Линки доступности

Телесериал «Магомаев»: сказка о любви в стиле «совок-лайт»


Дмитрий Тюрин. Фото с экрана монитора. Photo: Oleg Sulkin

Дмитрий Тюрин: «Про то, как у человека все хорошо, кино не бывает»

Объявленный в России, США и других странах карантин из-за пандемии коронавируса сделал телевидение и онлайн-стриминг главным, а для многих семей единственным доступным досугом. Поэтому неудивительно, что в последние недели резко усилился интерес к телесериалам. Для русскоязычной аудитории, судя по отзывам прессы и дискуссиям в социальных сетях, бесспорным фаворитом стал 8-серийный фильм «Магомаев».

История любви легендарного эстрадного певца Муслима Магомаева и солистки Большого театра Тамары Синявской снята режиссерами Дмитрием Тюриным и Романом Прыгуновым по сценарию НиныШулики и Дарьи Воротынцевой. В центре любовного «четырехугольника» – герои, сердцам которых мешают соединиться муж певицы и герлфренд певца.

Вторым планом проходит линия отношений артистов с советской властью, которая может и приласкать, и попортить кровь. Муслима Магомаева играет сербский актер Милош Бикович, Тамару Синявскую – бывшая «мисс Россия» Ирина Антоненко.

Режиссер Дмитрий Тюрин родился в 1976 году в городке Аша (Челябинская область). Окончил Уфимский нефтяной университет и университет кино и телевидения в Петербурге. Работу режиссером-постановщиком начал в 2007 году телесериалом «Соло для пистолета с оркестром». Поставил сериал «Ласточкино гнездо», теледраму «У Бога свои планы». Дебютировал в кино в 2013 году полнометражной картиной «Жажда». Снял комедию «Любовь с ограничениями», военную драму «Рубеж», телесериал «Триггер».

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» побеседовал с Дмитрием Тюриным по мессенджеру Фейсбука.

Олег Сулькин: Дмитрий, в титрах вы фигурируете с Романом Прыгуновым как сорежиссеры. Как распределялись ваши режиссерские обязанности?

Дмитрий Тюрин: Я вас немного шокирую. Нас было не двое, а четверо. История такая. Проект встречал чудовищные препятствия на своем пути.Все шло с большим трудом. Какие-то высшие силы мешали. Начал проект совсем другой режиссер, он отснял небольшой блок в Баку. Потом вместо этого режиссера взяли Рому Прыгунова и еще одного режиссера, который работал параллельно с Ромой, поскольку сроки поджимали.

О.С.: Если я правильно понял, проект в конце концов вырулил на вас, и вы его дотянули до финиша.

Д.Т.: Именно так.

О.С.: Я читал, что работа над сценарием заняла четыре года. Почему так долго?

Д.Т.: Я в этом процессе не участвовал. Как мне рассказали продюсеры, главная сложность заключалась в том, что судьба Муслима Магометовича была довольной гладкой. Он из хорошей музыкальной семьи, его карьера была очень успешной, а в его родном Азербайджане он вообще был и остается иконой. Продюсеры Данила Шарапов и Петр Ануров когда-то делали про него документальный фильм и загорелись сделать сериал.

Они много советовались с Тамарой Ильиничной Синявской по поводу сценария. Просто про то, как у человека все хорошо, кино не бывает.

О.С.: Вы выбрали два сюжетных двигателя. Первый и главный – романтическая lovestory Магомаева и Синявской. Второй, вспомогательный – бюрократически-криминальная линия с Минкультом, ОБХСС, Фурцевой и злобным аппаратчиком министерства. Пишут, что Синявская имела решающее слово в работе над сценарием, и жизнь Магомаева представлена в сериале с ее точки зрения. Это так?

Д.Т.: Скорее всего, да. Без разрешения Тамары Ильиничны ничего бы не было. Нам нужны были драматургические подпорки, поэтому и была усилена история с «левыми билетами», фарцой и криминальным расследованием. Только на любовной истории далеко не уедешь.

О.С.: Вы с Синявской лично что-то согласовывали?

Д.Т.: Нет. Все было согласовано до меня, на стадии работы над сценарием и его утверждения.

О.С.: Как вам работалось с исполнителями главных ролей Милошем Биковичем и Ириной Антоненко?

Д.Т.: Когда я пришел, примерно половина сериала уже была снята. Честно говоря, я считаю, что Бикович – это удачный кастинг. Он снимался у Михалкова в «Утомленных солнцем-2». Отлично выучил русский язык, работает очень технично. Его Магомаев знает себе цену. Да, он несколько высокомерен. И я постарался добавить живые, человечные детали в его образ.

«Магомаев». Кадр из фильма. Courtesy photo
«Магомаев». Кадр из фильма. Courtesy photo

О.С.: А кто поет? Я читал в прессе утверждения, что поет некий Никита Осин. Или все-таки сам Магомаев?

Д.Т.: В основном, Магомаев. Мы его доозвучивали там, где он распевался, в студии и так далее.

О.С.: Ч то вы можете сказать об Ирине Антоненко?

Д.Т.: С 2010 года, когда она завоевала титул «мисс Россия», Ирина сильно выросла как актриса, многое умеет, многое может. Да, ее Синявская тоже знает себе цену. Она особенная, не такая, как все. И это отражает жизнь. Ведь оперные звезды не могут меняться, как меняются обычные люди: вот я на сцене, величавая и царственная, а вот я вне ее – такая простая девчонка. Опера меняет артиста, накладывает на его поведение и стиль особый отпечаток.

О.С.: Вы показываете Советский Союз периода брежневского застоя. Я бы назвал этот стиль «совок-лайт». Жизнь не очень хорошая, идеология заедает, дефицит, а в то же время все красиво, люди хорошо и ярко одеты. В общем, ощущение праздника жизни. Почему вы решили показать советское прошлое в таком ностальгически романтизированном варианте?

Д.Т.: Так изначально задумывалось. Люди определенного возраста помнят Магомаева и его песни, с ним связаны дорогие воспоминания и эмоции. Это наша целевая аудитория. Наша память так устроена, что плохое забывается. Люди были молоды, и все им кажется классным.

О.С.: У меня вызвало недоумение то, как показана публика на тогдашних концертах Магомаева. Фанатки беснуются, танцуют, кричат, рвутся на сцену. Это было, но не у нас, а на концертах «Битлз» и «Роллинг стоунс». В Союзе на эстрадных концертах, помнится, зрители сидели чинно, разрешалось только аплодировать. Никто не раскачивался, не отбивал ритм.

Д.Т.: У меня есть «отмазка»: я это не снимал, эти сцены сняли до меня.

О.С.: Думаю, это часть общей мифологической концепции.

Д.Т.: Мы не претендуем на правдоподобие. Ну да, такой русский Элвис Пресли. Если бы я делал это кино с самого начала, я бы, наверное, еще больше все мифологизировал. Возьмите фильмы Алексея Германа-старшего. Ему интересно то давнее время, его дыхание, точные приметы, люди. Здесь –полная противоположность германовскому подходу. Для меня история Магомаева – красивая сказка о любви. Поэтому люди у нас танцуют на улице как в мюзикле. Время –как театральная декорация.

«Магомаев». Кадр из фильма. Courtesy photo
«Магомаев». Кадр из фильма. Courtesy photo

О.С.: Можно было, наверное, усилить эту условность, сделать такой русский «Ла-ла-лэнд», и тогда вам еще больше бы простилось...

Д.Т.: Отсыл верный –«Ла-ла-лэнд».

О.С.: Перед «Магомаевым» вы сняли многосерийный триллер «Триггер». Какой из этих двух проектов вам ближе и интересней?

Д.Т.: Конечно. «Триггер». Я его делал сам от начала до конца. За него я отвечаю полностью. Я помогал ребятам закончить «Магомаева». Конечно, я в него тоже вкладывался, насколько хватало возможностей и сил.

О.С.:Что вы думаете по поводу спора между игровым и телесериальным кино? Существует мнение, что игровое кино важней телесериалов, что оно настоящее искусство, а сериалы – качеством пониже. Что вы думаете?

Д.Т.: Уточню: я сам снимал игровые фильмы, у меня их три. Я не согласен, что сериалы это что-то второго сорта. Лет пятнадцать назад «Во все тяжкие» (Breaking Bad) совершил революцию, сломав стереотип восприятия сериалов и доказав, что они могут быть настоящим искусством.

О.С.: Как вы оцениваете ситуацию с сериалами в России?

Д.Т.: Появляющиеся интернет-платформы открывают новые возможности для сериального кино. Они не сдерживаются жесткими форматными рамками федеральных каналов. Все13 лет работы режиссером-постановщиком меня преследует фраза, которую я

часто слышу из уст продюсеров: «Баба Маня не поймет». И еще: «Это, Дима, вы снимете в следующем кино». С появлением интернет-платформ у нас развязались руки.

О.С.: Так получилось, что пандемия коронавируса сделала телесериалы очень важным способом развлечения и отвлечения в условиях карантина и закрытия кинотеатров. Кстати, иигровые фильмы мы сейчас смотрим через стриминг.

Д.Т.: Сериал –это роман, фильм – это повесть. Разные формы, которые не уступают друг другу. В зависимости от истории, ее протяженности, глубины, ты выбираешь упаковку –сериал или игровой фильм. Мне очень хотелось бы снять что-то в духе «Паразитов», и не потому,что они взяли «Оскара» и победили в Канне. Это классное кино! Вообще, Пон Джун-хо (режиссер «Паразитов». – О.С.) – мой любимейший автор после Кустурицы.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG