Линки доступности

Полиция в поисках поддержки


Питер Москос

Питер Москос: «Когда полицейские говорят, что им необходима поддержка политиков, речь не идет о защите плохих полицейских»

Питер Москос, бывший полицейский, профессор Колледжа уголовного права им. Джона Джея (Peter Moskos, John Jay College of Criminal Justice), считает, что американские полицейские оказались в тяжелой ситуации и нуждаются в помощи.

Марго Гонтар: Как полицейские относятся к протестам?

Питер Москос: Конечно, есть разные настроения, потому что полиция не монолитна. Но думаю, что основная реакция: «Какого черта?! Кто-то умер где-то там, в Миннеаполисе, а вы протестуете против меня?». Плохо, когда всех наказывают за ошибки одного. К тому же, массовые беспорядки создают много дополнительной работы.

Безусловно, в полиции есть некоторое количество мерзавцев – я не хочу сказать, что нет плохих полицейских. Однако сейчас возникает ощущение, что если я совершу ошибку и искренне раскаюсь в ней, или – того хуже – буду просто честно выполнять свою работу, как мне это было приказано, то у меня будут серьезные неприятности.

Я не слышал, чтобы хоть один человек не считал убийство Джорджа Флойда чудовищным. Этого полицейского уволили, арестовали и подали на него в суд. Система отреагировала на преступление, система работает. Однако протесты продолжаются, хотя полицейскому не удалось уйти от ответственности.

Произошедшее стало неприятной неожиданностью для многих полицейских, в том числе и для меня, ведь в большинстве управлений полиции применение этого удушающего захвата давно запрещено. Но главный вопрос: почему? Почему это произошло в таком большом прогрессивном городе, как Миннеаполис? На мой взгляд, проблема в отсутствии лидеров: полицейским не объясняют, что им следует делать.

Проанализируем ситуацию в Атланте, где парень вырвал у полицейского тазер и, убегая, выстрелил в него, а полицейский выстрелил в ответ из пистолета. Проще говоря: парень выстрелил в полицейского, тот выстрелил в ответ, это вызвало возмущение. А для полицейских эта ситуация выглядит иначе: если мы не можем себя защитить, то как это все должно работать? Копы могут сказать, что полицейский делал все правильно, или – по крайней мере – пытался поступить правильно, но все равно столкнулся с проблемами.

Безумие считать, что полиция всегда и везде может быть идеальной. Когда полицейские говорят, что им необходима поддержка политиков, речь не идет о защите плохих полицейских, они имеют в виду необходимость защиты хороших полицейских от критики, которая может быть необоснованной. Но полицейские знают, что любой мэр или даже глава управления полиции будет рад свалить всю вину на них.

М.Г.: Как вы относитесь к призывам лишить полицию финансирования?

П.М.: Именно полицейские принимают звонки и выезжают на вызовы, когда людям нужна психиатрическая помощь. Было бы отлично, если этими вызовами занимались не полицейские, а социальные службы. Меня беспокоит, что люди поддерживают лишение полиции финансирования и не понимают, что они получат в итоге. Дело не только в деньгах. В Нью-Йорке траты на поддержку бездомных увеличились на миллиарды долларов: теперь там тратят 50 тысяч долларов в год на одного бездомного. Однако в результате в два раза выросло количество обращений в полицию с просьбами о помощи бездомным. Следовательно, эта стратегия не работает. История с бездомными в Нью-Йорке – прекрасный пример того, что деньги не решают проблему.

М.Г.: Что вы скажете об обязательном ношении полицейскими видеоконтроля?

П.М.: Интересно, что когда все это началось, полицейские выступали против, а теперь против выступает Американский союз защиты гражданских свобод (ACLU – известная правозащитная организация США – ГА). Но тут неважно, кто за, а кто нет. Это необратимый процесс, технологии займут свое место. Полицейский не хочет оказаться без видеокамеры. В большинстве случаев она подтверждает точку зрения полицейского. Наличие видеозаписей инцидента очень помогает, и если это заставляет полицейских лучше себя вести, – отлично! Но у этого есть и минусы. Например, это лишает полицейских возможности проявлять гибкость, что не очень хорошо. Это означает, например, что полицейские предпочтут прибегнуть к аресту, а не проявят снисходительность, потому что, если что-то произойдет, полицейского могут спросить, почему он отпустил этого человека?

М.Г.: Похожа ли работа полицейского на то, что мы видим в фильмах и сериалах?

П.М.: Сериал «Прослушка» Дэвида Саймона о балтиморской полиции гораздо реалистичнее других. Но, в основном, полицейские не любят смотреть сериалы про полицию, потому что они не отражают действительности. В них практически никогда не показывают патрулирование, которое занимает большую часть рабочего времени полицейского. В сериалах постоянно присутствует борьба добра со злом. Всегда есть продажный коп. Посмотрев такой сериал, люди начинают думать, что продажный полицейский есть в каждом подразделении полиции – они попадаются, конечно, но совсем не так часто. В таких сериалах хороший полицейский регулярно сталкивается с необходимостью нарушить закон, чтобы поступить правильно.

М.Г.: Что бы вы изменили в работе полиции?

П.М.: Нужно вытащить полицейских из машин, пусть они опять ходят по улицам. Тогда они лучше узнают район, в котором работают. Это было бы фундаментальным изменением, и это бы реально помогло, потому что у людей стало бы намного больше положительных эмоций от взаимодействия с полицией, а полиция увидела бы людей не самом в худшем свете.

Также, думаю, необходимо реформировать службу 911. Конечно, в каждом конкретном отделении полиции ситуация отличается, но, как правило, около половины полицейских занимается выездом на вызовы, и это создает много проблем. В результате полицейский не может заниматься никакой другой работой.

Также у многих полицейских невысокие заработки. Зарплаты необходимо увеличить, чтобы полицейским не приходилось работать сверхурочно, и, следовательно, больше уставать. Почему мы не регулируем количество рабочих часов полицейских так же, как регулируем количество рабочих часов водителей грузовиков? Полицейские отрабатывают 12-часовую смену, причем 8 часов на них орут, а потом они срываются, и вы получаете очередное кошмарное видео. Это замкнутый круг: уставшие люди совершают ошибки.

М.Г.: Чего бы хотели полицейские?

П.М.: Полицейские хотят, чтобы в них видели людей. Чтобы их работу достоверно и честно освещали СМИ. Чтобы в них видели людей, у которых тоже есть личная жизнь и семья, которые имеют благие намерения, но тоже могут ошибаться.

Говорят, что работа полицейского не так опасна, как, например, работа на стройке. Но есть разница между смертью в результате несчастного случая и ситуацией, когда вы сознательно рискуете своей жизнью. Этого, конечно, не происходит ежедневно, но именно этого мы ожидаем от полицейских.

А еще полицейские ощущают себя на стороне добра, если необходимо грубо делить мир на добро и зло. Поэтому, когда люди говорят, что все копы плохие, это ранит наши чувства. Полицейский проводит жизнь на работе, стараясь поступать хорошо, и хочет, чтобы в нем видели положительного героя.

М.Г.: Почему вы решили пойти работать в полицию?

П.М.: Я учился в Гарварде и занимался изучением работы полиции, но мою тему не утвердили. Единственное, что мне оставалось, – пойти работать в полицию, чтобы продолжить свое исследование. Так что это был очень необычный способ стать полицейским. Я был принят на эту работу, еще учась в академии полиции, это был первый случай в истории.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG