Линки доступности

НАТО перед вызовами 21 века


Норвежские F-16 и итальянские Typhoon патрулируют над Литвой. 20 мая, 2015.

Эксперты Атлантического Совета обсудили новые риски, стоящие перед Североатлантическим альянсом

Североатлантический союз стоит на пороге новой эры возобновления «соперничества крупных держав», преимущественно США, России и Китая, наличия потенциальной агрессии со стороны последних и их скрытого влияния на западные институты, острой необходимости военной модернизации альянса и борьбы с новыми рисками, обусловленными развитием технологий. Об этом шла речь на конференции, посвященной 70-летию альянса в вашингтонском аналитическом центре «Атлантический Совет».

Говоря о новых вызовах, перед которыми оказалось НАТО,вице-президент Центра имени Брента Скоукрофта, работающего под эгидой Совета, Барри Павел (Barry Pavel, Atlantic Council), отметил, что сегодня мир вступает в «цифровую эпоху», которая «фундаментально влияет на наши общества, экономику, безопасность и геополитику». Обращает эксперт внимание и на опасность злоупотребления новыми технологиями.

«Крупные державы будут стремиться использовать цифровые достижения для расширения своих возможностей, в том числе, прибегая и к темным сторонам использования новых технологий», – говорит эксперт. Он особо выделил рост проблемы злоупотребления в интернете различными данными, в том числе персональными, и распространения поддельных видеороликов, которые очень сложно отличить от реальных.

«Мы должны придумать новые механизмы для аутентификации того, что мы читаем, видим и слышим», – отмечает Барри Павел.Однако, самым значимым вызовом, стоящим перед НАТО, по его мнению, является уменьшение лидерской роли США в мире.«Это обратимо, но нам нужно начать двигаться в совершенно ином направлении, если мы хотим, чтобы США продолжали гарантировать аспекты глобального миропорядка, как это было в течение многих лет», – считает политолог.

Для этого США должны определить четкие стратегические цели, в том числе в отношениях с Россией и Китаем, а также «выбрать приоритеты, а не присутствовать везде». «Например, Китай был бы рад увидеть нас вовлеченными в конфликты на Ближнем Востоке, – говорит эксперт. – И стратеги США и НАТО должны ясно продумать, где именно и как мы должны использовать наши ограниченные ресурсы».

«Мы являемся свидетелями разрушения мирового порядка, который был создан после Второй мировой войны, – отмечает Кэтлин МакИннис из Исследовательской службы Конгресса США (Kathleen McInnis, Congressional Research Service), которая также является аналитиком «Атлантического Совета». – Мы наблюдаем размыв правил и норм, которое может привести к значительным последствиям для будущего международных отношений и самого Североатлантического альянса». По словам аналитика, разрушение ценностей во многом происходит и в связи с тем, что такие страны как Китай и Россия «используют наши институты, нормы и ценности против нас самих, и мы не сумели это предвидеть». «Китай, переносит свое растущее экономическое влияние в политическую плоскость. Например, те, кто получают финансирование в результате проекта «Новый шёлковый путь», отказывают в признании Тайваня как государства, – говорит Кэтлин МакИннис. – А такие действия России, как распространение дезинформации и использование онлайн-троллей для поляризации обществ “создают предлоги для появления вежливых человечков”». В этом контексте, как отмечает аналитик, НАТО сегодня должен выступать не только как военный союз, но и быть направлен на развитие большего сотрудничества между странами для «укрепление их свободных институтов», как предусмотрено Статьей 2 Устава альянса.

Ричард Хукер, профессор Национального военного колледжа (Richard D. Hooker Jr., National War College) отмечает, что в отличие от большинства экспертов США и Европы, он не разделяет точку зрения, что конфликт с Россией на территории НАТО является маловероятным. «Путин ничего так не боится и не ненавидит, как “цветные революции” и наличие успешных, экономически сильных и интегрированных в западные структуры демократических стран на своей периферии, особенно на постсоветской территории», – отмечает профессор, по словам которого Польша и страны Балтии являются таковыми.

«Я бы оценил вероятность агрессии России на территории НАТО с большей вероятностью именно в Балтийском регионе – в ближайшие пять или десять лет, от одной трети до половины, а не как событие с низкой или нулевой вероятностью», – говорит Ричард Хукер.Способность же НАТО защитить страны Восточной Европы от российской агрессии, как отмечает профессор, является «критической проблемой» альянса, и предпринятых на сегодняшний день мер по усилению защиты, недостаточно.

«Те силы, которые сейчас имеются на восточном фланге, недостаточны для защиты Восточной Европы даже в течение ограниченного периода времени, – говорит Ричард Хукер. – Способность России проецировать военную мощь вдалеке от своих границ не очень хорошая, но способность России проводить военные операции вдоль своей периферии, например, в Восточной Европе, весьма внушительна. Готовность же НАТО защитить свои границы является серьезной проблемой».

Также, отмечает профессор Хукер, он не верит в возможность того, что страны НАТО, имеющие ядерное оружие, прибегнут к нему для защиты восточноевропейских стран.

Среди вызовов, c которыми сталкивается НАТО, эксперты отмечают и необходимость модернизации и укрепления военных сил альянса, особенно для европейских стран, а также улучшение координации между союзниками и увеличение расходов на оборону.

Отдельной проблемой для НАТО является и потенциальная опасность прекращения действия Договора о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД) между США и Россией, и начала новой гонки вооружений, в то время как реальной защиты в случае ядерной эскалации, не существует.

«Защитных мер, в принципе, нет, – отмечает в комментарии Русской Службе «Голоса Америки» Энтони Кордесман из Центра стратегических и международных исследований (Anthony Cordesman, Center for Strategic and International Studies). – По сути, у нас, есть структура «Взаимного гарантированного уничтожения» (военная доктрина времен «Холодной войны», согласно которой применение оружия массового поражения одной стороной приведет к ответному применению оружия массового поражения другой стороной, что должно сдержать обе стороны от его применения – Ред.) между США, Россией и Китаем, нежели только между США и Россией. Франция и Великобритания также являются странами, имеющими ядерное оружие. Но значимой защиты от ядерных ракет, в принципе, не имеется, в то время как системы их доставки постоянно улучшаются. Это реальность, которая не изменилась с окончанием Холодной войны.

Таким образом, сохранение договора РСМД, особенно без адаптации к новым реалиям, не решает проблему. «Это, конечно, не значит, что мы не должны пытаться сохранять контроль над вооружениями. Но просто сохранение договора без его изменения и учета влияния на ядерную модернизацию России, которая представляет собой опасность, не является решением, обеспечивающим эффективный контроль над вооружениями», – отмечаетЭнтони Кордисман.

  • 16x9 Image

    Валерия Егисман (Valeria Jegisman)

    Журналист «Голоса Америки». До этого работала в международных неправительственных организациях в Вашингтоне и Лондоне, в русскоязычной версии эстонской ежедневной газеты “Postimees” и в качестве пресс-секретаря МВД Эстонии. Интересы - международные отношения, политика, экономика

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG