Линки доступности

Умер Леонид Броневой – «артист Божьей милостью»


Леонид Сергеевич Броневой (архивное фото)

Коллеги и эксперты – о выдающемся актере театра и кино

Леонид Броневой умер 9 декабря в Москве после продолжительной болезни. 17 декабря замечательному артисту кино и театра должно было исполниться 89 лет...

Так случилось, что слава обрушилась на Леонида Броневого в 1973 году после многосерийного телефильма «Семнадцать мгновений весны». Хотя и до, и после роли группенфюрера СС Генриха Мюллера он создал заметные характеры в кино и на сцене, именно этот образ умного и обаятельного врага врезался в коллективную память зрителей и сделал Леонида Сергеевича актером горячо любимым и легендарным. А его фразы из фильма стали крылатыми и вошли в повседневный фольклор: «Штирлиц, а вас я попрошу остаться», «Верить в наше время нельзя никому, порой даже самому себе. Мне – можно…».

«Это был человек, которого можно назвать артистом Божьей милостью, – сказал художественный руководитель театра "Ленком" Марк Захаров в интервью ТАСС. – Он преподал всем нам уроки высочайшего актерского мастерства. Это прежде всего, наверное, связано с ролью Мюллера в фильме "Семнадцать мгновений весны", это связано с ролью Дорна в нашей "Чайке", это Герцог в "Том самом Мюнхгаузене". Его будут помнить очень долго».

Леонид Броневой родился в 1928 году в Киеве в еврейской семье. Отец его работал в органах госбезопасности, был репрессирован, мать Леонида с ним развелась. В эвакуации во время войны семья жила в Чимкенте (Казахстан). Мальчик учился играть на скрипке. Работал учеником пекаря, в пошивочном цехе кукольного театра. Начинал свою артистическую карьеру в различных провинциальных театрах, прежде чем – уже зрелым актером – перебрался в Москву. В 1962-1988 годах – играл на сцене Московского драматического театра на Малой Бронной, а с 1988 – в Московском театре «Ленком».

За свою долгую жизнь Леонид Броневой переиграл десятки ролей. Одна из последних – отставной актер в камерной драме режиссера Алексея Попогребского "Простые вещи", снятой в 2007 году.

«Броневой явился здесь в облике своего коллеги, старого актера Журавлева, который много сыграл хорошего и главного, но запомнился по одной, не самой лучшей роли, а теперь доживает свои дни в забвении и одиночестве, меланхолично поджидая близкую смерть, – пишет кинообозреватель «Российской газеты» Валерий Кичин. – Здесь все перекликалось с судьбой самого Броневого, включая ту единственную – не самую лучшую в его большой жизни – роль, сыгранную им в бешено популярном сериале. Журавлев проводит остаток жизни на диване под пледом, иногда встает и монументально обозревает регалии славного прошлого. Он трагически одинок: "Я всю жизнь стремился к тому, чтобы мне никто не мешал, а теперь я никому не нужен"… Пересмотрите фильм теперь – вам покажется, что он – о Броневом».

О том, как шла работа над этим образом, «Голосу Америки» рассказал по телефону из Москвы режиссер Алексей Попогребский.

«Было ли с ним сложно работать, как о нем порой говорят? – сказал Алексей Попогребский. – И да, и нет. Сложно, когда он считал, что все идет неправильно. А правильно, как я понял, для него было, когда все делалось качественно, добросовестно, гуманно и от души. Он не давал спуску ни себе, ни другим. Он не терпел фальши, лажи, хамства, халтуры. Я был заранее в какой-то внутренней панике, мне было боязно, и я трепетал. Но с первого же дня установились замечательные отношения – и у него со всей группой, и с актером Сергеем Пускепалисом, играющим главную роль, и у меня с ним».

«Прежде чем Броневой согласился на эту роль, – продолжал Попогребский, – мы с ними часа три говорили в его гостиничном номере, когда он был на гастролях в Петербурге. Он мне задал массу очень точных вопросов, сложных для меня. А на площадке он предложил несколько важных вещей, прежде всего, дать его герою прочитать стихотворение Тютчева. Я никогда не считал поэзию уместной в кино, но из уважения к мэтру решил снять этот дубль, чтобы потом выкинуть при монтаже. Но затем, просматривая этот эпизод, я почувствовал, что чтение стихотворения вносит что-то очень важное в фильм, и что не будь его, может быть, не было бы и всего фильма».

Броневого считают представителем старой академической школы, которой свойственны концертная театрализация, тонкая нюансировка характеров, искусство декламации. Как утверждает Попогребский, эти качества очень пригодились для создания характера актера Журавлева в фильме «Простые вещи».

«Меня все это смущало только заочно и заранее, – сказал он. – Великих актеров старого поколения и тогда, в 2007-м, можно было пересчитать по пальцам. Когда возникла кандидатура Броневого, моей первой реакцией было: он же всегда в маске, гениальной, конечно, но в маске. Такое ощущение, что он никогда не играл себя. Но в «Простых вещах» у него получилась очень искренняя роль. Так мне хочется надеяться. Он играл актера, актера в образе, но от вопросов, которые ставит перед ним жизнь, этот образ трещит по швам. И сквозь эти швы проглядывают естество, искренность и подлинность. Это ему удалось великолепно».

Понравилась ли Броневому картина?

«В общем и целом – да, хотя у него был ряд вопросов, – рассказывает Попогребский. – Он вообще был очень трогательным и трепетным человеком – до смешного. У меня есть крохотный эпизод, в котором парень справляет малую нужду. Леонид Сергеевич сказал мне, то если бы он знал, что в фильме это будет, он бы отказался сниматься».

Киновед Ирина Павлова вспоминает, наряду с "Семнадцатью мгновениями весны", комедию Михаила Козакова «Покровские ворота» и, соответственно, новый виток славы Броневого. Он сыграл в этой картине куплетиста Аркадия Велюрова с его пошедшими в народ репликами: «А кто не пьет?!», «Заметьте, не я это предложил!».

«Неповторимый голос, – пишет Павлова на своей страничке в Facebook, – всегда двусмысленная полуулыбка, печальные глаза, венчик седых волос вокруг лысины, быстрые музыкальные пальцы профессионального тапера... У него были потом очень хорошие работы и в театре, и в кино, но оглушительной, нескончаемой всенародной любви, какую принесли ему эти две роли, не принесло уже больше ничто... Вот что-то такое тут срослось, щелкнуло и сомкнулось – и случилось то, на что никто не рассчитывал: актер «второго плана» вышел вдруг на первый. Такое умели только гении. Каким, без сомнения, Леонид Сергеевич Броневой и был».

«Не только прекрасный артист, но человек, о котором ни разу не было слышно ничего, изобличающего глупость или пошлость, – пишет в Facebook кинокритик Андрей Плахов. – Не подписывал актуальных писем, не выступал с сенсационными инициативами. А мог бы – при своей всенародной славе. Я не следил за ним пристально и, возможно, не в курсе всего, но отчего-то уверен: так оно и было. Достойно, без лишнего шума, жил, работал, и так же тихо ушел. Мир праху его».

«Я не забуду один «ленкомовский» спектакль – из самых громких, – говорит Алексей Попогребский. – Там заняты очень известные актеры. Поют, кричат, стреляют из автоматов. Какой именно спектакль, не скажу, это неважно. И вдруг на сцену выходил Броневой и говорил пару слов очень тихо. Зал замирал абсолютно загипнотизированный. Актерская магия и точность нюансировки невероятная!».

Похоронят Леонида Сергеевича Броневого на Новодевичьем кладбище в Москве. Об этом сообщили информагентствам в пресс-службе столичной мэрии.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG