Линки доступности

Бен Джуда: российские хакеры против экспертов


Бен Джуда

Писатель, журналист и эксперт Гудзоновского института Бен Джуда – о кибератаках и политическом климате Вашингтона

Бен Джуда (Ben Judah) — автор книг «Это Лондон» (This Is London) и «Хрупкая Империя» (Fragile Empire – о России) и один из экспертов Гудзоновского института. Его исследовательский проект о современной клептократии на базе института недавно подвергся кибератаке со стороны хакеров, связанных с российскими спецслужбами.

Джуда рассказал «Голосу Америки» о предположительных целях хакеров, а также о нынешнем сходстве между политическим климатом Вашингтона с Москвой.

«Голос Америки»: Что произошло в Гудзоновском институте? Почему именно ваш проект стал мишенью?

Бен Джуда: Я многое обсуждать не могу, так как мы сейчас принимаем дополнительные меры по обеспечению безопасности. По сути произошло вот что: согласно данным компании «Майкрософт», на ряд аналитических центров и консервативных организаций нацелились российские хакеры. Конкретно, проект, над которым я работаю, тоже был атакован.

До этого мой компьютер подвергся кибератаке из русскоязычной страны.

Я на самом деле думаю, что это – более широко распространённое явление, чем кажется. Компьютеры, принадлежащие журналистам и аналитическими центрам, которые имеют связи не только с Россией, но и с Ираном, или с Турцией, или с Китаем, подвергаются атакам гораздо чаще, чем мы об этом говорим.

ГА: Люди плохо осознают угрозу? То есть, новостным организациям и журналистам нужно улучшать протоколы безопасности?

БД: В нашем случае хакеры клонировали наш сайт, хотели, чтобы люди подписались на него и делились с ним своими данными. То есть люди, которые хотят читать о нашей работе или в ней участвовать, таким образом ставят под угрозу свою личную информацию. Мы не знали, изначально, что это вообще происходит – поэтому тут никакие протоколы не помогли бы.

Да и не было никакого способа узнать – кроме, конечно, как отчаянно «гуглить» себя и рыскать по всем уголкам интернета.

ГА: Какую цель преследовали хакеры, напавшие на Гудзоновский институт?

БД: Я точно не знаю. Но я предполагаю, что они хотели узнать, кто заинтересован в работе института по вопросам клептократии. Они хотели узнать, кто подписан на проект, кто его читает, кто с ним сотрудничает. Проект продвигает реформы правовых и финансовых систем США, так как наши эксперты убеждены, что дела о коррупции, связанные с администрацией Трампа и Россией, являются частью системной проблемы в США.

ГА: Было ли тут запугивание в качестве еще одного фактора? В частности, запугивание исследователей или журналистов, которым нужно регулярно ездить в Россию по работе? Таких людей, например, можно выявить, а потом не дать визу.

БД: То, чем я занимаюсь сейчас, на самом деле не связано с поездками в Россию. Моя работа больше связана с юридическими и финансовыми системами США и с тем, как, например, фиктивные компании позволяют иностранным клептократам — не только русским, заметь — злоупотреблять американской системой. Но я допускаю, что нас также хотели запугать.

ГА: Ты недавно написал статью для журнала Atlantic, где рассказал о сходстве политического климата в Вашингтоне с климатом в Москве. Что так изменилось в столице США, чтобы можно было сделать такое сравнение в принципе возможным?

БД: Когда я впервые начал приезжать в Вашингтон, меня поразило, насколько тут всё отличается от Москвы, так как тут власть и политика работают системно.

После того, как в президенты выбрали Дональда Трампа, поведение власти в Вашингтоне стало напоминать мне то, как власть ведет себя в Москве. Эти бесконечные дискуссии о семье Трампа, размывание границ между деловыми интересами и исполнительной властью, интенсивность пропаганды, политика, вращающаяся вокруг одного человека, паранойя среди журналистов и политических деятелей – не беспочвенная паранойя, кстати, а основанная на том, что люди боятся, что их будут преследовать, или их компьютеры взломают – постоянные вопли о внешнем вмешательстве… Все это напоминает Москву.

Еще я вспомнил, как, работая журналистом в Москве, мне приходилось сталкиваться с тем, что, даже если я выбил интервью с каким-нибудь скромным министром или председателем комитета, или сенатором Совета Федерации, я не веду разговор с человеком, обладающим властью. Потому что это мир, где всё вращается вокруг олигархов и телевизионных пропагандистов, связанных с российским президентом. Что-то похожее я теперь наблюдаю в Вашингтоне.

Влиятельные когда-то люди, люди, встроенные в политическую систему, теперь не делают погоды, а люди, которые влияют на президента – это его семья и его главные пропагандисты, а также олигархи из его окружения.

ГА: Как человек, который во всем этом разбирается, какой совет ты дал бы американцам, которые к такому положению дел не привыкли?

БД: Будьте осторожны с теми данными, которые вы храните у себя на компьютере или в телефоне. Если информация конфиденциальная – используйте авторучку и бумагу.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG