Линки доступности

Новый документальный фильм о многолетнем конфликте в американской глубинке

В арканзасском городке Кроссетт примерно 5500 жителей. В этой местности есть один главный работодатель – целлюлозно-бумажный комбинат корпорации Georgia-Pacific, принадлежащей братьям Чарльзу и Дэвиду Кох, бизнесменам-миллиардерам, входящим в список 100 самых богатых людей планеты по версии журнала Forbes. Многим американцам знакомы бренды производимых здесь бумажных салфеток, полотенец, туалетной бумаги Angel Soft, Brawny Paper Towels, Quilted Northern и бумажных стаканчиков Dixie.

Вот уже долгое время со всемогущими магнатами конфликтует группа жителей городка. Их главная претензия к администрации и владельцам комбината – сильное загрязнение окружающей природы, из-за которого, как они считают, очень многие горожане страдают онкологическими и другими опасными заболеваниями.

Об этом конфликте рассказывает новый документальный фильм «Моногород» (Company Town), который в пятницу 8 сентября начинает демонстрироваться в Нью-Йорке, после чего прокатная компания First Run Features выпустит его в других городах США. Его сняли совместно документалист, писательница и общественный активист Натали Коттке-Масокко (Natalie Kottke-Masocco) и ее коллега и соратница Эрика Сардариан (Erica Sardarian), много лет работающая на телевидении.

Кадр из фильма «Моногород»
Кадр из фильма «Моногород»

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» позвонил Натали Коттке-Масокко и попросил ее ответить на несколько вопросов.

Олег Сулькин: Натали, ваш фильм воспринимается как активный призыв к действию. Вы ставили такую цель с самого начала работы над этим проектом?

Натали Коттке-Масокко: Совершенно точно. И сегодня этот призыв еще более актуален, чем раньше. Мы говорим не только о жителях Кроссетта, которые выступают в защиту своих прав. В Америке много таких городов и поселков, где так же диктуют свои правила жизни крупные корпорации, ущемляя интересы местных жителей.

О.С.: А как в ваши радары попал Кроссетт? С чего начался фильм?

Н.К.-М.: Я делала небольшой сюжет для фильма другого документалиста. Это было в 2011 году. Я впервые попала в Кроссетт. Пастор Дэвид Буи, ставший впоследствии главным героем нашего фильма, сначала отказался со мной говорить. Там господствовал страх, люди опасались выступать против практически единственного работодателя. Потом, когда лед недоверия к нам стал таять, мы с пастором прошлись по его улице, стуча в двери домов. Выяснилось, что из 15 домов в 11 кто-то из жителей страдает или уже умер от онкологических заболеваний. Открылась страшная картина методичного забвения прав людей, пренебрежения их здоровьем.

К проекту подключилась мой многолетний друг Эрика Сардариан, а затем компания Act 4 Entertainment и общественная организация The American Independent Institute. Мы увидели, что эта проблема в моногородах страны очень остра. К нам подключились искатели правды, которые решились откровенно рассказать о том, что происходит внутри администрации предприятия. Мы вышли на региональные структуры Агентства по защите окружающей среды (EPA), то есть ведомства, которое в теории призвано защищать людей от экологического загрязнения, но на практике явно с этой задачей не справляется.

О.С.: Один из тех, кого вы интервьюируете, говорит, что EPA с владельцами комбината «находятся в одной постели».

Н.К.-М.: Да, это очень выразительная и точная реплика, причем, что характерно, одного из сотрудников этого ведомства. EPA призвано защищать природу, всячески препятствовать загрязнению среды. Но они смотрят в другую сторону, находя оправдание своему бездействию и никак не препятствуя продолжающемуся отравлению почвы, атмосферы и водных ресурсов. Нет, это не заговор, это проще. Братья Кох имеют огромное влияние в Вашингтоне и во властных структурах штатного уровня. Избранные политики испытывают на себе сильное воздействие лоббистов. На это тратятся миллионы долларов. Главная задача лоббистов – добиться дерегулирования в сфере природоохранной политики, чтобы вывести загрязнителей из-под удара и продолжать порочную практику.

О.С.: Вы показываете людей, которые пытаются остановить процесс загрязнения, защитить интересы людей, а не корпорации. Насколько, по-вашему, велики их шансы на успех?

Н.К.-М.: Все зависит от степени гражданской активности самих людей, которые десятилетия были скованы страхом. Еще бы, они, их родители, их бабушки и дедушки работали на комбинате, получали от него зарплатный чек. Это их кормилец, но одновременно и убийца. Нужно усилить давление общественности. Представители общины зарегистрировали петицию в правительство штата Арканзас, требуя полного и объективного расследования загрязнения воздуха и воды в районе Кроссетт. В петиции указывается, что большинство населения городка афроамериканцы, и они считают, что расовый фактор здесь присутствует.

Главное – не ослаблять усилий. Вспомним, что Давид победил Голиафа, вспомним, что в аналогичной ситуации Эрин Брокович добилась победы, и это стало широко известно благодаря одноименному фильму. Из-за бурных протестов сдвинулось с мертвой точки расследование ужасного загрязнения воды и воздуха во Флинте, штат Мичиган.

О.С.: Вы показывали вашу картину жителям Кроссетта?

Н.К.-М.: Да. Они восприняли фильм с благодарностью. Сегодня уже нет того страха, который был вначале. Люди стали понимать, что нужно действовать, нужно теребить представителей властей, бить в набат.

О.С.: Почему в фильме не показана реакция хозяев комбината?

Н.К.-М.: Мы обращались к ним многократно. Никакого ответа. Наше желание было отразить все точки зрения. Мы рады, что EPA согласилось провести всестороннее расследование. По крайней мере они это обещали.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG