Линки доступности

“Закрыть Россию”: власти преследуют активистов “нежелательной” организации


В России возбуждены политически мотивированные уголовные дела против активистов движения «Открытая Россия».

В середине прошлой недели в Пскове была задержана координатор местного отделения «Открытой России» Лия Милушкина. Ей и ее мужу предъявлены обвинения в сбыте крупной партии наркотиков. При этом «Команда Открытой России» опубликовала на своем сайте сообщение, в котором говорится: «Нам известно, что в ходе жестокого задержания Милушкиных перед акцией в день рождения Владимира Путина (тогда их остановили на дороге и вытащили из автомобиля на глазах у детей), сотрудники полиции угрожали им подбросить наркотики».

В начале этой недели были проведены обыски у членов федерального совета «Открытой России» Эльзы Нисанбековой (Казань) и Анастасии Шевченко (Ростов-на-Дону), а также у активиста ростовского отделения «ОР» Антона Приходько и у координатора ростовского отделения Елены Меньшениной.

После обыска у Анастасии Шевченко на нее было заведено уголовное дело по статье 284.1 УК РФ («осуществление деятельности организации, признанной на территории России нежелательной»). После чего она была отправлена в следственный изолятор.

«Наше движение не имеет отношения к британской организации»

Юрист правозащиты «Открытки» Эльза Нисанбекова рассказала Русской службе «Голоса Америки» о том, что происходило в ее доме: «В понедельник в 7.30. утра ко мне пришли с обыском. Как они попали к нам, я пока не знаю. Я проснулась, когда в мою комнату зашли отчим, а за ним – человек с автоматом и в маске. Мне зачитали постановление о том, что в отношении меня и моего жилища принято решение о проведении обыска, потом пригласили понятых, и начался обыск. Я только успела сообщить в своем Telegram-канале о том, что ко мне пришли, и потом телефон у меня отобрали».

Основанием для обыска, по словам Нисанбековой, стало постановление суда о возбуждении уголовного дела в Ростове-на-Дону, по которому она проходит в качестве свидетеля. «Если верить постановлению, то я состою “в преступной связи” с подозреваемой (Анастасией Шевченко) и передаю ей какие-то агитационные материалы. И, согласно постановлению, ко мне пришли искать бухгалтерскую и хозяйственную отчетность “Открытой России” – нежелательной британской организации», - поясняет она.

Эльза Нисанбекова также отметила, что она действительно знакома с Анастасией Шевченко: «Я приезжала в Ростов и защищала ее в тот день, когда ее привлекали по статье 20.33. КоАП РФ за участие в деятельности нежелательной организации. И мы неоднократно пытались доказывать в судах, что наше сетевое движение не имеет никакого отношения к британской организации. Однако, сходство названий почему-то играет для прокуратуры, а теперь еще и для Следственного комитета решающую роль».

В конце беседы юрист правозащиты «Открытки» сказала: «Я буду обжаловать и постановление на обыск, и порядок его проведения. И буду ходатайствовать о том, чтобы мне вернули хотя бы вещи, которые принадлежат моим родственникам. Я проживаю совместно с матерью, отчимом и братишкой, и у них тоже отобрали всю технику, включая телефону и ноутбуки».

«284-я статья, фактически, написана под нас»

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» обратилась за комментарием по поводу происходящего к председателю движения «Открытая Россия» Андрею Пивоварову. По его оценке, преследование Анастасии Шевченко – первый в стране случай применения 284-й статьи Уголовного кодекса. «Я считаю, что эта статья, фактически, написана под нас, и после наложения нескольких административных штрафов власть перешла непосредственно к возбуждению уголовного дела. И если раньше были попытки заморочить голову общественности и обвинить нас в кражах, хулиганстве, участии в митингах, то теперь уголовное дело возбуждают просто за то, что люди состоят в организации, за то, что люди приносят цветы желтого цвета главе местного парламента, за фото с Ходорковским, за фото в футболке “Открытой России”. То есть, не нужно совершать ничего противозаконного, вас могут привлечь к уголовной ответственности просто за членство в нашей организации», – констатирует Пивоваров.

По мнению председателя «ОР», это – неприкрытое политическое давление, и организация не намерена мириться с данной ситуацией. «Я вижу здесь аналог с делом Ильдара Дадина, когда за несколько “административок” человек получил уголовную статью. Но после широкой общественной компании дело развалилось, и Ильдар был оправдан. Я думаю, что по этому же пути должны пойти и мы, только не доводить дело до реального осуждения, а развалить дело на ранней стадии, потому что никаких оснований для привлечения Анастасии Шевченко к уголовной ответственности нету».

Андрей Пивоваров отметил, что в случае Шевченко нет оснований для возбуждения уголовного дела даже по нынешнему российскому законодательству, которое он назвал «репрессивным». «Потому что по этой самой 284-й статье могут привлекаться иностранные организации. Однако, наше движение – российское и в нем состоят только граждане Российской Федерации. Оно финансируется только российскими гражданами и полностью соблюдает закон», – указал оппозиционный политики. И подчеркнул, что единственным ответом «ОР» на данную ситуацию может быть юридическая защита всех активистов движения, подвергшихся давлению со стороны властей вместе с широкой общественной поддержкой в их защиту.

«И, разумеется, мы усилим свою работу, потому что главной целью этого уголовного дела является попытка парализовать наше движение», – пообещал Пивоваров.

«Это может быть связано с расследованием структурами МБХ деятельности Пригожина»

В начале декабря Анастасия Шевченко приняла участие в работе VI Форума свободной России. В этой связи ответственный секретарь ФСР Иван Тютрин отмечает, что Форум является дискуссионной площадкой, которой регулярно пользуются представители самых разных оппозиционных организаций, включая «Открытую Россию», сторонников Алексея Навального, «яблочников» и членов партии «Парнас».

«У нас на Форуме мы традиционно проводим региональную панель, потому что большое количество участников к нам приезжает как раз из российских регионов. И это позволяет нам получить из первых рук информацию о том, что происходит в российской глубинке. И Анастасия Шевченко как раз и принимала участие в панели, посвященной проблемам региона. Она очень интересно выступала, и мы запостили на своем сайте ее речь, чтобы все желающие могли послушать то, о чем она говорила.

Иван Тютрин считает, что уголовное дело в отношении Шевченко нужно рассматривать в связке с другими фактами преследования членов «Открытой России». В беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» он напомнил, что за последнее время четыре региональных отделения этой организации столкнулись с подобными проблемами. «Это кажется странным, потому что после всероссийской акции “Надоел!” ничего сколько-нибудь заметного “Открытая Россия” не предпринимала, про них особо и не слышно в плане участия в уличных акциях, они сосредоточились на правозащитной деятельности, а не медийной», – отметил Тютрин.

Тем не менее, как считает ответственный секретарь ФСР, властями было принято решение о сворачивании деятельности «Открытой России» на территории страны. И с этой целью организовано давление на участников региональных отделений. «В регионах активисты традиционно беззащитны, потому что там нет большого медийного внимания, поэтому региональные подразделения Следственного комитета и управления ФСБ могут делать все, что хотят на подведомственной им территории. И последние события являются наиболее красноречивым свидетельством того, что происходит с региональными активистами в путинской России», – продолжил собеседник «Голоса Америки».

Иван Тютрин допускает, что преследования «Открытой России» содержат и некий личный месседж Михаилу Ходорковскому. «Может быть, это связано и с расследованием структурами Ходорковского деятельности Пригожина в Центральноафриканской республике», – заметил он.

В среду, 23 января, стало известно о том, что более 30 российских общественных деятелей обратились с открытым письмом в Совет по правам человека с призывом вмешаться в дело Анастасии Шевченко. Авторы письма – среди которых Елена Лукьянова, Зоя Светова, Евгения Чирикова, Виктор Шендерович, Дмитрий Муратов, Илья Яшин, Лев Шлосберг, Лев Пономарев, Дмитрий Гудков – назвали уголовное дело против Шевченко «политически мотивированным», призвали СПЧ содействовать его прекращению, а внести законодательные изменения для ликвидации института «организаций, деятельность которых признана нежелательной».

После того, как данный материал был подготовлен, из Ростова-на-Дону пришла информация о том, что Ленинский районный суд оставил Анастасию Шевченко под домашним арестом сроком до 20 марта 2019 года. У Анастасии Шевченко трое несовершеннолетних детей, младшему из которых 7 лет, также с ней живет пожилая мать. Адвокат Анастасии Шевченко просил освободить ее под подписку о невыезде.

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG