Линки доступности

Фильм-шок «Пещера» вышел на экраны Америки


Ферас Файад. Photo: Oleg Sulkin

Кинорепортаж из подземного госпиталя в Сирии

Гражданская война в Сирии, трагические судьбы мирных жителей, ставших ее безвинными жертвами, привлекают сегодня повышенное внимание документалистов.

В эти дни в различных городах Америки начинает демонстрироваться сирийско-датский кинодокумент – фильм «Пещера» (The Cave), где действие происходит глубоко под землей, в одном из госпиталей осажденной войсками Асада Восточной Гуты. Этот густо населенный пригород Дамаска до апреля 2018 года контролировался антиправительственными повстанцами. Фильм «Пещера» получил призы на кинофестивалях в Торонто и Камдене.

«Пещера». Кадр из фильма. Courtesy photo
«Пещера». Кадр из фильма. Courtesy photo

Недавно мы сообщали о фильме «Для Самы» (For Sama), где рассказывается о врачах и пациентах госпиталя во время осады Алеппо.

Обе эти картины, по мнению экспертов, претенденты на включение в шортлист премии «Оскар» в категории «документальный фильм».

Миссия – говорить правду

В концертно-просмотровом зале отеля Whitby на 56-й стрит в самом центре Манхэттена состоялась торжественная презентация фильма «Пещера», организованная телесетью National Geographic, которая приняла участие в его производстве и дистрибуции. Во встрече приняли участие режиссер фильма Ферас Файад (Feras Fayyad) и продюсер Кирстин Барфод (Kirstine Barfod), представляющая Данию.

Во время обсуждения. Photo: Oleg Sulkin
Во время обсуждения. Photo: Oleg Sulkin

35-летний сириец Ферас Файад больше года провел в тюрьме после участия в восстании против Асада. Он получил номинацию на премию «Оскар» за свой фильм 2017 года «Последние люди в Алеппо». В настоящее время Файад живет в Дании.

Практически все действие происходит в подземном полевом госпитале в Восточной Гуте, где большинство врачей и персонала – женщины. Госпиталь соединен глубокими туннелями с целой сетью подземных коммуникаций в этой части города, сооруженных повстанцами и успешно служивших им в противостоянии атакам Асада и России.

Этот госпиталь жители и медики называли «пещерой». Возглавляла бесстрашную команду доктор Амани Баллор, 30-летняя женщина-педиатр. На протяжении многих месяцев ей и ее коллегам приходилось иметь дело с непрекращающимся потоком раненых в результате бомбардировок жилых районов сирийской и российской авиацией и использования химического оружия. Многие из пострадавших – дети.

«Я понимаю, что наш фильм трудно смотреть, – сказал Файад. – Это не видеоигра, не голливудский боевик. Здесь все настоящее – и боль, и смерть. Собственно, это не фильм, а свидетельство военных преступлений режима Асада и русских. Это также эмоциональное путешествие в стиле синема-верите. Наша миссия – говорить правду. Я люблю Бергмана и Мидзогути, когда камера неподвижна и позволяет подробно рассмотреть происходящее в кадре».

Музыка вместо анестетиков

По словам режиссера, съемки происходили не только в «Пещере», но и еще в нескольких подобных госпиталях на территории Сирии. Съемки вели две команды, в составе которых было несколько операторов. Поскольку Файаду опасно въезжать в Сирию, операторы получали от него подробные инструкции и снимали хронику госпиталя и другие эпизоды. Затем, как сообщил режиссер, они либо отправляли отснятый видеоматериал по Интернету через сервис Dropbox, либо контрабандой из Сирии, через асадовские и русские КПП, провозили его на «флешках». В результате режиссер располагал для монтажа примерно сотней часов видеозаписей.

«Пещера». Кадр из фильма. Courtesy photo
«Пещера». Кадр из фильма. Courtesy photo

«Доктор Амани предупредила нас, – сказал Файад, – что не будет подстраиваться под нужды съемочной группы и уже тем более не намерена позировать. Она просила нас не мешать врачам и медсестрам и ни в коем случае не прикасаться к больным из опасения химического заражения».

Кирстин Барфод, продюсер картины, снятой при участии Дании, Германии, США и Катара, подчеркнула важность «женского ракурса».

«Актуальная тема фильма – глубоко укорененный в массовом сознании сирийцев сексизм, – отметила продюсер. – Доктор Амани – первая женщина, возглавившая больницу за всю сирийскую историю. Ей предлагали уехать, как сделали многие, не рисковать жизнь, но она осталась и руководила всеми больничными делами. Амани приходится все время доказывать, что она имеет полное моральное и профессиональное право руководить госпиталем». «Гендерная тема меня тоже очень беспокоит, – добавил Файад. – Я вырос в семье с несколькими сестрами и властной матерью. Когда я снимал, то думал про них”.

Зритель видит, как доктор Амани и ее коллеги делают героические усилия, чтобы в условиях дефицита лекарств, скудости инструментов и оборудования, частых перебоев с электричеством и продуктами питания оказывать необходимую медицинскую помощь раненым. От каждодневного ужаса, от страха смерти, которая всегда рядом, их спасает юмор и дружеская поддержка.

«Не волнуйтесь, дорогой, – говорит один из врачей больному, готовя его к операции. – У нас нет анестетиков, зато есть музыка».

Этот улыбчивый меломан – доктор Салим Намур, известный в Сирии хирург, профессор медицины Дамасского университета. Во время операций он воспроизводит на своем смартфоне концертные записи мировой классики, преимущественно любимых им русских композиторов.

«В этом есть глубокий смысл, – сказал Файад. – Русская музыка символизирует для доктора Салима сопротивление, протест высокой культуры против русской агрессии».

Беспрецедентный триллер

Мировая кинокритика высоко оценила картину Файада.

«Пещера» – один из самых необходимых фильмов этого года, – пишет популярный онлайн-ресурс The Daily Beast. – А знакомясь с текущими новостями, приходишь к выводу, что, возможно, и самый своевременный».

«Пещера». Кадр из фильма. Courtesy photo
«Пещера». Кадр из фильма. Courtesy photo

«Берущий за душу, красивый и гуманный рассказ, где неизбежные тяготы пронизаны надеждой и теплом», – отмечает журнал шоу-бизнеса Entertainment Weekly.

«Захватывающий. Беспрецедентный. Триллер в реальном измерении... Файад блестяще демонстрирует, как мелочи быта приобретают характер поэтического резонанса», – характеризует фильм американский портал независимого кино IndieWire.

Фильм начинается панорамными кадрами Восточной Гуты, где один за другим происходят мощнейшие взрывы бомб. Очень быстро панорама заволакивается дымом. Звук взрывов настолько громкий, что кажется преувеличенным.

Но, как заметил режиссер, «реальный звук мы даже несколько приглушили для фильма, в ином случае для некоторых зрителей это стало бы проблемой, психологической и не только».

«Я видел, как люди переживали сердечные приступы во время бомбежек, – сказал он. – Я и сам нередко ощущаю последствия слуховой травмы. Не могу забыть нестерпимо страшного звука низко летящих российских бомбардировщиков. И сегодня пугаюсь, когда слышу какие-то непривычные звуки за спиной».

В прошлом году Восточная Гута полностью перешла под контроль проправительственных сил Сирии и росийской армии. Как считает Файад, режим Асада вовсе не намерен добиваться поиска компромисса с оппозицией, его послание «полностью триумфалистское».

«Ни малейшего намека на попытку диалога, – заметил он. – Эту зону покинули десятки тысяч человек, включая повстанцев, которые теперь обосновались в северных районах Сирии». Как сообщила Кирстин Барфод, доктор Амани выехала из страны. По словам продюсера, сейчас она живет в Турции, вышла замуж и занимается организацией отправки гуманитарной помощи в районы, контролируемые сирийскими повстанцами.

И «Пещеру», и «Для Самы» киноэксперты считают реальными кандидатами на номинации «Оскара» в категории «лучший документальный фильм», в лонг-лист которой вошли полторы сотни фильмов из разных стран. Номинации будут объявлены 13 января, а церемония «Оскар» назначена на 9 февраля.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG