Линки доступности

«Ночлежке» в Москве не место?


Одна из старейших благотворительных организаций Санкт-Петербурга ладит с местными властями, но не может организовать работу в Москве

Петербургская негосударственная благотворительная организация «Ночлежка» сталкивается с большими трудностями в попытках организовать работу в российской столице.

В прошлом году «Ночлежка» намеревалась открыть «Культурную прачечную» в Савеловском районе Москвы. Суть проекта в том, чтобы бездомные люди могли бесплатно постирать свою одежду. Однако, руководство «Ночлежки» не нашло понимания у местных жителей, которые заявили, что подобное заведение не должно соседствовать с жилыми домами.

Осенью 2019 года «Ночлежка» предложила открыть консультационный центр и приют на Беговой улице Москвы. На этот раз в дело вмешались муниципальные депутаты, пообещав пожаловаться в центр «Э», и намекнув, что благотворительная организация, оказывающая помощь бездомным соотечественникам, является «иностранным агентом».

«Против противника нужно использовать все возможные способы борьбы. Теперь "Ночлежке" станет не до Москвы», – заявила муниципальный депутат московского района Лефортово Александра Андреева.

А муниципальный депутат Зоя Андрианова направила в администрацию президента РФ обращение, в котором говорится, что у «Ночлежки»: «…есть постоянный доступ к социально уязвимой, зависимой и управляемой группе населения (по разным оценкам в стране бездомных от 1,5 до 3,5 млн человек), имеющей активное избирательное право (при наличии паспорта гражданина РФ) на выборах всех уровней».

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» отправилась в петербургскую «Ночлежку», чтобы на месте убедиться, насколько справедливы эти претензии к благотворительной организации.

«Мы сделали все, чтобы с нами было лучше, чем без нас»

В городе на Неве «Ночлежка» появилась в 1990 году, и год спустя была официально зарегистрирована. Изначально организация располагалась на Пушкинской улице, дом 10, но сейчас приют находится неподалеку от станции метро «Обводный канал», в доме 112-б по Боровой улице. Однако, если сравнить карты двух городов, то Боровая расположена ближе к центру Санкт-Петербурга, нежели Беговая к центру Москвы. С этого замечания начал беседу с корреспондентом «Голоса Америки» директор «Ночлежки» Григорий Свердлин. Он возглавляет организацию с 2011 года, а до этого несколько лет был здесь волонтером. «Изначально я закончил экономический факультет СПбГУ, работал в банке и в нескольких коммерческих компаниях в качестве директора по маркетингу и бренд-менеджера. Но при этом я параллельно был волонтером нескольких благотворительных организаций, и в 2010 году я понял, что зарабатывать деньги мне не так интересно, что жизнь коротка, и мне хочется, чтобы в ней было больше смысла. Это и стало побудительным мотивом для переключения на благотворительность», –поясняет Григорий Свердлин.

Григорий Свердлин
Григорий Свердлин

За почти тридцать лет своей деятельности «Ночлежка» почти не сталкивалась с недоброжелательным отношением к себе со стороны местных жителей. Свердлин отмечает, что многие петербуржцы в возрасте до 40 лет воспринимают организацию, как «всегда существовавшую в нашем городе».

И добавляет: «Большинство людей, которые как-то соседствуют с нашими проектами – будь то пункты обогрева, или тот приют, в котором мы находимся – не очень-то и знают, что где-то рядом помогают бездомным. Ведь с одной стороны мы выбираем такие места, которые находятся не на виду и не тревожат местных жителей. А с другой стороны мы работаем профессионально. То есть, после такого, как пункт раздачи еды закончит работу, то всегда будет убран мусор, причем самими бездомными. Что же касается этого приюта, который находится в 30 метрах от жилого дома, то мы сами восстановили здание, в котором находимся, отремонтировали весь двор, то есть сделали все, чтобы с нами тут было лучше, чем без нас».

По словам Григория Свердлина, подозрения в том, что «Ночлежка» является «иностранным агентом» – абсолютно безосновательны. Во-первых, негосударственная благотворительная организация не занимается политической деятельностью. Что же касается финансирования, то больше половины бюджета организации составляют пожертвования частных лиц: «Люди дают, кто сто рублей, кто пятьсот, кто тысячу. Перечисления идут либо через наш сайт, либо через ящики для пожертвований, которые стоят, примерно, в ста пятидесяти кафе, ресторанах и магазинах. Еще 20% бюджета – пожертвования коммерческих компаний города, которым мы очень признательны. Эти деньги, в частности, идут на зарплаты наших сотрудников. Еще примерно 10% – деньги от государства, включая фонд президентский грантов. И еще 15% – 20%, поскольку год от года эта сумма разнится – это деньги от иностранных религиозных благотворительных фондов из Германии и Франции. Они уже много лет нас поддерживают, собирая деньги со своих прихожан».

С администрацией Фрунзенского района Санкт-Петербурга (где находится приют на Боровой улице) и со Смольным у «Ночлежки», по словам Свердлина, конструктивные взаимоотношения. «Я недавно встречался с вице-губернатором по социальным вопросам Митяниной, обсуждая вопросы зимнего сезона. И мы говорили о том, что может взять на себя город, и что берем на себя мы. Кстати, я знаю, что некоторые московские жители писали запросы и в петербургский комитет по социальной политике, и в районную администрацию, и в Роспотребнадзор, и в МЧС, интересуясь, все ли в порядке с “Ночлежкой”? И нам очень приятно, что все инстанции ответили, что никаких проблем с нами нет», – подчеркивает директор благотворительной организации.

«Мы рассказываем людям, как можно покончить с уличным образом жизни»

В предновогодние недели в петербургской «Ночлежке» идет сбор подарочных наборов для бездомных. Эта традиционная акция называется «Мандаринка и тушенка». Руководитель гуманитарных проектов организации Андрей Чапаев рассказал, что десять лет назад в конце декабря «Ночлежка» получила грант в размере пяти тысяч рублей. И этих денег как раз хватило на покупку нескольких десятков банок консервированного мяса и нескольких килограмм мандаринов, которые с советских времен являются символом как раз новогоднего стола.

Андрей Чапаев
Андрей Чапаев

На следующий год сотрудники «Ночлежки» объявили о том, что все желающие могут приносить в пункты сбора не только угощения, но и предметы повседневной необходимости – теплую одежду, мыло, бритвенные принадлежности, и так далее, но название акции осталось.

«В последний рабочий день мы раздаем все это на приеме в нашей соцслужбе, в ночном автобусе и в пунктах обогрева», - поясняет собеседник «Голоса Америки».

Еще одним востребованным проектом «Ночлежки» является «Культурная прачечная». Три года назад сотрудники организации решили поставить импровизированный пункт, в котором присутствовали бы душевые кабины, туалет, а также стиральные и сушильные машины. Помочь в установке таких пунктов решился петербургский бизнесмен Давид Папаскири, который владеет сетью городских прачечных. «Мы с ним познакомились, и он предложил нам установить прачечную для бездомных. Его компания вложилась в проект, а мы подобрали помещение, которое находится, буквально, в 500 метрах от нашего приюта. И в результате месяца через три мы запустили “Культурную прачечную”. И, кстати, по иронии судьбы, в начале XX века, по адресу Боровая, 116, располагался 12й городской ночлежный дом, в котором ночевало порядка 300 бездомных», - рассказывает Андрей Чапаев.

В настоящее время в Санкт-Петербурге располагается два приюта, основной – на Боровой улице, а еще один – для людей с алкогольной зависимостью («Дом на полдороги»), который находится в Красногвардейском районе города. Кроме того, действует несколько пунктов обогрева, а также курсируют «Ночные автобусы». Андрей Чапаев поясняет: «Проект работает у нас с 2002 года, и его суть в том, чтобы довезти нуждающимся гуманитарную помощь – горячую еду, предметы гигиены, но самое главное, мы доводим до них информацию о том, как покончить с “уличным образом жизни”. Мы называем это точкой входа в систему проектов “Ночлежки”. Автобусы отправляются отсюда. Дважды в неделю на нем ездят наши сотрудники».

Руководитель гуманитарных проектов подчеркивает, что развозимую еду предоставляют на безвозмездной основе некоторые петербургские кафе и рестораны. «И это очень важно – мы предоставляем этим людям не фаст-фуд, а качественное питание, приготовленное на кухне», – подчеркивает Андрей Чапаев.

«Мы слышим “спасибо!” от людей, которые думают, что они никому не нужны»

Среди сотрудников «Ночлежки» есть и такие, кто работает здесь почти с самого момента основания благотворительной организации. Социальный работник Валентина Борейко пришла сюда в 1992 году по приглашению основателя «Ночлежки» Валерия Соколова. «Тогда, в начале 90-х, мы почувствовали новые настроения, приход демократии, нам хотелось помогать людям, и мы узнали, что в городе есть люди, у которых нет куска хлеба. И тогда Валерий Соколов получил подвал на Пушкинской, 10. Он согласовал это с тогдашним Горисполкомом, и мы стали выдавать питание нуждающимся. Я помню большие немецкие банки с густым бульоном, которые мы разводили кипятком. У нас была полевая кухня с кашей, горячим чаем. А затем появились благотворительные столовые», – вспоминает она.

Валентина Борейко
Валентина Борейко

По словам Валентины Борейко, подобная работа настолько затягивает, что покинуть ее очень сложно: «У тебя появляются новые знакомые, тебя узнают люди, благодарят. И это очень важно, потому что мы столько много раз слышим “спасибо!” от этих людей, которые лишены внимания окружающих и думают, что они никому не нужны в этой жизни».

Главным образом, Валентина Борейко помогает обращающимся в «Ночлежку» решить проблему с отсутствием документов: «Такие люди лишены возможности трудоустроиться, никто их никуда не берет, и мы пытаемся помочь им. Сначала мы объясняем этим людям, как можно восстановить документы самим. Но так как государственная пошлина для них неподъемная – 1500 рублей – “Ночлежка” помогает им. Мы делаем фотографии на документы, оплачиваем пошлину, восстанавливаем документы и предлагаем вакансии по специальности или по той работе, которую бы они хотели выполнять. И мы добились возможности регистрировать наших постояльцев по нашему адресу сроком до одного года».

Если человеку удается восстановить документы и найти работу, но у него нет жилья, организация помогает ему в решении и этой проблемы. В качестве наглядного примера Валентина Борейко рассказала корреспонденту Русской службы «Голоса Америки» о недавно обратившемся в «Ночлежку» молодом москвиче, у которого из документов был лишь загранпаспорт. Мужчина не поладил со своими родственниками, уехал в Санкт-Петербург, и в результате был вынужден обратиться в благотворительную организацию. «Он – не детдомовский, просто так сложились жизненные обстоятельства, что он не поладил с родителями. Мы его у нас поселили, и спустя два дня он ко мне заходит и говорит: “Я впервые выспался за год, или даже за два. И еще – я столько съел пельменей, сколько никогда даже не видел!”. И у него за эти два дня даже цвет лица изменился. То есть, то, что для нас кажется естественным – для таких людей необычно».

В конце разговора Валентина Борейко заметила: «Самое главное – помочь человеку. И когда кто-то говорит: “ой, как ты тут устаешь, наверно”, я этого не понимаю. Потому что для меня каждый человек важен. Моя семья разделяет мои взгляды, интересуется моей работой. А для меня это – не знаю, как назвать. Наверно, привычка, может быть служение, или просто образ жизни»

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG