Линки доступности

НАТО заостряет внимание на вопросах кибербезопасности


В декларации недавнего саммита НАТО впервые упомянута дезинформация, как отдельная угроза

ТАЛЛИНН – Эстония была одной из первых стран, пострадавших от крупномасштабной кибератаки в 2007 году, за которой, по мнению большинства экспертов, стояла Россия.

Сегодня в этой стране находится Центр НАТО по обмену передовым опытом в области кибербезопасности, цель которого – распространение наиболее эффективных методик взаимодействия между членами альянса и их друзьями.

Совсем недавно к работе этого центра подключилась Япония, которая опасается, что Олимпиада 2020 года в Токио может стать мишенью для кибератак.

Пока члены НАТО оценивают итоги саммита, состоявшегося на прошлой неделе в Брюсселе, эксперты говорят, что эта растущая угроза требует к себе больше внимания.

Согласно сценарию учений, происходит серия интенсивных кибератак на объекты критической инфраструктуры, включая электрические сети и водоочистные сооружения.

Это вымышленный сценарий, положенный в основу киберучений «Сомкнутые щиты», которые проводил Совместный центр НАТО по обмену передовым опытом в области киберобороны в Эстонии.

«Речь идет о дружеской конкуренции, – отметил Сийм Алаталу, представитель Совместного центра НАТО по обмену передовым опытом в области киберобороны. – Но что делает его крупнейшим в мире – это, прежде всего, количество стран, которые принимают участие в учениях. Мы объединяем лучших специалистов со всех стран, чтобы они могли сравниться друг с другом и также научились сотрудничать друг с другом».

Несмотря на то, что «Сомкнутые щиты» – это учения, сама угроза очень реальна.

«Теперь все зависит от технологий, – заметил Сийм Алаталу. – А значить хакеры могут нанести удар везде».

Зимой 2015 и 2016 годов энергосистемы Украины подверглись хакерским атакам, которые привели к отключению систем на несколько часов. Киев обвинил в этом Россию, которая является одним из основных источников кибератак в мире.

Дезинформация с использованием Интернета и социальных сетей – еще одна растущая проблема, стоящая перед правительствами. Так считает аналитик Бен Ниммо, сотрудник Лаборатории цифровой криминалистики при Атлантическом совете.

«Если посмотреть на российскую операцию по вмешательству в США, то, насколько нам известно, она началась в апреле 2014 года и продолжалась до октября 2017 года, – подчеркнул Ниммо. – То есть, три с половиной года они вели операцию, в которой, по некоторым данным, было задействовано 100 человек, несколько тысяч аккаунтов в социальных сетях, и более 50 тысяч ботов, которые усиливали ее. Это была большая операция, которую еще больше усилили такие средства государственной пропаганды, как RT (Russia Today) и «Спутник».

Сделали ли лидеры НАТО достаточно на недавнем саммите, чтобы противостоять этим угрозам?

«Они уделили им больше внимания, чем два года назад, и это можно увидеть в декларации саммита, – указал Ниммо. – Она впервые упоминает дезинформацию, как отдельную угрозу и как часть более широкой картины гибридной войны».

Начиная с 2014 года, принцип коллективной обороны, закрепленный в 5-й статье Договора о НАТО, может быть применен в случае кибератаки на одного из членов альянса. Ответные меры могут включать санкции, действия киберхарактера и даже применение обычных войск.

Хотя это может показаться делом далекого будущего, НАТО предупреждает, что кибератаки могут быть столь же разрушительными, как и обычные военные удары.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG