Линки доступности

Международные учения войск НАТО отрабатывают отражение как военных угроз, так и приемов гибридной войны

В Эстонии проходят 15-е международные военные учения Kevadtorm («Весенний шторм»). В них принимают участие около девяти тысяч военнослужащих из самой Эстонской Республики и стран-участниц Североатлантического альянса НАТО.

Венское соглашение 2011 года не нарушено

Как рассказал корреспонденту «Голоса Америки» эстонский военный историк Игорь Копытин, учения, прежде всего, предназначены для проверки боеспособности призывников, у которых заканчивается срок обучения. При этом, нынешние учения – самые крупные за последние годы. Если в прошлом в них было задействовано порядка трех тысяч военнослужащих, то на сей раз участников учений втрое больше.

Помимо эстонских военнослужащих в «Весеннем шторме - 2017» задействованы представители постоянных контингентов армий Великобритании, Франции, Германии, Канады, Латвии, Литвы, Дании и ряда других стран Альянса. Наряду с сухопутными войсками в маневрах задействована авиация, дислоцированная на военной базе Эмари в северной части Эстонии.

главная задача, которая отрабатывается на этих учениях – это стратегическая оборона, взаимодействие двух пехотных бригад эстонской армии, которые отрабатывают элементы взаимодействия с подразделениями союзников
Игорь Копытин

США на этих учениях представлены не только живой силой, но также бронетехникой, в частности – танками Abrams и Bradley. «Америка является стратегическим партнером Эстонии, американские военные не в первый раз участвуют в учениях Kevadtorm, так что это – нечто само собой разумеющееся», – подчеркивает Игорь Копытин.

Кстати, собеседник «Голоса Америки» является ветераном военной операции НАТО ISAF в Афганистане и имеет ряд наград, в том числе – «Крест Эстонской армии» за отличную службу, медаль миротворца и спортивную медаль датского военного контингента в Афганистане Dancon march. Как военный историк он опубликовал книги «185 дней в Гильменде: записки военного водителя», «Очерки об истории Эстонской армии 1918—1940», «Русские в Освободительной войне» и ряд других.

Говоря об учениях «Военный шторм – 2017», эксперт отмечает, что по количеству задействованных военнослужащих они не нарушают Венское соглашение 2011 года, где регламентировано максимальное количество военных (13 тысяч) для подобных маневров.

«И главная задача, которая отрабатывается на этих учениях – это стратегическая оборона, взаимодействие двух пехотных бригад эстонской армии, которые отрабатывают элементы взаимодействия с подразделениями союзников. И хочу пояснить, что учения Kevadtorm носят оборонительный характер и являются частью политики сдерживания, которую НАТО задействовало на восточной фланге в странах Балтии в отношении возможной угрозы агрессии со стороны России », – поясняет Копытин.

«Надеемся, что учения “Запад 2017” будут столь же открытыми»

Свой комментарий предоставил также научный сотрудник ICDS («Международного центра обороны и безопасности») Калев Стоицеску. Он отмечает, в учениях «Запад – 2017», запланированных на начало осени, примут участие многие десятки тысяч российских и белорусских военнослужащих. «Так что, в сравнении с этими учениями “Весенний шторм” кажется не таким масштабным», - отмечает эксперт.

Мы надеемся, что Россия и Беларусь проведут учения “Запад - 2017” так же открыто, пригласят наблюдателей, чтобы они убедились: какого рода эти учения, по какому сценарию военные тренируются?
Калев Стоицеску

Упомянув учения «Летний щит» (“Summer Shield”) в Латвии, Калев Стоицеску продолжает, что в обоих маневрах задействованы военнослужащие стран НАТО, дислоцированные в Балтии и в Польше в порядке ротации. «Они же не на курорт сюда приехали! Конечно, им нужно поддерживать форму, и это абсолютно понятно. Кстати, эти учения проходят в присутствии прессы, то есть абсолютно открыто», – подчеркивает Стоицеску.

И добавляет: «Мы надеемся, что Россия и Беларусь проведут учения “Запад - 2017” так же открыто, пригласят наблюдателей, чтобы они убедились: какого рода эти учения, по какому сценарию военные тренируются? Отрабатывают ли они план нападения на НАТО, или это оборонительные учения? Для укрепления доверия это было бы очень хорошо».

Это просто используется в политических целях, чтобы подчеркнуть, что Россия настроена исключительно миролюбиво, но ей приходится поддерживать обороноспособность. Хотя мы за последнее время видели две войны России против соседей

Между тем, в России традиционно настороженно относятся к учениям стран НАТО, приписывая им отработку наступательных операций на восточных рубежах Альянса. Аналитик Международного центра обороны и безопасности считает, что России опасаться нечего: «Эти учения никак не могут быть реальной военной угрозой, потому что никто не может нападать всего четырьмя батальонами.

Тем более, что у НАТО нет таких намерений, нет у нас плана Barbarossa. Это (мнимая угроза со стороны НАТО – А.П.) – просто используется в политических целях, чтобы подчеркнуть, что Россия настроена исключительно миролюбиво, но ей приходится поддерживать обороноспособность. Хотя мы за последнее время видели две войны России против соседей. Так что аргументы России звучат не слишком убедительно», – отмечает Калев Стоицеску.

Об учениях «Запад - 2017» в беседе с корреспондентом «Голоса Америки» упомянул и Игорь Копытин. По его словам: «Если мы сопоставим баланс сил НАТО, расположенных в Балтии, и прежде всего – в Эстонии и части 6-й общевойсковой армии, которая базируется в населенных пунктах Ленинградской области, то перевес будет, конечно же, в пользу России», – отмечает он.

И продолжает: «А учения “Запад - 2017”, конечно, представляют угрозу для НАТО, потому что Беларусь может быть использована россиянами в качестве плацдарма. И мы знаем, что очень слабая точка обороны Балтии, это так называемый “Сувалкский коридор”, который соединяет Польшу и Литву. Поэтому если россияне увеличат свое присутствие на территории Беларуси, то они очень легко смогут перерезать этот коридор по направлению к Калининградской области, используя свои контингенты с обеих сторон».

Важность поддержания связи с местным самоуправлением

Говоря о реакции эстонского населения на военные учения, подобные «Весеннему шторму», Калев Стоицеску замечает: «Наши жители очень хорошо к ним относятся. Надо учитывать, что у нас резервная система сил обороны, и в мирное время она небольшая. То есть, наши силу обороны создаются по мобилизационной модели».

В свою очередь Игорь Копытин подчеркивает: «В Эстонии порядка ста тысяч граждан России, и, где-то, тысяч восемьдесят неграждан. Кроме того, очень много русскоязычных людей, которые приняли гражданство Эстонии, но это совсем не означает, что они лояльны своей стране, ведь никаких тестов на лояльность государство не проводит.

Однако, если отслеживать настроение русскоязычного населения и в Эстонии, и в Латвии, то можно сказать, что, к сожалению, далеко не все они настроены к НАТО доброжелательно. Больше половины из них настроены негативно, называя солдат НАТО “агрессорами” и “оккупантами”.

Поэтому среди русскоязычного населения проводится разъяснительная работа. В частности, на учениях Kevadtorm есть специальные подразделения, поддерживающие связь с местными самоуправлениями, поскольку учения проходят, в том числе, на северо-востоке республики.

В частности – в уезде Иду-Вирумаа, населенном преимущественно русскоязычными жителями. И это – очень важный элемент учений, потому что мы видим, что в своей гибридной войне Россия использует пропаганду и различные информационно-психологические операции, направленные на раскол общество по языковому и национальному признаку.

Государство сделало выводы, и в учениях Kevadtorm отрабатывается отражение гибридных угроз со стороны вероятного противника», – заключает эстонский военный историк Игорь Копытин.

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG