Линки доступности

Музей Метрополитен приглашает на прогулку в Париж конца 19-го века


Феликс Валлоттон. «Манифестация». Ксилография. Photo: Oleg Sulkin

В Нью-Йорке открылась выставка швейцарского художника Феликса Валлоттона

«Его невозможно классифицировать, поставить на одну полочку. Художник очень менялся на протяжении своей карьеры. Трудно сказать, в чем он больше преуспел, – в живописи или в графике. Пристально наблюдал парижскую жизнь и как инсайдер, и как иностранец. И то, как тонко и виртуозно он ее отражал, несравнимо ни с одним другим художником той эпохи».

Эту высокую оценку дал наследию швейцарского художника Феликса Валлоттона (1865-1925) директор Музея Метрополитен Макс Холлейн, представляя журналистам новую выставку. Она называется «Феликс Валлоттон, художник тревожности» (Felix Vallotton. Painter of Disquiet).

Огни большого города

Как отметил Холлейн, выставка, открывшаяся 29 октября, впервые за 30 лет собрала в Нью-Йорке ключевые картины и графику незаурядного и недооценённого мастера, которого многие любители изобразительного искусства фактически не знают.

Выставка организована музеем Метрополитен совместно с Королевской академией искусств в Лондоне, откуда она и приехала в Нью-Йорк, и Фондом Феликса Валлоттона в Лозанне. На ней представлены примерно восемьдесят картин и графических работ, большинство из которых прибыли в Мет из двух десятков музеев и частных коллекций США и Европы. Со-кураторами выставки стали Дита Эмори из музея Мет и Энн Дюмас из Лондона.

Феликс Валлоттон родился в Лозанне (Швейцария), но большую часть жизни прожил во Франции. Он приехал в Париж в 16 лет, учился живописи в Академии Жюлиана, где его менторами были Жюль Лефебр и Гюстав Буланже. Он увлеченно наблюдал за бурным, не затухающим ни на минуту течением жизни большого города, став завсегдатаем кафе и баров Больших Бульваров. Его черно-белые гравюры на дереве, живо отражавшие политическую, социальную и богемно-светскую жизнь Парижа, публиковались в литературных и либеральных журналах вплоть до 90-х годов. Они составили большую часть данной выставки.

Будучи иллюстратором авангардного журнала «Ревю бланш», Валлоттон познакомился и подружился с художниками группы «Наби» («пророки», «избранные»), основанной Полем Серюзье и просуществовавшей до начала 20-го века. Особенно он оказался близок к Пьеру Боннару и Эдуару Вюйару. Их объединяли сюжеты светской городской жизни и любовь к плоскостности, когда большие пространства холста или картона покрывались красками одного цвета.

Эта тенденция, которую критики частично связывают с влиянием символиста Пюви де Шаванна, обозначила направление европейской живописи, существенно отличное от импрессионизма. Кстати сказать, Валлоттон полностью не вписывался ни в одну из школ, не случайно его называли «иностранным Наби».

Ирония судьбы

Как подчеркнула Дита Эмори, Валлоттона можно считать одним из самых заметных мастеров гравюры на дереве 19-го века. На его черно-белых ксилографиях 90-х годов, виртуозно выполненных в условной манере, близкой к Тулуз-Лотреку, изображаются уличные сценки, политические манифестации, криминальные истории, любовные ссоры, преимущественно на почве измены.

Будучи анархистом, тяготеющим к радикальной философии, художник не скрывал своих симпатий к обездоленным классам и злую иронию по отношению к толстосумам и власть имущим.

Ирония его личной судьбы заключалась в том, что в зрелом возрасте он вошел в круг тех самых зажиточных буржуа, над которыми откровенно посмеивался. В 1899 году Валлоттон женился на Габриэль Родрикес-Энрикес, богатой вдове из семьи крупных арт-дилеров Бернхайм и с того момента перестал в чем-либо нуждаться, - пожалуй, только во вдохновении. Он прекратил заниматься журнальной поденщиной как иллюстратор, переключившись на живопись для души - пейзажи, натюрморты и ню. Он проводил зимы в просторной парижской квартире, а летние месяцы в загородном доме в Нормандии.

Его излюбленным жанром стали «композитные пейзажи», которые он делал преимущественно по памяти, освобождая их от реалистической детализации и придавая им условность, граничащую с абстракцией.

Он также любил рисовать интерьерные куртуазные сценки с двумя или несколькими фигурами. Обычно его герои - мужчина и женщина, связанные браком или любовным романом. Они выясняют отношения, которые всегда не просты и зачастую чреваты взрывом эмоций. Отсюда и ощущение неясной тревожности, вынесенной организаторами в название выставки.

Феликс Валлоттон. «Визит». Courtesy photo
Феликс Валлоттон. «Визит». Courtesy photo

Каноническая работа этого ряда – гуашь на картоне «Визит» 1899 года из музея искусств Цюриха, отличающаяся особым изяществом композиции и загадкой отношений изображенной пары. Есть какая-то стесненность движений и напряженность поз, которые сигнализируют об ожидании чего-то негативного, скажем, попытки мужчины применить насилие. Некоторые критики видят в этой сценке хичкоковский саспенс, но, возможно, это уже из области фантазий.

Курение и нагота

Как подчеркнула Дита Эмори, изюминкой выставки можно считать «портретную дуэль» Феликса Валлоттона и Пабло Пикассо. Посетители могут сравнить впервые демонстрируемые рядом портреты Гертруды Стайн, американской писательницы и покровительницы художников. Стайн познакомила Валлоттона с Пикассо, когда позировала последнему. Позднее писательница позировала швейцарцу, результатом чего стал портрет, хранящийся в музее искусств Балтимора. Портрет Стайн работы Пикассо хранится в Мет, являясь гордостью музейной коллекции современного искусства.

«Валлоттон обожал Энгра, - заметила Эмори. – И его портрет Стайн он создал в стиле, напоминающем женские портреты Энгра. Если сравнивать обе версии, то работа Пикассо говорит больше о нем самом, а работа Валлоттона говорит больше о его модели».

Портреты Гертруды Стайн работы Феликса Валлоттона (слева) и Пабло Пикассо. Photo: Oleg Sulkin
Портреты Гертруды Стайн работы Феликса Валлоттона (слева) и Пабло Пикассо. Photo: Oleg Sulkin

При входе на выставку зритель увидит одну из самых знаковых и спорных картин Валлоттона «Белая и черная» 1913 года из музея искусств в Берне. Обнаженная белая женщина лежит в полудреме на белоснежной простыне, а полуодетая чернокожая женщина, возможно, служанка, сидит на кровати и пристально смотрит на лежащую диву. Художник явно вдохновлялся «Олимпией» Мане, но несколько изменил композицию, переместив служанку на первый план и добавив ей сигарету, торчащую изо рта.

Искусствовед Катя Полетти из Фонда Феликса Валлоттона рассказала «в порядке анекдота» о нынешних мытарствах этой картины. Крупный французский музей хотел выпустить плакат с ее изображением, но вынужден был отказаться из-за «пропаганды курения», с которым во Франции идет нешуточная борьба. А вот у организаторов выставки в Швейцарии опасения вызвала не сигарета, а вызывающая нагота белой модели, так что для плаката там использовали только правую часть картины с курящей служанкой, которая никого не смутила.

Выставка «Феликс Валлоттон, художник тревожности» завершится 26 января 2020 года.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG