Линки доступности

Документальный фильм «Вырасти в Берти» касается острых проблем депрессивного региона

В 2009 году Маргарет Берн (Margaret Byrne), режиссер-документалист, приехала впервые в округ Берти в штате Северная Каролина, чтобы снять короткий фильм об альтернативной школе для мальчиков под названием «Улей» (The Hive). Школа вскоре закрылась из-за недостатка финансирования, но Маргарет решила проследить судьбы трех бывших учащихся «Улья».

И вот, восемь лет спустя, полнометражный фильм «Вырасти в Берти» (Raising Bertie) выходит к зрителям – сначала в Нью-Йорке 9 июня, а затем в других крупных городах США. Его главные герои, трое юношей-афроамериканцев Джуниор, Бад и Дейдей, переживают те же проблемы, что и миллионы их сверстников в других городах и штатах страны. Возможно, только более остро, чем где-либо еще, поскольку Берти – зона экономического и социального кризиса, где очень трудно найти работу, уровень школьного образования крайне низок, а уровень преступности и распространения наркотиков угрожающе высок.

Кадр из фильма
Кадр из фильма

Маргарет Берн 37 лет. Она родилась в Чикаго. В кинематографе последние 15 лет. На проекте «Американское обещание» (American Promise), где прослеживаются судьбы двух чернокожих парней в Нью-Йорке, выступила оператором и одним из монтажеров. Принимала участие в фильме «Сразить Голиафа» (Slaying Goliath) о молодых баскетболистах в большом городе.

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» побеседовал с режиссером и продюсером фильма Маргарет Берн. В момент телефонного разговора она находилась в округе Берти.

Олег Сулькин: Что вас вновь привело в Берти?

Маргарет Берн: Я приехала сюда с дочерью. Мы заберем Кики, племянника Дейдея, одного из героев моего фильма. Он поживет у нас несколько недель.

О.С.: Как интересно! Я вижу, вы поддерживаете тесные отношения с теми, кого избрали героями вашего фильма. По-моему, это случается не столь часто в практике документального кино.

М.Б.: Да, это уникальный опыт. Безусловно! Я не думаю, что кто-то сможет повторить то, что мы сделали.

О.С.: Работа над фильмом заняла у вас восемь лет. Как вы выживали в материальном плане? У вас был еще какой-то источник дохода?

М.Б.: Да, я как фрилансер работала для студии Universal, для одного из ее подразделений. Мне очень помогал мой отец в Чикаго. Какое-то время я получала государственную помощь, иначе мне было бы сложно как матери-одиночке растить дочь.

О.С.: Вы попали в Берти, работая над маленьким фильмом, познакомились с немалым число местных жителей. Почему вы выбрали в качестве главных героев Джуниора, Бада и Дейдея?

М.Б.: Я познакомилась с ними в «Улье». Первоначально у меня было еще два объекта интереса. Но потом все сфокусировалось на этой троице. Мне кажется, они лучше других представляют различные аспекты жизни в Берти.

О.С.: Они с самого начала шли на контакт? Или пришлось их уговаривать?

М.Б.: Джуниор всегда шел на контакт, интересовался съемочным оборудованием, помогал нам в ходе съемок. Дейдей более застенчив, он сам об этом говорил и признавался, что участие в фильме помогло ему расковаться, преодолеть психологический барьер. Но интервью, которое мы с ним записали, поразило нас эмоциональностью и честностью, и мы при монтаже поставили его в самое начало.

О.С.: Фильм рождает ощущение полной откровенности. Никакой зажатости даже при обсуждении самых щекотливых вопросов. Как вам удалось так расположить к себе этих ребят? Каков ваш психологический инструментарий?

М.Б.: Я бы не говорила про инструменты. Скорее, они доверяли нам безоговорочно, доверяли нашей честности и открытости. Мы сейчас сидим за кухонным столом с матерью Дейдея и моей дочерью и вместе едим блины. Мы очень много времени провели вместе. Мы стали близкими друзьями. Это не тот случай, когда приехал – отснял – уехал. Чтобы все рассказать как есть, нужно было время и терпение.

О.С.: В пресс-материалах к фильму вы утверждаете, что у этих трех парней есть одно общее: «они ощущают себя непонятыми». В чем непонятыми и почему?

М.Б.: Потому что они нарушают правила, у них проблемы с успеваемостью в школе и дисциплиной. Они чувствовали себя отвергнутыми, пока не познакомились с Вивиан Саундерс, энтузиасткой альтернативного образования и создательницей «Улья», школы для трудных подростков. Джуниор, к примеру, научился бегло читать только в 17 лет. Вы представляете, какие трудности он испытывал все годы учебы в школе.

О.С.: Неуемной пытливостью, желанием понять, зачем он живет и как ему жить дальше, Джуниор мне напомнил главного героя нашумевшего фильма «Лунный свет».

М.Б.: Вы правы, и Джуниор, и герой «Лунного света» – аутсайдеры, пытающиеся войти в мейнстрим жизни. Так, Джуниор признался мне, что в школе безуспешно пытался подружиться с белыми детьми.

О.С.: Вы помещаете этих ребят с их множеством проблем в выразительный социальный контекст. Округ Берти – депрессивный, экономика здесь в упадке, высок уровень преступности среди преимущественно чернокожего населения. Выразительные цифры, которые вы приводите в фильме. На протяжении 100 миль – настолько простираются границы округа Берти – расположены 27 тюрем. Как подросткам настраиваться на позитивный лад в такой среде?

М.Б.: Сначала по поводу занятости – а это решающий фактор. Главный работодатель в округе Берти – завод компании Perdue Farms по производству и расфасовке курятины. На втором месте – образовательный сектор, на третьем – пенитенциарный. Возможности занятости очень ограничены.

Джуниор рассказал мне, что едет на работу три часа, ему к четырем дня нужно там быть, а он выезжает в один час дня. Возвращается домой с работы в два-три ночи. Понятно, что подумывает о переезде. Его мечта – стать менеджером. Другие молодые люди поступают в колледжи и не возвращаются назад. Для них ничего в Берти нет, никаких перспектив, кроме бедности и безнадежности.

О.С.: Выступая недавно, новый министр жилищного строительства и городского развития Бен Карсон высказал мнение, что бедность – это состояние ума. Вы с ним согласны?

М.Б.: Нет. Совершенно нет. Бедность глубоко укоренена здесь, во всеми забытом сельском районе. Она часть системы, как и расизм, также глубоко укорененный здесь, как и социальная несправедливость. Отец чернокожей Вивиан был батраком, отдававшим большую часть собранного им урожая владельцу земли.

А еще чуть глубже в историю – сразу натыкаешься на рабство. Бедность в Берти переходит из поколения в поколение, она наследуется. Чтобы сломать эту систему, нужно, чтобы сюда пришли возможности, которых пока нет. Их нет у Бада, Джуниора и Дейдея. Они могут работать на заводе или на ферме, это все. Или уехать поступать в колледж, но они по разным причинам не хотят.

О.С.: На какую реакцию публики вы рассчитываете?

М.Б.: Интересно, что у Нью-Йорка, где открывается фильм, тесные исторические связи с Северной Каролиной. Люди с юга едут в Нью-Йорк, селятся преимущественно в Гарлеме, а некоторые спустя время возвращаются назад. Нужен активный и честный диалог, нужно что-то делать. Мне хотелось рассказать о ребятах, которых я встретила в сельской глубинке и полюбила всей душой.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG