Линки доступности

Олег Николаенко: «Виртуальная реальность помогает пережить пандемию»


Олег Николаенко (слева) на съемках фильма. Courtesy photo

На онлайн-фестивале Трайбека показали экранизацию сказки Александра Куприна

В воскресенье, 26 апреля, в Нью-Йорке завершил работу виртуальный вариант международного кинофестиваля Трайбека. Как и многие другие текущие события культурной жизни США, он был отменен из-за пандемии коронавируса. Однако руководство фестиваля во главе с актером Робертом Де Ниро и продюсером Джейн Розентол приняло экстренное решение провести сокращенную версию фестиваля в режиме онлайн. Были показаны ряд фестивальных фильмов в формате «видео по заказу» и проведены несколько панельных дискуссий с помощью технологии Zoom.

Cinema360, одна из самых интересных секций Трайбеки-2020, посвящена фильмам и программам в формате «виртуальная реальность» (VR), которые можно смотреть через очки Oculus. Украшением этой секции стала 13-минутная лента «Забытый поцелуй» (Forgotten Kiss), снятая в Финляндии режиссером Олегом Николаенко, уроженцем Украины.

Романтическая сказка основана на одноименном коротком рассказе русского писателя Александра Куприна. Волшебная и грустная легенда повествует о принце, которого в совсем юном возрасте поцеловала прекрасная фея весенней ночи. Став королем, он всю жизнь пытался вспомнить тот забытый поцелуй...

Режиссеру и продюсеру Олегу Николаенко 49 лет. Родился в Днепропетровске (сейчас Днепр). Большую часть жизни прожил в Петербурге, где закончил Театральную академию. В настоящее время живет и работает в Финляндии. Олег создал ряд сценических и мультимедийных проектов в Финляндии и России, в частности с использованием «виртуальной реальности», и рекламные ролики для ТВ.

«Забытый поцелуй». Кадр из фильма. Courtesy photo
«Забытый поцелуй». Кадр из фильма. Courtesy photo

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» побеседовал с Олегом Николаенко, находящимся в городе Эспоо, по Скайпу.

Олег Сулькин: Олег, как ваши успехи в борьбе с коронавирусом?

Олег Николаенко: У нас в Финляндии очень мягкий карантин. Плотность населения не очень высокая. Заболеваемость есть, но небольшая. Власти вовремя все локализовали, закрыли границы. Действует рекомендательная самоизоляция. Мы ходим, гуляем. Транспорт работает. Мы выдерживаем дистанцию. Все нормально.

О.С.: Как судьба занесла вас в Финляндию?

О.Н.: Моя жена, актриса и продюсер Элли Нярья, с финскими корнями. Она актриса Национального театра Карелии в Петрозаводске, заслуженная артистка Республики Карелия. Судьба нас свела. В 2003 году мы решили переехать в Финляндию.

О.С.: Чем вас заинтересовал рассказ Куприна «Забытый поцелуй»?

О.Н.: Эта философская легенда-сказка меня очень тронула. Она вне времени, вне пространства, всем народам и культурам присущая. В Питере, где я с начала 90-х учился, у нас был специфический курс, которым руководил Михаил Александрович Хусид, замечательный театральный новатор. Я много занимался театром, ставил различные шоу, в том числе мультимедийные, с использованием высоких технологий. И, конечно, не забываю про драматургию, про актеров, про историю. Но традиционный театр мне как-то маловат. Я много ставил в Питере большие шоу. Может, вы знаете, в июне там проводится такой большой ежегодный праздник «Алые паруса» (праздник выпускников средних школ) в акватории Петропавловской крепости. Я занимался разработкой этого шоу. Затем мы уехали в Финляндию, но и здесь делали много театральных проектов, открыли свою компанию.

О.С.: Когда вы заинтересовались технологией «виртуальной реальности»?

О.Н.: Три года назад я попробовал VR и понял: это то, чего мне не хватало в жизни. Это новое пространство, где можно творить умопомрачительные вещи и генерировать любые миры. Мы разработали свою технологию, где внедрили «объемных» актеров. Очень важный человек в нашем проекте – это наш VR разработчик Даниил Бакалин. Он живет в Петрозаводске, мы с ним работаем через интернет. Он соавтор всех наших проектов и член команды, совершенно уникальный программист и VR-изобретатель. Надев очки-шлем, вы видите «объемных» актеров рядом с собой в сгенерированном трехмерном пространстве. Для кино это уже обычное дело. «Зеленка» («зеленый экран», или «хромакей», – технология, широко используемая для создания спецэффектов в фильмах) позволяет зрителю оказываться внутри истории, лицом к лицу с персонажами.

О.С.: От «Забытого поцелуя» веет романтическим декадансом и мистикой, что писателю-реалисту Куприну в его самых известных вещах не было присуще. Это ваше первое обращение к его прозе?

О.Н.: Нет. Пару лет назад мы с Элли сделали цикл небольших спектаклей по русской классике в Хельсинки на финском и русском языке. Элли мне предложила несколько рассказов Куприна, которые я никогда прежде не читал. Мы взяли три его рассказа – «Забытый поцелуй», «Синяя звезда» и «Сказка» – и сделали спектакль для взрослых.

О.С.: В каком театре?

О.Н.: Это антрепризный проект, мы его играли в нескольких финских театрах. Под этот проект мы получили грант. И за год выпустили пять спектаклей по русской классике. Мне очень понравился «Забытый поцелуй». Сразу вспомнились «Сны о чем-то большем» Бориса Гребенщикова, картины Боттичелли. У каждого из нас есть что-то сокровенное, что мы ищем всю жизни. В «Забытом поцелуе» очень сильна эта философская тема. А еще мы делали VR-проект по карело-финскому эпосу «Калевала» вместе с Национальным театром Карелии. 40-минутный интерактивный спектакль показали в Хельсинки, где зрители в специальных очках могли перемещаться по залу, трогать различные предметы. Этот спектакль «Калевала. Эпизоды» номинирован на театральную премию «Золотая маска» в номинации этого года в конкурсе ««эксперимент». Естественно, из-за карантина все приостановилось.

«Забытый поцелуй». Кадр из фильма. Courtesy photo
«Забытый поцелуй». Кадр из фильма. Courtesy photo

О.С.: Чем вы сейчас заняты?

О.Н.: Мы делаем музыкальный клип с Борисом Гребенщиковым на песню Stella Maris. Снимали его на студии в Питере, собираем в Финляндии. Эта вещь, Stella Maris, очень подходит для VR.

О.С.: Как измеряется успех проектов «виртуальной реальности»? В кинопрокате – это количество проданных билетов или число зрителей. А здесь?

О.Н.: Виртуальная реальность еще в пеленках. Сложно говорить. Пока успех определяется количеством фестивалей, на которых данный проект показан. Пока упор идет на игры. Но простор для творчества огромен, особенно в сфере документального кино и анимации.

О.С.: Как, на ваш взгляд, мировая пандемия влияет на распространение формата VR?

О.Н.: Сейчас виртуальные очки очень востребованы и входят в списки мировых лидеров продаж. Многие фестивали переориентировались и используют технологию VR. Кроме того, надев очки, вы можете дистанционно участвовать в конференциях, обсуждениях, общаться с другими участниками, не с живыми людьми, естественно, а с их аватарами. Так что виртуальная реальность помогает пережить пандемию. Спрос на VR-технологии растет. Но есть большая проблема – смотреть особо нечего, доступного контента очень мало. Рынок пустой еще. Меня это привлекает своими огромными возможностями. Я не видел еще ни одного хорошего художественного фильма в VR. А ведь можно делать фантастические вещи. Представьте, например, что вы оказываетесь рядом с Аль Пачино внутри рассказываемой истории. И еще одно, что я активно пропагандирую среди своих театральных знакомых. Поскольку сейчас карантин, все театры ушли в онлайн и чуть ли не каждый день выкладывают свои видео. Сейчас самое время делать виртуальное зеркало театра, виртуальную базу спектаклей, снимать на VR готовые спектакли, новые и старые. Можно выкладывать их в онлайн, а лучше всего создать платформу, когда, надев очки, ты сможешь оказаться в зрительном зале. Спектакли – хрупкая вещь, год, два и все. Эту базу надо сейчас создавать, не терять время.

О.С.: Как строились ваши отношения с Трайбекой после объявления карантина?

О.Н.: Нас пригласили на фестиваль в конце февраля. Мне нужна была американская виза, поскольку у меня нет финского гражданства, а есть вид на жительство в Финляндии. Жене виза не нужна, она гражданка Финляндии. Я пошел в консульство США в Хельсинки в тот день, когда Америка закрыла границы. Но мне дали визу на три года, так что я еще надеюсь приехать в Нью-Йорк, где никогда не был. Трайбека прислала мне письмо с объяснением ситуации и с заверением, что они будут прикладывать все усилия, чтобы показать мой фильм онлайн. Устроители фестиваля нас постоянно держали в курсе дел, звонили, посылали и мейлы. Через Zoom я поучаствовал в дискуссии с другими участниками онлайн-фестиваля.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG