Линки доступности

Александр Архангельский: «Свобода слова всеми понимается по-разному»


Митинг в поддержку свободы слова в Москве. Архивное фото

В Москве создан новый ПЭН-центр

В российской столице образовалась новая общественная организация – ПЭН-Москвы. Она возникла из осколков Русского ПЕН-центра, который покинули около шести десятков известных писателей, критиков, переводчиков и журналистов, по большей части объединившихся затем в Ассоциацию «Свободное слово». А недавно на Конгрессе Международного ПЕН-клуба ПЭН-Москва был принят в состав организации как самостоятельная единица.

Накануне московский ПЭН-центр провел в зале правозащитного центра «Мемориал» презентацию совместного с Международным ПЕН и ПЕН Санкт-Петербурга объемный доклад о подавлении свободы слова в России). А сразу после мероприятия Русская служба «Голоса Америки» взяла интервью у президента новой организации – писателя, телеведущего, правозащитника Александра Архангельского.

Виктор Владимиров: Как вы пришли к созданию новой структуры мастеров слова, каковы ваши основные задачи и для чего стране столько Пен-центров, в чем различие их функций?

Александр Архангельский: Свобода слова всеми понимается по-разному, и на самом деле это очень хорошо. Есть те, для кого это понятие связано, прежде всего, с близкими им идеями. А там, где идеи чуждые, то свободы слова как бы и нет. Каждая из организаций ПЕН-центров в России выбирает свою дорогу. Например, татарский центр защищает в первую очередь права тех литераторов, эссеистов, журналистов, кто связан с идеями национального возрождения, национального мира в республике. Очень хорошо. Это специфика его направления пути. Русский ПЕН, из которого мы в большинстве своем вышли, в общем, с нашей точки зрения, занимался более ограниченным кругом вопросов, чем должна занимать структура, представляющая международный ПЕН. Хотя в те моменты, когда он кого-то защищал, то делал это хорошо. Молодцы. Те люди, которые не смогли работать с существующим Русским ПЕН-центром сначала образовали вольную ассоциацию «Свободное слово» и там начали работу в тех направлениях, какие не получались в рамках Русского ПЕН-центра. А потом мы зарегистрировали московский ПЭН, выстроили отношения с международным ПЕНом, объяснили, почему в стране нужна еще одна организация. Да, есть еще вполне дружественный нам петербургский ПЕН – региональная организация. Мы будем работать, в основном, в Москве. Но это не значит, что российская тематика нас не волнует. Будем стремиться, действуя в столице, откликаться на все значимое, что происходит в России.

В.В.: То есть, периферия все же не исключается из орбиты вашего внимания?

А.А.: Мы не можем пока принимать к себе людей из периферии, потому что мы региональная организация. Но, разумеется, в наших докладах все будет выходить далеко за пределы Москвы.

В.В.: А в чем все-таки у вас принципиальное расхождение с Русским ПЕНом?

А.А.: Знаете, я бы не хотел про это говорить. Потому что нет смысла тратить короткую жизнь на войну. Я из этого Пен-центра вышел, но полностью признаю его право на существование. Очень рад, что есть и такая организация. А основное расхождение у нас в том, что мы другие.

В.В.: Ваши ближайшие планы?

А.А.: Будем продолжать делать заявления по конкретным актуальным вопросам. Часть наших коллег регулярно выходят с пикетами по разным поводам, защищая тех или иных людей, попавших в беду. Думаю, необходимость в этом в ближайшее время, увы, не исчезнет. Только что был представлен доклад о подавлении свободы слова в стране, продолжим в том же духе. Мы устраивали и будем устраивать в Сахаровском центре вечера, в том числе и благотворительные в пользу тех, кто нуждается в нашей помощи. Будем вести дело Дмитриева, помогать адвокатам, вести диалог с государственной властью в том смысле, что собираемся отстаивать свою позицию, какие законы нужно изменить. Будем взаимодействовать с Советом по правам человека (при президенте России). В общем, поле для работы огромное.

В.В.: По поводу доклада о подавлении свободы слова в стране. У вас же нет больших иллюзий, что подобные исследования заставят власти изменить свой курс. Тогда для чего они?

А.А.: Есть простой принцип. Когда эскалатор движется вниз, то для того чтобы не опуститься вместе с ним, надо все время бежать вверх. Если кажется, что от таких докладов ничего не происходит, то ни будь таких докладов, все бы быстро заметили, что (в стране) происходит спуск. Кроме того, это не вопрос влияния на власть. Это вопрос самой организации, вопрос взаимной солидарности и демонстрации того, что никто не будет оставлен в беде в одиночестве. Мы протянем руку помощи любому из коллег, кто в этой беде окажется. На мой взгляд, должна быть целая сеть организаций, занимающихся свободой слова, и только это сможет выстроить какую-то линию общей защиты.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG