Линки доступности

«Никто не верил, что Берлинскую стену когда-нибудь снесут»


«Дни убывающего света»

Немецкий режиссер Матти Гешоннек – о горьких уроках истории

Вильгельму Повилайту – 90 лет. Бывший крупный партийный функционер ГДР, он и на склоне лет, отойдя от дел, остается фанатичным коммунистом, хотя его сыну пришлось отсидеть срок в советском лагере, а внук бежал на Запад.

Эдуарду Леандеру – 92 года, во время Второй мировой войны он служил в частях вермахта, и уже в наши дни отправляется в Украину и Россию, чтобы ответить на мучающие его вопросы.

Немецкий коммунист Повилайт – герой фильма «Дни убывающего света» (In Times of Fading Light) режиссера Матти Гешоннека (Matti Geschonneck), действие которого разворачивается в 1989 году, за несколько месяцев до падения Берлинской стены. Повилайта играет швейцарский актер Бруно Ганц, известный по роли Гитлера в драме «Падение» (Downfall).

Немецкий солдат Леандер, герой картины «Последнее путешествие» (The Final Journey) режиссера Ника Бейкера-Монтейса (Nick Baker-Monteys) называет себя военным преступником спустя много лет после войны. В роли кающегося ветерана – немецкий актер Юрген Прохнов, которого многие зрители помнят по образу капитана субмарины в картине «Подводная лодка» (Das Boot). Престарелый Леандер вместе со своей внучкой отправляется в Украину в поисках женщины, которую он когда-то любил. Он встречает самых разных людей, хороших и не очень, и подвергает свою жизнь и жизнь внучки немалым опасностям – на востоке Украины уже полыхает война с сепаратистами.

Юрген Прохнов в фильме «Последнее путешествие»
Юрген Прохнов в фильме «Последнее путешествие»

Эти два фильма на русскую тему представлены в программе открывающегося в Нью-Йорке фестиваля кино Германии KINO!2018. Пятый по счету ежегодный фестиваль пройдет с 6 по 12 апреля в новом кинотеатре The Landmark на 57-й стрит Манхэттена.

В программе смотра фильмы и минисерии германского производства последних лет, а также несколько короткометражек. В документальной картине режиссера Якоба Пройса «Поль добрался морем» (When Paul Came Over the Sea) рассказывается история мытарств беженца из Камеруна, приехавшего в Берлин. В игровой драме Сони Марии Крунер «Сад» (The Garden) три поколения одной семьи в загородном доме проводят лето, которое омрачается смертью бабушки, главы семейного клана. В ленте «Невозможная картина» (The Impossible Picture) режиссера Сандры Вольнер 13-летняя героиня в Вене 50-х годов снимает на любительскую камеру жизнь своей семьи и наталкивается на мрачный секрет.

Историческая драма «Дни убывающего света», открывающая фестиваль, поставлена по одноименной книге-бестселлеру немецкого писателя Ойгена Руге, выпущенной в 2011 году и переведенной на русский язык. На 90-летие бывшего партийного босса Вильгельма Повилайта собираются его коллеги, друзья и родные. Патриарх семейства прошел многое: террор нацистов, вынужденную эмиграцию, предательства и подлость «соратников».

Режиссер, сценарист и актер Матти Гешоннек родился в 1952 году в Потсдаме. Много работал на телевидении, снял несколько игровых лент и сериалов. Его отец, известный восточногерманский актер Эрвин Гешоннек умер в 2008 году в возрасте 101 года. Актер чудом выжил в нацистских лагерях Заксенхаузен и Дахау, а в мае 1945 года оказался одним из немногих спасшихся при потоплении британцами парохода «Кап Аркона», на котором нацисты перевозили заключенных. После войны работал с Бертольтом Брехтом, стал ведущим актером театра «Берлинер ансамбль», сыграл более 80 ролей в кино и на телевидении.

Матти Гешоннек
Матти Гешоннек

Режиссер Матти Гешоннек по Cкайпу из Берлина ответил на вопросы корреспондента Русской службы «Голоса Америки».

Олег Сулькин: Матти, откуда такое хорошее знание русского языка?

Матти Гешоннек: Я же закончил ВГИК, правда, это было уже сорок лет назад. Я учился в мастерской Георгия Николаевича Данелия.

О.С.: Вы с ним поддерживаете отношения?

М.Г.: В начале декабря прошлого года я побывал в Москве с этой своей картиной и пригласил Георгия Николаевича на показ, который проходил там в рамках фестиваля немецкого кино, аналогичного американскому. Но он не смог придти, мне сказали, что нездоров. Ну, у него очень почтенный возраст (Георгию Данелия 87 лет. – О.С.), так что никаких обид.

О.С.: Вашу картину на русский переводят по-разному. «Дни убывающего света», «Дни, когда гаснет свет», «Когда убывает день». Книга Ойгена Руге переведена на русский как «Дни убывающего света», так что будем придерживаться этого названия. Когда день убывает, это всегда немножко грустно. Можно ли считать эту книгу и ваш фильм ностальгией по социализму?

М.Г.: Я бы сказал, что это настроение осени. Осени системы и осени семьи. Много событий в этой истории переплетаются. Есть ли в ней момент ностальгии, или, как у нас говорят, «остальгии» – то есть ностальгии по жизни в Восточной Германии? Многие сегодня вспоминают ГДР, где не все было однозначно плохо, как не все однозначно хорошо при капитализме. Это сложный вопрос.

О.С.: Как тут не вспомнить «Осень патриарха» Маркеса. Ведь у вас в центре истории колоритнейший человек, бывший крупный партийный функционер, переживающий тотальный крах своих ценностей. Вильгельму Повилайту 90 лет, и его фанатизм не выдерживает напора изменений. Актер Бруно Ганц продолжает у вас тему фанатизма, которую он блестяще воплотил в «Падении» (в русском переводе – «Бункер»), где сыграл Гитлера в последние дни войны.

Бруно Ганц в фильме «Дни убывающего света»
Бруно Ганц в фильме «Дни убывающего света»

М.Г.: Вильгельм инстинктивно чувствует, что социалистическая система умирает. Он очень неглупый человек, он видит пороки системы и понимает, что ему самому пора уходить. Не буду раскрывать сюжетные ходы, скажу только, что он и в вопросе своего физического ухода со сцены жизни всем распорядится самостоятельно. Я хорошо знал таких людей, как Вильгельм, как его сын Курт, как русская жена сына Ирина, – знал с детства. И роман Руге мне понравился не только сюжетной коллизией, но и характерами героев. Сам Вильгельм Повилайт напомнил мне моего отца, который оставался убежденным коммунистом-марксистом до последних своих дней. А он прожил большую жизнь. Уже будучи тяжело больным, лежа в постели, он горячо спорил со мной о политике и читал коммунистическую газету «Нойес Дойчланд».

О.С.: Да, здесь, пожалуй, больше не «остальгии» по социализму и канувшей в небытие Восточной Германии, а сильной ностальгии по чеховской глубине узнаваемых и колоритных характеров, как энтузиастов, так и жертв коммунистической утопии. Так, мы видим, как любимый внук Повилайта сбегает на Запад, чем наносит ему тяжелый моральный удар. Тут есть, похоже, перекличка с вашей биографией. Вы ведь тоже бежали в Западную Германию из Восточной?

М.Г.: Я уехал из ГДР в ФРГ в 1978 году. И до падения Берлинской стены не поддерживал отношений с отцом. Я был другом Вольфа Бирмана, большого поэта и диссидента. Его лишили гражданства ГДР в 1976 году. Я тогда учился в Москве. Меня вызвали в посольство ГДР, где исключили из партии (речь идет о СЕПГ, правящей партии ГДР. – О.С.).

О.С.: За что, на каком основании?

М.Г.: От меня требовали подписать письмо против Вольфа Бирмана. Я отказался. Меня исключили из партии и сказали, что я должен безотлагательно покинуть СССР. Но я стал протестовать против исключения из ВГИКа, и через какое-то время мне удалось восстановиться. Мне помогли мои друзья в ГДР и, что любопытно, секретарь парторганизации ВГИКа. Так что я доучился и сдал выпускные экзамены. А потом жил в Западной Германии до падения Берлинской стены.

О.С.: Хочу сказать о личном. Мой покойный отец Михаил Сулькин был кинокритиком и редактором, экспертом по кино ГДР. В 1966 году он выпустил в Москве книжку о вашем отце, она так и называется «Эрвин Гешоннек».

М.Г.: Интересно. Ничего об этом не знал.

О.С.: Мой отец очень гордился этой книжкой и своими добрыми отношениями с ее героем. Помню, во время нашей общей с отцом поездки в ГДР в 1979 году мы сидели за чашкой кофе в Берлине с друзьями отца киноведами-супругами Германом и Рут Херлингхауз. Поскольку наши отношения были доверительными, я рискнул спросить их о шансах на объединение Германии. Они печально и твердо ответили: увы, шансов никаких, стена будет стоять вечно. Но мы видим сегодня, что стене оставалось стоять только десять лет.

М.Г.: Абсолютно такие же чувства были и по западную сторону стены, где я тогда жил. Никто из моих друзей в ФРГ не верил в возможность объединения. Как не верят в это и герои моего фильма.

О.С.: В саундтреке фильма звучат песни Владимира Высоцкого. Почему они важны для вас?

М.Г.: Высоцкий – лейтмотив того времени. Я об этом сказал сценаристу фильма Вольфгангу Кольхаазе, и он со мной согласился. Мы также включили песню «Сулико», любимую песню Сталина, ее напевает Вольфганг, ведь Сталин его кумир и идеал. А шутливая песенка про серенького козлика, которую поют гости дня рождения, показывает в юмористическом плане стереотипы восприятия России в Германии. Там припев «вот как, вот как», а гости поют «водка, водка». И заканчиваем мы картину замечательным вальсом Хачатуряна к драме «Маскарад».

О.С.: Критики обращают внимание на стилистику фильма, в которой видятся чеховские мотивы. Семейная драма, сложные отношения между разными поколениями, меланхолия и юмор. Пишут о вас, как о классическом представителе «старой школы».

М.Г.: В книге Руге несколько событийных пластов и несколько мест действия – Германия, Советский Союз, Мексика. Я попросил Кольхаазе свести все в один вечер, когда Повилайт празднует 90-летие. Только самое начало и самый конец фильма относят нас в Советский Союз. Это важно, поскольку именно там Курт, сын Вольфганга, был заключенным в лагере, именно там он встретил свою будущую жену Ирину. Кстати, отец Руге сам отсидел несколько лет в лагере в Свердловской области, где и родился будущий писатель, частично описавший в «Днях убывающего света» историю себя и своей семьи. Да, я вдохновлялся драматургией «Дяди Вани» Чехова и «Дачников» Горького, а еще меланхолической атмосферой фильма Никиты Михалкова «Утомленные солнцем». Мои типажи – это уходящая натура. Таких людей остались единицы.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG