Линки доступности

В музее Уитни открылась выставка художницы из Калифорнии

«Когда ваша веревка кончается, завяжите узел и старайтесь держаться». Такая нехитрая сентенция начертана на одной из работ калифорнийской художницы Лоры Оуэнс (Laura Owens), стилизованном под комикс изображении мальчика и его собачки, держащихся за канат.

Другая ее картина изображает груду лимонов, которые проходят через некое устройство, напоминающее голову человека с краном вместо носа, и вызывает в памяти еще один духоподъемный афоризм: «Если жизнь одаривает вас лимонами, делайте лимонад».

Музей американского искусства Уитни в Нью-Йорке (Whitney Museum of American Art) открыл выставку творчества Лоры Оуэнс (Laura Owens), крупнейшую за всю карьеру 47-летней художницы, живущей в Лос-Анджелесе.

От абстракции к фигуративности

«Какое удовольствие придти в галерею и увидеть всех улыбающимися», – заявил на пресс-превью директор музея Уитни Адам Вайнберг (Adam Weinberg), подчеркнувший тем самым заразительную мажорность творческого видения Оуэнс.

Эта первая выставка Лоры Оуэнс такого масштаба на Восточном побережье США, отметил Адам Вайнберг. На ней представлены примерно шестьдесят картин и инсталляций художницы, которую искусствоведы считают одним из крупнейших мастеров американского изобразительного искусства нового поколения.

На 5 и 8 этажах музея Уитни на Гансвурт-стрит выставлены произведения Оуэнс, позволяющие проследить за творческой эволюцией художницы, начинавшей в середине 90-х годов с монохромных абстракций, а сегодня активно экспериментирующей с фигуративными подходами, стилистикой поп-арта и неоэкспрессионизма.

На одной из самых изящных ранних картин, датированной 1997 годом и не имеющей названия (как и абсолютное большинство ее работ), изображен пустынный морской пейзаж с двумя чайками. Чайки отбрасывают тень, но это условная, умозрительная тень, подчеркивающая воображаемый характер удивительно элегантной и гармоничной композиции.

Постепенно концептуальная палитра Оуэнс расширяется, вбирая в себя вещественность поп-арта и плакатность гиперреализма. Под инсталляцию 1998 года в экспозиции выделена отдельное пространство, занятое комплектами минималистской мебели, изготовленной дизайнером Хорхе Пардо, бывшим бойфрендом художницы, и схематичными, по-детски наивными изображениями пчел, вылетающих из улья. А по внешнему фризу, окаймляющему верхнюю часть экспозиционной перегородки, выставлены десятки нарисованных и сконструированных циферблатов, самых разных, в основном в стиле, близком к примитиву и фовизму. На некоторых циферблатах стрелки движутся – благодаря спрятанным от зрительского глаза часовым механизмам.

Картины или скульптуры?

С началом нового тысячелетия в стилистике Оуэнс все заметней тяга к фигуративизму, игра с канонами массовой культуры, попытки переосмысления «китча» и пошлости, пронизывающих продукцию Голливуда и телевидения, в целом, шоу-бизнеса. Многие ее работы – своего рода визуальные шарады, головоломки, оставляющие простор для воображения. Она охотно использует в своих работах яркие, интенсивные краски, материалы, имеющие грубую фактуру, фрагменты фотографий, газет, новые компьютерные и онлайновые технологии.

Монументальные инсталляции, занимающие все пространство восьмого этажа музея, куратор выставки и страстный энтузиаст ее творчества Скотт Роткопф (Scott Rothkopf) назвал картинами, одновременно являющимися скульптурами, а, по сути, и тем, и другим.

Куратор Скотт Роткопф. Photo: Oleg Sulkin
Куратор Скотт Роткопф. Photo: Oleg Sulkin

Для двух этих огромных инсталляций, представляющих собой установленные параллельно серии щитов с графической символикой и, похоже, бессвязными фрагментами текстов Оуэнс, по ее признанию, вдохновлялась коротким рассказом и рисунками ее сына Генри.

«Я не помню, чтобы моя мама просила у меня разрешения использовать мой рассказ для своей картины, – эти слова Генри приведены в каталоге выставки. – Она мне, правда, это сказала, но когда уже начала работу». Впервые эта инсталляция была показана в арт-галерее Capitain Petzel в Берлине в 2015 году.

Лора Оуэнс родилась в 1970 году в городке Норуок в штате Огайо. Ее мать работала медсестрой. Родители развелись, когда ей было семнадцать лет. Отец, адвокат по профессии, умер от осложнений после операции на колене.

В 1992 году Лора получила степень бакалавра искусств в Школе дизайна Род-Айленда (RISD). Два года спустя закончила магистратуру в Калифорнийском институте искусств (CalArts). В 2003 году Оуэнс стала самым молодым художником, удостоившимся персональной ретроспективы в Музее современного искусства Лос-Анджелеса.

Автопортрет со спины

Она приехала на открытие выставки в Нью-Йорк вместе с мужем, писателем и арт-куратором Сохрабом Мохебби, иранцем по происхождению, и с детьми – 12-летним Генри, сыном от ее первого брака с художником Эдгаром Брайаном, и 9-летней дочерью Нова.

Отвечая на вопрос корреспондента «Голоса Америки» о том, кто из мастеров прошлого оказал на нее наибольшее влияние, Лора Оуэнс сказала: «Очень трудно назвать кого-то одного, их много». И после паузы продолжала: «Пожалуй, Сезанн. Он как никто уделял внимание деталям материального мира. Я очень ценю весомость, материальную природу его видения. Для меня поиск начинается с любой детали жизненного опыта, будь-то увиденная в газете фотография или реплика, брошенная кем-то из друзей».

В статье под названием «Радикальная живопись Лоры Оуэнс» арт-критик журнала «Нью-Йоркер» Питер Шелдал пишет, что она обычно работает с десяти часов вечера до трех утра в своей студии в районе Бойл-Хайтс в Лос-Анджелесе. В это время, по словам художницы, «мне легко сосредоточиться, делать ошибки и их тут же исправлять, по-настоящему отдаваться творчеству».

«Она никогда не имитирует стили или обладает исключительно одним из них, – отмечает Питер Шелдал. – Она, скорее, усваивает технику ремесла и впитывает иконографические и формальные идеи из разных направлений и жанров. Это цветовые абстракции, дигитальные образы, американское народное искусство, японские пейзажи, иллюстрации из детских книжек, графические тени, эстетика поздравительных открыток, клип-арт, орнаменты обоев, шелкография, узоры ковров, типографские знаки, трафареты для декора, звуковые фрагменты и механические движущие элементы».

На выставке. Photo: Oleg Sulkin
На выставке. Photo: Oleg Sulkin

Она не стесняется быть резкой и не старается понравиться. В 2003 году журнал Vogue попросил известных женщин-художниц прислать свои автопортреты для публикации, и Лору Оуэнс в том числе. Она сделала акварель, запечатлев себя со спины в маленькой лодке, обращенной к солнцу. Птица качается на гребне волны, собачка балансирует в воде на дощечке. Главный редактор журнала Анна Винтур отвергла столь необычный «автопортрет».

Не все довольны

В день вернисажа у здания музея Уитни можно было заметить группу манифестантов с плакатами, протестующих против «джентрификации» района Бойл-Хайтс в Лос-Анджелесе и районов Чайнатаун и Гарлем в Нью-Йорке. «Джентрификация» – процесс повышения социального статуса района с низкой платой за жилье, в результате чего малоимущим арендателям со временем приходится оттуда съезжать. Характерным признаком «джентрификации» считают появление в данном районе арт-галерей и бутиков, которые для лэндлордов и риэлтеров служат своего рода сигналом к повышению цен.

В беседах с репортерами участники акции протеста выделили важную роль Лоры Оуэнс и ее дилера Гэвина Брауна в «джентрификации» района Бойл-Хайтс, где живут преимущественно «синие воротнички». Они призвали их закрыть просторный арт-комплекс 356 Mission, который стал магнитом для художественной богемы Лос-Анджелеса. Небольшой группе манифестантов удалось прорваться внутрь музея, где они развернули огромный транспарант «Лора Оуэнс и Гэвин Браун – вон из Бойл-Хайтс!».

Выставка работ Лоры Оуэнс открыта до 4 февраля 2018 года.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG