов. Канадская психологическая драма «Наташа» (Natasha), конечно, не закроет эту лакуну, но, вероятно, привлечет внимание тех зрителей, кто хочет увидеть «рашнз» не в привычных для Голливуда образах гангстеров и шпионов, а обычными людьми «с улицы».

«Наташа», поставленная режиссером и автором сценария Дэвидом Безмозгисом (David Bezmozgis), 28 апреля выходит в прокат в Нью-Йорке, после чего, как сообщает прокатная фирма Menemsha Films, будет выпущена по всей Америке. В Канаде она уже демонстрировалась.

Малобюджетная картина интересна и тем, что режиссером ее выступил сам писатель, автор рассказа, положенного в основу сценария. Сборник Дэвида Безмозгиса «Наташа и другие рассказы» (Natasha and Other Stories) был выпущен в свет в 2004 году, отмечен газетой «Нью-Йорк таймс» как «заметная книга года» и переведен на полтора десятка языков.

Марк (Алекс Озеров), 16-летний подросток, воспитывается в семье русскоговорящих иммигрантов-евреев, живущих в благополучном пригороде Торонто. На вид скромник и паинька, он ведет тайную жизнь, подторговывая наркотиками. Устоявшийся уклад жизни семьи взрывает решение Фимы, дяди Марка, жениться на Зине, матери-одиночке из Москвы. Родители Марка поручают ему опеку над Наташей, 14-летней дочерью Зины (в роли Наташи – Саша К. Гордон). Марк узнает о рано повзрослевшей девице вещи, которые его не могут не шокировать. Их секретный роман приведет к драматичным последствиям для обоих...

Дэвид Безмозгис родился в Риге в 1973 году. Когда ему было шесть лет, его семья эмигрировала в Канаду, где обосновалась в Торонто. Дэвид получил степень бакалавра в области английской литературы в Университете Макгилла, а затем – степень магистра искусств в киношколе Южно-Калифорнийского университета. Его рассказы публиковались во многих престижных изданиях США и Канады, а серия рассказов «Наташа и другие рассказы» стала бестселлером. Автор романов «Свободный мир» (The Free World) и «Предатели» (The Betrayers). Журнал "Нью-Йоркер" в 2010 году включил Безмозгиса в двадцатку лучших писателей до сорока лет.

Первая его полнометражная режиссерская работа в кино, «День Виктории» (Victoria Day), получила премьеру на кинофестивале Сандэнс в 2009 году и удостоилась национальной канадской премии за лучший оригинальный сценарий.

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» попросил Дэвида Безмозгиса ответить на несколько вопросов.

Олег Сулькин: Не столь часто писатель, автор литературного произведения, сам же его экранизирует как режиссер. Что вас побудило перенести в кино рассказ «Наташа»?

Сделать убедительный фильм по рассказу «Наташа» мог только русскоговорящий человек. И мне давно хотелось снять кино о русско-еврейской иммиграции

Дэвид Безмозгис: Начнем с того, что я окончил киношколу в Лос-Анджелесе. Я по профессии кинорежиссер и, одновременно, писатель. И я вижу, что некоторые мои рассказы и книги готовы для того, чтобы их воплотить в кино. Сделать убедительный фильм по рассказу «Наташа» мог только русскоговорящий человек. И мне давно хотелось снять кино о русско-еврейской иммиграции.

О.С.: На моей памяти всего один-два американских фильма на эту тему. Вот Джеймс Грей когда-то снял «Маленькую Одессу» про русский Брайтон-Бич...

Д.Б.: ...И там, по-моему, ни одного русскоязычного актера не было.

О.С.: Потом режиссер Георгий Гаврилов, работающий в Америке, снял минисериал «ПМЖ», там уже были русскоязычные актеры заняты. Может, что-то еще было. Но и так ясно, что эта тема почему-то не вызывает большого интереса кинематографистов. Почему?

Д.Б.: Я бы не сказал, что не вызывает интереса. Сейчас, например, очень популярен сериал «Американцы» (The Americans), где сильно звучит русская тема. Главная проблема – найти русскоговорящих актеров. Сейчас в Канаде это трудно, но возможно. Режиссер должен знать жизнь русских иммигрантов досконально, изнутри, чтобы показать ее предельно аутентично. Такой фильм, да еще без крупных звезд, поставить очень трудно.

О.С.: Мне кажется, вам удалось показать иммигрантскую среду очень достоверно. Я не думаю, что она принципиально отличается в Канаде от американской, ну, может, в каких-то деталях. Вас же привезли в Канаду ребенком... Насколько вам помогает личный опыт?

Это всегда была моя мечта – показать жизнь обычных наших людей. Не мафию, не шпионов, а нормальных людей

Д.Б.: Я вырос в такой вот иммигрантской семье в Торонто. Часть наших родственников живут в Сан-Франциско, часть – в Нью-Джерси. Кто куда попал, ехали к родственникам, к знакомым. Люди общаются друг с другом, разговаривают, это все для меня близко и знакомо. Я много наблюдал, записывал, этот опыт лег в мои книги и, конечно, пригодился для фильма. Это всегда была моя мечта – показать жизнь обычных наших людей. Не мафию, не шпионов, а нормальных людей.

О.С.: История приезда Наташи и ее мамы, отношений Наташи с Марком, их любовного романа, основаны на реальности?

Д.Б.: Что значит реальная история? Это произошло в нашей семье? Нет. Это было в моей жизни? Нет. Где-то что-то слышал, запомнил чей-то рассказ. Из отдельных фрагментов складываются образ, сюжет.

О.С.: Можно ли сказать, что Наташа и ее мама Зина это, так сказать, композитные образы, то есть вобравшие в себя отдельные черты разных прототипов?

Д.Б.: Да, это так. У наших родственников был примерно такой брак, так у Зины с Фимой, но она приехала не с дочерью, а с сыном. Так что я многое менял в услышанных историях.

О.С.: У меня несколько раз во время просмотра возникало «дежа вю»: я эти ситуации, разговоры, реакции, этот уклад видел и слышал воочию в русских иммигрантских семьях в Нью-Йорке, Нью-Джерси, Бостоне. Это порой в фильме так точно и так смешно, что я диву даюсь – как вы удержались от сатиры и карикатуры? Они же просятся. Но вы удивительным образом сохраняете нейтральность и сдержанность тона, какую-то отстраненность, как будто витаете над схваткой. Вам это трудно давалось? Я имею в виду невозмутимость.

Д.Б.: Я хорошо знаю этих людей, уважаю их, конечно. Но как любой писатель ты отстраняешься от реальности. Дистанция нужна и в литературе, и в кино.

О.С.: Вас беспокоило, что община может на вас обидеться за нелицеприятный показ?

Вряд ли кто-то еще мог бы снять фильм, где наши иммигранты показаны без сатирического заострения, как есть в реальной жизни, честно, с менталитетом общины, ее привычками и реакциями

Д.Б.: Я думаю, она должна быть мне благодарна. Вряд ли кто-то еще мог бы снять фильм, где наши иммигранты показаны без сатирического заострения, как есть в реальной жизни, честно, с менталитетом общины, ее привычками и реакциями. Редчайший случай, когда люди могут пойти в кинотеатр и увидеть себя.

О.С.: Где бы нашли исполнителей на главные роли? Они во многом «держат» картину.

Д.Б.: Исполнитель роли Марка Алекс Озеров живет в Торонто, отличный молодой актер. Кстати, он занят в этом сезоне «Американцев». Найти актрису на роль Наташи было очень сложно. Искали в Канаде, Америке, Израиле. Это первая роль Саши Гордон в кино. Нам очень повезло, Саша приехала из Нью-Йорка с другом в Торонто, они пересеклись с человеком, который был в курсе нашего поиска актрисы. Саша сказала ему, что она актриса. Так мы встретились. Если бы она не приехала в Торонто, то я просто не знаю, кто бы сыграл Наташу.

О.С.: Вы репетировали до съемок? Разрешали на площадке актерам импровизировать?

Д.Б.: Да, репетировали, и это нам очень помогло. Импровизировали мало, в основном придерживались сценария. Конечно, актеры привносили свою жизнь, свой опыт, свои реплики. Они не просто играли, они проживали на площадке. Их русский гораздо лучше, чем мой. Они говорили, например, что такой-то диалог не очень естественный, предлагали свои варианты. Кое-кто из них не понимает по-английски, так что их общение для меня тоже было порой сложновато.

О.С.: Наташа рассказывает Марку о своем тайном опыте в России, связанном со съемками в детской порнографии и с малолетней проституцией, что становится для парня огромным шоком. Насколько вас беспокоила степень откровенности в подходе к этой теме, ведь довольно часто на ней просто спекулируют?

Д.Б.: В рассказе все это описано, он давно напечатан, и о нем довольно много людей знают. Если у меня были первоначальные опасения и сомнения, я их давно преодолел. Для фильма мы решили показать откровенные вещи минимально, чтобы понять, через что Наташа прошла и при этом не перейти ту грань, за которой начинается эксплуатация. Я сам отец, у меня три юные дочери, и я понимаю, что все это значит.

О.С.: Вы заканчиваете картину песней «Чубчик» в исполнении Петра Лещенко. Подумалось: а ведь это совсем другая эпоха. Почему Лещенко, почему «Чубчик»?

Д.Б.: Трудно объяснить. Я много русских песен прослушал. Но именно эта меня тронула. Есть мостик, который связывает русских людей, где бы они ни жили. Есть корни, есть воспоминания, которые дороги иммигрантам, даже новым поколениям.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG