Линки доступности

Актер Томас Кречман о триллере «Воздушный шар», страхе перед Штази и тяге к свободе


Томас Кречман. «Воздушный шар». Courtesy photo

Бегство от социализма: в жизни и в кино

Трудно поверить, но это факт: в 70-е годы прошлого века две семьи с детьми смогли перелететь на самодельном воздушном шаре границу между ГДР и ФРГ и благополучно приземлиться.

Историю невероятного бегства группы восточных немцев на Запад в разгар «холодной войны » рассказывает новый приключенческий триллер «Воздушный шар» (Balloon), снятый немецким режиссером Михаэлем «Булли» Хербигом (Michael Bully Herbig).

Дистрибюторская компания Distrib Films выпускает этот фильм 21 февраля в Нью-Йорке, 13 марта в Лос-Анджелесе, после чего он будет демонстрироваться в других городах Америки.

Живущие недалеко от границы с ФРГ семьи Штрельцик и Ветцель, мечтающие перебраться в свободный мир, решают пересечь границу на самодельном воздушном шаре. Они шьют оболочку для монгольфьера из драпировочных тканей и изготавливают корзину с газовой горелкой, благо отцы обоих семейств неплохо разбираются в технике. Секретная полиция Штази получает сигнал о подозрительной активности, и ее агенты начинают усиленно разыскивать беглецов, которые, дождавшись попутного ветра, отправляются в опаснейшее путешествие. Счет идет уже не на часы, а на минуты.

Любопытно, что еще в 1982 году американский режиссер Делберт Манн снял фильм об этой истории «Пересечение границы» (Night Crossing) с участием Джона Херта и Бо Бриджеса.

В новой версии полковника Штази, руководящего операцией по поимке беглецов, играет немецкий актер Томас Кречман (Thomas Kretschmann).

Родившийся в 1962 году в восточногерманском городе Дессау Томас Кречман начинал как профессиональный пловец, но со временем стал одним из самых востребованных немецких актеров в Европе и Голливуде.

Его знают по десяткам фильмов, включая «Блейд 2», «Обитель зла: Апокалипсис», «Кинг-Конг», «Особо опасен», «Бункер», «Транссибирский экспресс», «Операция «Валькирия», «Мстители: эра Альтрона». Он сыграл нацистских офицеров во многих фильмах, в том числе в двух под названием «Сталинград» (в версии 2012 года режиссером выступил Федор Бондарчук). В знаменитом фильме «Пианист» режиссера Романа Полански он воплотил офицера вермахта, который помогает главному герою выжить.

Томас Кречман (слева). «В ожидании Ани». Courtesy photo
Томас Кречман (слева). «В ожидании Ани». Courtesy photo

Томас Кречман по телефону ответил на вопросы корреспондента Русской службы «Голоса Америки».

Олег Сулькин: Через тщательно охраняемую границу на воздушном шаре! Совершенно невероятная история. Что вы подумали, когда прочитали сценарий?

Томас Кречман: Я всегда хотел поработать с Михаэлем Хербигом. Сегодня он один из лучших режиссеров-комедиографов в Германии. Вы знаете, я всегда нутром чувствую, когда предлагают что-то настоящее. Так было, когда мне предложили сыграть в «Пианисте». Так было и на этот раз. Не знаю, в курсе ли вы, что я тоже бежал из Восточной Германии.

О.С.: Да, я читал, что во время побега вы пересекли четыре границы. Это так?

Т.К.: Из ГДР я бежал в Чехословакию, затем в Венгрию, оттуда в Югославию, и, наконец, в Австрию.

О.С.: Википедия сообщает, что во время побега вы отморозили палец.

Т.К.: Нет, у меня был несчастный случай. У меня в Венгрии оторвало часть пальца, и его мне пришили обратно. Про обморожение – чепуха.

О.С.: История с побегом в фильме, должно быть, отозвалась в вашей душе.

Т.К.: Совершенно верно. Когда я прочитал сценарий, меня он очень зацепил. Мне понравилась история, мне понравился фильм, когда я его посмотрел. Мне не часто нравятся фильмы, в которых я сыграл. Этот фильм я посмотрел четыре раза.

О.С.: Вот как! Когда смотришь вашу фильмографию, бросается в глаза, что вы переиграли множество «плохих парней», в частности, нацистских офицеров. Здесь ваш герой, высокий чин в Штази, руководит операцией по поиску беглецов. Чем вам интересен этот персонаж?

Т.К.: Я знавал таких парней. Я понимаю таких парней. Я разговаривал с ними. И когда это происходило, я чувствовал себя совершенно беззащитным. Вам, наверное, тоже знакомо это чувство, вы ведь приехали из Советского Союза, так? В сценарии мастерски передано ощущение всеобщего страха, подозрительности и паранойи. При том режиме все, все без исключения, оказывались жертвами системы. И мой герой – тоже, по-своему, жертва. Он и все остальные – жертвы, проигравшие.

О.С.: Ваш герой слишком умен, чтобы не видеть, что ГДР как система обречена, что все идет к неизбежному краху. Мне показалось, что он даже тайно сочувствует беглецам, за которыми охотится.

Томас Кречман. «Пианист». Courtesy photo
Томас Кречман. «Пианист». Courtesy photo

Т.К.: Не думаю, что это так. Я оставил этот ход мысли неясным. Он им не сочувствует. Он четко делает свою работу. Но он их очень уважает за дерзость и ум.

О.С.: Это первый офицер Штази в вашем списке ролей?

Т.К.: Первый и последний.

О.С.: Почему вы так уверены?

Т.К.: Вы знаете, мне часто предлагают роли такого типа. Я стараюсь быть разборчивым. Меня привлекают характеры, пусть и «плохих парней», но с человеческой глубиной. Меня не привлекают одномерные герои. В «Сталинграде» Федора Бондарчука мой герой, капитан вермахта, вовсе не картонный персонаж, у него, как и у русских героев, есть душа. Фильм у Бондарчука получился довольно странный и неожиданный, с множеством сцен экшн, но в целом он мне понравился.

О.С.: Сейчас в США вышел фильм «В ожидании Ани» (Waiting for Anya). Я его еще не видел, но, судя по рецензиям, ваш герой, нацистский офицер, ведет себя непредсказуемо.

Т.К.: Верно. Скажу больше, мой герой тайно сочувствует партизанам. В общем, по большому счету, можно сказать, что он выбирает сторону добра.

О.С.: В ноябре прошлого года мир отметил 30-ю годовщину падения Берлинской стены. В начале фильма «Воздушный шар» титр сообщает про несколько сотен восточных немцев, убитых при попытке перехода границы. Какие эмоции возникают у вас, когда вы оглядываетесь в прошлое?

Т.К.: Мне трудно отвечать на этот вопрос. Я бежал на Запад в 1983 году в полной уверенности, что никогда больше не увижу свою маму и своих друзей. Я оставлял дома все, что я любил и знал. Это был прыжок в неизвестность. Я никому не сказал, что я убегаю. Боялся, что кто-то проговорится. Я не стал говорить матери, потому что, во-первых, знал, что она станет меня отговаривать, а во-вторых, мой приемный отец был профессором, преподавал марксизм-ленинизм. Ощущение паранойи было очень сильным. И чем мне еще нравится «Воздушный шар», так это кристальной точностью в показе всеобъемлющего липкого страха, который поразил Восточную Германию. Наверное, 80 процентов восточных немцев хотели тогда уехать, но говорить об этом вслух было очень опасно.

О.С.: Вы ожидали, что стена упадет?

Т.К.: Нет. И никто не ожидал. Когда сразу после падения стены мама позвала меня приехать в декабре на Рождество в Дессау, я не сразу поверил ей и другим. Кто их знает, вдруг две Германии передумают объединяться. И до сих пор у меня появляется странное чувство настороженности, когда я думаю о прошлом. Я, например, не хочу читать рассекреченное досье Штази на меня. Каждый немец получил такое право. Не хочу расстраиваться. Безумие, правда?

О.С.: Вам удалось побеседовать со зрителями?

Т.К.: Да, люди очень горячо реагируют. Помню, одна женщина сказала: это моя история. Я сам, когда смотрел в первый раз, не мог сдержать слез. Я себя идентифицировал с рыжим парнишкой, сыном главного героя.

О.С.: Несколько слов о ваших новых ролях?

Т.К.: Помимо фильма «В ожидании Ани», я только что сыграл в драме «Дети Уиндермир» для BBC о детях, жертвах Холокоста. В Америке выходит новый сезон Westworld, я сыграл в пилотной серии. Я также занят в телесериале «Пенни Дредфул: город ангелов».

О.С.: Какое насыщенное расписание! Трудно делать выбор между крупнобюджетными голливудскими проектами и малобюджетными артхаусными картинами?

Т.К.: Это всегда трудно. Большие проекты, какими бы дурацкими они ни были, обеспечивают финансовую стабильность и поддерживают реноме, Но, конечно, хочется сниматься в хорошем, качественном кино.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG