Линки доступности

Дина Сорокина: «Нам мешают практически ежедневно»


Художник Джефф Блюмис демонстрирует главный приз фестиваля. Photo: Oleg Sulkin

Директор музея Ельцин-центра приехала в Нью-Йорк на фестиваль документального кино

Бронзовый Прометей держит в руке «Древо жизни». Эта статуэтка нового главного приза 10-го ежегодного независимого Фестиваля российского документального кино RusDocFilmFest-3W в Нью-Йорке изготовлена по эскизу выдающегося скульптора Эрнста Неизвестного, умершего в прошлом году. Его представил публике на открытии фестиваля в городском документальном киноцентре DCTV на Лафайетт-стрит в Манхэттене близкий друг скульптора художник Джефф Блюмис, изготовивший статуэтку в своей мастерской.

Трехдневный фестиваль, организованный корпорацией «Новый журнал» (The New Review), демонстрирует два десятка новых документальных фильмов, снятых в России, а также в Армении, США, Израиле, Польше, Швеции и Латвии. Большая их часть посвящена выдающимся писателям, поэтам, публицистам, художникам, политическим активистам, деятелям русской культуры и науки – Андрею Сахарову, Григорию Померанцу, Евгению Евтушенко, Юрию Щекочихину, Наталье Горбаневской, Науму Коржавину, Вячеславу В. Иванову, Нине Аловерт, Оскару Рабину, Валентине Кропивницкой и другим.

Как сообщила корреспонденту Русской службы «Голоса Америки» Марина Адамович, организатор и основатель фестиваля, главный редактор «Нового журнала», киносмотр приурочен к 75-летию этого литературного издания, старейшего русскоязычного американского журнала многонациональной диаспоры, говорящей на русском языке.

Дина Сорокина и Марина Адамович
Дина Сорокина и Марина Адамович

В программе фестиваля, помимо просмотров, – круглые столы, выставки, поэтические чтения, лекции.

На торжественном открытии фестиваля в DCTV показали полнометражную документальную ленту «Слишком свободный человек» (The Man Who Was Too Free). Фильм рассказывает о жизни Бориса Немцова – яркого политического деятеля, злодейски убитого в феврале 2015 года в центре Москвы. Авторы фильма Вера Кричевская и Михаил Фишман задаются вопросом: могла ли Россия пойти другим путем, если бы в качестве своего преемника Борис Ельцин назвал Бориса Немцова? С экрана о нем размышляют ведущие политики России, лидеры оппозиции, близкие и родные.

Участие в фестивале фильма о Немцове и приезд его создателей в Нью-Йорк для встреч со зрителями стали возможны благодаря помощи и содействию Ельцин-центра. Директор музея Б.Н.Ельцина в Екатеринбурге Дина Сорокина также приехала в Нью-Йорк для участия в кинофестивале.

Как сообщает пресс-служба Ельцин-центра, Дина Сорокина родилась в Барнауле в 1984 году. Училась в Новосибирском государственном университете на гуманитарном факультете. В 2004 году перевелась на постоянную учебу в Нью-Йорк, где получила высшее образование. Окончила магистратуру в Нью-Йоркском университете (NYU) по специальности «менеджмент изобразительного искусства (Visual Arts Administration)». С 2007 по 2015 год работала в Музее современного искусства (МоМА) в Нью-Йорке в качестве менеджера и специалиста по юридическим вопросам.

С Диной Сорокиной в Нью-Йорке встретился корреспондент Русской службы «Голоса Америки».

Олег Сулькин: Вы первый раз участвуете в фестивале российского документального кино в Нью-Йорке?

Дина Сорокина: Нет, второй. В прошлом году мы представляли фильм Елены Якович «Тайна архива Мандельштама. Рассказ Сони Богатыревой». В представленном в этом году фильме «Слишком свободный человек» о Борисе Немцове использованы материалы из нашего архива - видеоматериалы и документы. Мы оказали и финансовую поддержку. Фильм нам очень близкий. Работа, которую проделали Вера Кричевская и Михаил Фишман, феноменальна. Первый показ еще не завершенного фильма проходил у нас в центре при абсолютном аншлаге. Отдельные эпизоды фильма снимались у нас, в частности интервью дочери Ельцина Татьяны Юмашевой, которое проходило во время выставки «Август 1991-го. Попытка путча: 25 лет спустя». Мы стали одним из немногих музеев России, где вспомнили о 25-летии победы над ГКЧП.

О.С.: Ельцин-центр находится в Екатеринбурге, но почему его головной офис расположен в Москве?

Д.С.: В 2000 году, когда Борис Ельцин ушел с поста президента, был создан фонд его имени. Он был создан, естественно, в Москве, семьей Ельциных, близким кругом. Тогда, в начале 2000-х, фонд Ельцина стал заниматься литературными премиями и поддержкой социальных и культурных проектов, часть из которых мы продолжаем вести и сегодня. Мы помогаем детям и подросткам с различными формами инвалидности, в частности, с синдромом Дауна. А в 2007 году, когда Ельцин умер, возникла идея создания президентского центра по аналогии с президентскими центрами здесь, в США. Инициативу взял на себя Владимир Николаевич Шевченко, шеф протокола Ельцина, а до этого шеф протокола Горбачева. Некоторое время он работал и в администрации Путина. И, конечно же, в проекте участвовала семья Бориса Николаевича. В 2008 году заступивший на должность президента РФ Дмитрий Медведев подписал указа о президентских центрах на территории России.

О.С.: Каким образом вдова Ельцина Наина Иосифовна, их дочь Татьяна Борисовна Юмашева и другие члены семьи участвуют в работе центра?

Д.С.: Самым непосредственным. Наина Иосифовна в июне этого года выпустила свою первую автобиографическую книгу «Личная жизнь». Состоялась презентация в Москве, сейчас планируется участие во Франкфуртской книжной ярмарке. Центр собирает материалы не только и не столько о Борисе Ельцине, у него гораздо более широкая миссия. У Наины Иосифовны и Татьяны Борисовны неимоверно большой заряд энергии и желание сделать мир лучше, как бы пафосно это ни звучало. Они активно участвуют в целом спектре наших программ – встреч, лекций, выставок, концертов, которые мы проводим. Мы очень тесно и близко общаемся. Это удивительно дружная, сплоченная семья.

О.С.: Кто финансирует центр?

Д.С.: Часть финансирования получаем через администрацию президента РФ. Мы не относимся к министерству культуры и к каким-либо другим федеральным ведомствам. В наш попечительский совет входят члены администрации президента. Кроме федерального финансирования мы все больше рассчитываем на поддержку наших доноров, будь то частные лица или корпоративные спонсоры. Тесно сотрудничаем с правительством Свердловской области и с муниципальной администрацией Екатеринбурга.

О.С.: Как вы после стольких лет жизни в США решились на возвращение в Россию?

Д.С.: У меня был академический отпуск, я собиралась с мыслями по поводу дальнейшей карьеры. И совершенно не предполагала, что стану директором первого президентского музея в России.

О.С.: Кто кого нашел? Вы их или они вас?

Д.С.: Меня нашли и сделали предложение. Как я понимаю, нужен был человек с навыками менеджера музейной администрации и международным опытом, который был готов взяться за сложный и на тот момент еще очень сырой проект.

О.С.: У вас были сомнения? Все-таки Нью-Йорк, престижная работа в музее современного искусства...

Д.С.: Нет, сомнений не было. Мне хотелось вернуться в Россию. И потом нужно понимать, что Ельцин-центр это уникальный проект для формирования и развития демократии в России, новой ответственности за историю, за передачу знаний новым поколениям. Мы не просто музей, не просто библиотека, не просто дом культуры, не просто архив, а совершенно новый для России формат.

О.С.: Вы встречаете противодействие?

Д.С.: Безусловно. Практически ежедневно. Мешают, протестуют, пишут письма, вставляют палки в колеса. Главное, наверное, это скандал с нашим главным оппонентом Никитой Михалковым. Он продолжает держаться в новостях. Выпуски направленных против нас передач включены в золотую коллекцию михалковской программы «Бесогон», их продолжают повторять. Тем самым продолжают подогревать ненависть к нам.

О.С.: Кто именно?

Д.С.: Некоторые СМИ, например, информагентство Regnum и региональное уральское интернет-издание «Накануне.ru», которые много пишут о «разлагающем» влиянии нашего центра. Это и письма, в том числе, и в мой адрес лично. Справедливости ради скажу, что одобрительных писем гораздо больше. В декабре прошлого года, когда наш конфликт с Михалковым был на пике, в Екатеринбурге, в Свердловской области и вообще по России пошла серьезная волна поддержки в наш адрес. Письма, звонки, СМС-сообщения, имейлы от людей знакомых и совершенно не знакомых. И музейная книга отзывов в этом плане тоже впечатляет.

О.С.: Вам помогает американский опыт?

Д.С.: В большей мере помогает в плане открытости. Меня уже ничем не удивить (смеется). Я понимаю, что иногда вещи не даются так просто и нужно быть открытым ко всему. Что касается общения с местной бюрократией, с местным документооборотом, то мой американский опыт мне, наверное, мешает. У меня несколько иные представления о том, как эффективно вести дела.

О.С.: В России больше бюрократии, чем в США?

Д.С.: А как вы думаете?! (смеется). Мы стремимся быть современной прозрачной организацией, очень дотошны во всем. На нашем сайте вы можете увидеть наши подробные бухгалтерские отчеты. Конечно, мы следуем российским законам, но во многом, в силу новизны того, что мы делаем, создаем новые правила для себя.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG