Линки доступности

Сегодня Святославу Федорову исполнилось бы 90


Святослав Федоров и автор статьи. Москва, 1984 г.

Имя выдающегося офтальмолога остается эталоном таланта и высокой требовательности к себе

В его честь названы клиники и улицы в нескольких городах России. Его имя остается эталоном редкого таланта, высокой требовательности к себе и душевной щедрости.

8 августа исполнилось 90 лет со дня рождения Святослава Федорова, выдающегося офтальмолога и хирурга, пионера новых методов лечения глазных болезней.

17 лет назад Святослав Федоров трагически погиб в авиационной катастрофе на окраине Москвы, но миллионы людей в России, Америке и во всем мире и сегодня вспоминают о нем с благодарностью и восхищением. Автор этих строк – один из этих пожизненно благодарных. Знакомство с профессором Федоровым стало для меня ярким, незабываемым эпизодом моей жизни.

Я выбрасываю очки

В 1979 году репортерское задание привело меня в офтальмологическую клинику Святослава Николаевича Федорова в Москве. Тогда его слава глазного хирурга только начиналась. Я говорю о мировой славе. В Советском Союзе он был уже тогда знаменит, о нем были написаны десятки статей, включая блестящий очерк Анатолия Аграновского.

Посмотрев на мою модную итальянскую оправу, профессор Федоров, хитро улыбаясь, спросил: “Хотите избавиться от очков?” И рассказал о разработанном им методе хирургического исправления близорукости – радиальной кератотомии (РК).

Коротко о сути операции. Делаются радиальные насечки на роговице глаза, наподобие того, как хозяйка “размечает” круглый праздничный пирог, рассчитывая на большое количество гостей. Надрезы быстро срастаются, ткань от этого чуть стягивается, и это “чуть” меняет оптику глаза. В идеальном случае близорукость исчезала. Иногда оставалась – в малой степени. Был и небольшой шанс осложнений.

Я промучился в сомнениях недели две. С одной стороны, очки мне мешали. Но обойтись без них с моими 4,5 диоптриями на правом, и 3,5 на левом глазу я никак не мог. Перспектива ложиться под нож, помнится, страшила. Эту операцию тогда только начинали делать. (Первым хирургом, использовавшим этот эффект на практике, был японец Цутому Сато, заложивший в 1940-е годы основы РК). Я оказался в числе первых полутора тысяч пациентов. Противники метода – а их тогда было множество – пугали ухудшением зрения, тяжелыми осложнениями и внезапной слепотой.

И, главное, терзая душу, довлела психологическая необязательность. Осторожный “внутренний голос” нашептывал: тебя никто и ничто не заставляет идти на операцию. У тебя что, рак с метастазами? Каждый четвертый житель планеты близорук. Люди не глупее тебя носят очки и горя не знают.

И все же вера в судьбу и в гений Федорова (а также журналистский авантюризм) победили сомнения. Пять минут, никакой боли, и я отправляюсь домой. Через неделю – операция на втором глазу. Фантастическое ощущение на четвертый-пятый день! Просыпаешься, привычно шаришь по ночному столику в поисках очков и вдруг вспоминаешь, что произошло, осторожно приоткрываешь глаза и – о, чудо! – предметы в комнате имеют четкие очертания, за окном видна ажурная графика ветвей деревьев.

Оказавшись, очевидно, первым журналистом в мире, перенесшим радиальную кератотомию, я написал статью “Я выбрасываю очки”, которую опубликовала газета “Московские новости” и перепечатали затем множество изданий во всем мире. Меня завалили письмами. Я прилежно пересылал их Федорову, с которым на долгие годы сохранил теплые отношения.

«Там тоже болеют»

Родился Святослав Федоров в 1927 году в городе Проскурове (ныне Хмельницкий) в Украине. В 1952 году окончил Ростовский медицинский институт. Работал в местных больницах Ростовской и Пермской областей. В 1960 году в Чебоксарах впервые провел операцию по замене хрусталика глаза. Позднее стал одним из пионеров по имплантации искусственного хрусталика. В 1961– 1967 годах работал в Архангельске, затем переехал в Москву, где провел первым в мире операцию по лечению глаукомы на ранних стадиях методом склероэктомии.

На базе лаборатории хирургии глазных болезней в 1979 году им был организован Московский научно-исследовательский институт микрохирургии глаза (МНИИ МГ), позднее реорганизованный в межотраслевой научно-технический комплекс (МНТК) «Микрохирургия глаза».

Святослава Федорова избрали членом-корреспондентом Академии наук СССР по отделению физиологии и действительным членом Российской Академии медицинских наук. Он был удостоен звания Героя социалистического труда, получал государственные награды и премии.

Возглавляемый Федоровым комплекс получил небывалую для советского времени экономическую самостоятельность. В частности, он устанавливал размеры зарплаты сотрудников, имел валютный счет, делал закупки иностранного оборудования и инструментов, вел хозяйственную деятельность вне медицины. Федоров открыл дюжину филиалов в СССР и за рубежом, ездил по всему свету, делая показательные операции и делясь своими новаторскими подходами с коллегами. Офтальмологическая клиника Федорова впервые в мире стала действовать на морском судне.

Я как-то спросил у Федорова, почему власти дали ему такую беспрецедентную для СССР свободу хозяйствования. Он лукаво улыбнулся и показал пальцем наверх. «Там тоже болеют, – сказал он. – Политбюро у нас пожилое, с глазами у них проблемы».

В годы перестройки академик Федоров был избран народным депутатом, стал активно заниматься политикой, возглавил Партию самоуправления трудящихся, был избран в Государственную Думу. Его доходчивая философия “честного кулака” импонировала многим, измученным утопиями “реального социализма”. Ельцин предлагал ему пост премьер-министра, но он отказался. В 1996 году Федоров выдвигал свою кандидатуру на выборах президента России, но набрал менее 1 проц. голосов.

Американский ракурс

Святослав Федоров приезжал в США несколько раз, проводил семинары, делал доклады. Он был избран почетным членом Американской академии офтальмологии. Преодолевая упорное сопротивление скептиков и лоббистов индустрии очков и контактных линз, он завоевывал сторонников радиальной кератотомии, которые, получив формальные разрешения федеральных инстанций, начали спустя какое-то время делать операции «по Федорову».

Когда в 1995 году я переехал с семьей в США и поселился в Клифтоне, штат Нью-Джерси, то для получения водительских прав отправился проверить зрение в офтальмологический офис доктора Роджера Силверстина (Roger Silverstein).

Когда, представляясь, я рассказал про свою давнюю уже операцию у Федорова, доктор Силверстин просиял. Оказывается, он учился у «великого русского доктора», когда тот в один из приездов в США провел специальный практический семинар. После семинара Силверстин купил оборудование и начал проводить операции по исправлению близорукости. Сам он – глазной доктор в пятом поколении, его прапрадед приехал из России. Силверстин получил образование в Нью-Йорке, работал в крупнейших больницах.

Да, забыл сказать, тот тест занял минуты три. “Все хорошо, – сказал мне доктор Силверстин, – можете садиться за руль без очков”. И вот уже 22 года я каждый год прохожу плановое ежегодное обследование в этой клинике. Пока грех жаловаться.

Вершина восхождения

Отдел рефракции в центре Федорова многие годы возглавляла профессор Альбина Ивашина, его ближайший сподвижник и коллега. Сейчас она работает в частной клинике, уже не оперирует, а консультирует.

По телефону из Москвы Альбина Ивановна рассказала, что в июне прошла научная конференция, посвященная 90-летию Федорова. «Федоровские чтения мы проводим каждый год, – сообщила она. –На последних чтениях был и мой доклад. Он назывался «Эволюция рефракционной хирургии академика Федорова: вершина восхождения».

«Святослава Николаевича хорошо помнят до сих пор, – сказала Альбина Ивашина. – Он остается одним из самых известных людей в России. Врачи, и не только врачи, знают о нем, о его достижениях. Открылось много клиник учеников Федорова. Этот статус, ученик Федорова, – показатель качества и авторитета».

Как рассказала Альбина Ивашина, где-то с начала 90-х активно развивается лазерный метод хирургического исправления близорукости. Изобрел его греческий офтальмолог Иоаннис Палликарис (Ioannis Pallikaris) в 1989 году. Процедуру лазерной коррекции по методу LASIK стали широко использовать в США, Италии, России, других странах. Восстановление после операции проходит быстрее, менее болезненно и дает меньше осложнений. А РК, как пояснила Ивашина, сегодня делают только в отдельных случаях астигматизма.

Роковой полет

В юности Федоров мечтал стать летчиком, но в возрасте 18 лет, неудачно спрыгнув с трамвая, лишился ступни. На карьере пилота пришлось поставить крест.

И вот спустя много лет мечта реализовалась: 72-летний академик получил удостоверение пилота-любителя. 2 июня 2000 года он возврашался на вертолете из Тамбова, где выступал на конференции. Его отговаривали, поскольку у вертолета были замечены технические неполадки, но он был упрям. На подлете к Москве, по официальной версии, произошла разбалансировка несущего винта, что привело к удару лопасти по кабине и неуправляемому падению. Федоров и еще три человека, находившиеся на борту, погибли.

В российской прессе до сих пор циркулируют разные версии трагедии.

«Я не верю в эту (официальную) версию, – сказала «Голосу Америки» Альбина Ивашина. – Я определенно считаю – это было подстроено. Он (Федоров) был неугоден многим, ведь он всегда очень резко выступал по политическим вопросам».

Старшая дочь Федорова Ирина Святославна, которой я также позвонил в Москву, категорически отвергла одну из самых расхожих альтернативных версий – самоубийство. «Отец собирался еще много дел сделать, и у него были серьезные планы на перестройку института, – сказала она. – Я считаю, что авария была подстроена. Наверное, он кому-то мешал. Я не могу называть имена, но думаю, что мешал. Скорее всего экономические причины. МНТК – это же империя, с 11 филиалами по всей стране. Через него проходили большие финансовые потоки. Есть что делить, чем поживиться».

Ирина Святославна Федорова – офтальмолог, глазной хирург, более пяти лет работала в Италии, в городе Турине. За год до гибели отца по его настоянию вернулась в Москву. «О чем потом неоднократно пожалела», – заметила Ирина. Сейчас у нее небольшая собственная клиника в Москве, где она ведет прием пациентов, а оперирует она в МНТК «Микрохирургия глаза» им. С.Федорова.

Ирина – дочь Федорова от первого брака. От второго брака у него дочь Ольга. У Ирэн Ефимовны Федоровой, третьей жены академика, есть две дочери-близнецы, Элина и Юлия, от ее предыдущего брака. Ирэн Ефимовна возглавляет Фонд содействия передовым медицинским технологиям имени Святослава Федорова.

«Молодое поколение в России в большинстве своем Святослава Николаевича совсем не знает, приходится порой объяснять, кем он был, – сказала Ирина Святославна. – Те, кто постарше, конечно, его помнят и говорят мне, какой замечательный у меня отец».

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG