Линки доступности

Майк Помпео: «Мы хотим, чтобы ситуация разрешилась в пользу народа Беларуси»


Майк Помпео

Находящийся в Праге с визитом государственный секретарь США Майк Помпео вечером 12 августа дал интервью корреспонденту медиакорпорации Радио Свободная Европа/Радио Свобода. Помпео осудил действия белорусских властей во время предвыборной кампании и после проведения выборов президента страны, а также применение насилия со стороны правоохранительных органов по отношению к участникам мирных акций протеста.

Как это отразится на будущем американо-белорусских отношений – в частности, на поставках американской нефти в Беларусь и на приезд в Минск посла Соединенных Штатов?

– Нам предстоит разобраться с этими вопросами. Нас невероятно беспокоит ситуация с выборами, и мы глубоко разочарованы тем, что они не были более свободными и честными. Нам уже приходилось наблюдать такое поведение в прошлом, сожалеем, что подобное происходит. Мы видим насилие и его последствия; в отношении мирных демонстрантов применяются меры, которые применяться не должны. Мы пока не определились с тем, как мы отреагируем на эту ситуацию, но могу сказать одно: мы будем сотрудничать с нашими друзьями в Европе, которые ценят свободу и которые так же обеспокоены происходящим. Мы хотим, чтобы ситуация разрешилась в пользу народа Беларуси, и будем действовать исходя из этого.

– В Европейском союзе поговаривают о санкциях. Рассматриваете ли вы такую возможность при обсуждении своих действий? Возможно ли прекращение поставок нефти?

– Разумеется, будут рассмотрены все варианты. Тут важно обозначить критерии. Что именно мы может предпринять – и речь в данном случае идет не только о США в одностороннем порядке, а о многосторонних мерах во благо народа Беларуси. Будут ли это санкции или решение о прекращении поставок – это еще только предстоит определить. Выборы прошли только что, посмотрим, как сейчас будет развиваться ситуация.

– Поговорим об Иране. Соединенные Штаты собираются предложить Совету Безопасности ООН продлить эмбарго на поставку вооружений. Многие считают, что Россия и Китай наложат вето на это предложение. Ожидается, что вы в этом случае рассматриваете возможность дать задний ход по иранской ядерной сделке и снова наложить санкции США, которые были сняты в результате этого соглашения. Но ведь подобные шаги не могут не вызвать определенного сопротивления, не так ли?

– Тут важно следующее. Я нахожусь сегодня в Чехии. Иран представляет собой реальную угрозу Европе. Мы видели, какого рода деятельность они тут осуществляли, риск заказных убийств. Это расследовали правоохранительные органы по всей Европе. С точки зрения Европы, поддерживать Иран в его желании обладать оружием бессмысленно. Совершенно бессмысленно. [Эмбарго ООН на поставки оружия Ирану] ограничено по времени. [Оно истекает] 18 октября. Предыдущая администрация США подписалась под этим. Мы сожалеем об этом, но сегодня мир должен объединиться.

– Но ведь никакого единения не происходит?

– Иран – крупнейший в мире спонсор терроризма.

– Да, но ваши европейские коллеги так не считают, не так ли?

– Думаю, они это понимают. Мне кажется, они видят, что происходит, и я надеюсь, что они соответствующим образом проголосуют в ООН.

– Но вы не считаете…

– Предложенная нами резолюция – всего лишь просьба продлить эмбарго на поставки оружия. Все предельно ясно.

– Да, но…

– И мы полны решимости добиться этого.

– И вы не ожидаете в этой связи конфликта с европейскими партнерами?

– Мы знаем, что они разделяют нашу озабоченность тем, чтобы Иран не получал оружие. У них есть простой способ запретить Ирану покупать и продавать оружие – достаточно проголосовать "да" в Совете Безопасности, и тогда Иран не сможет обзавестись оружием. Все предельно ясно.

– Но ведь этого не произойдет, если Россия или Китай наложат вето.

– Мы можем обратиться к Совету Безопасности на основании резолюции 2231. США, Великобритания, Франция могут это сделать и таким образом продлить эмбарго. Резолюция 2231 позволяет это сделать. США настроены весьма решительно по этому вопросу. Посмотрите на соседей Ирана. Посмотрите на арабские страны. Посмотрите на Израиль. Они все поддерживают это решение. Почему?

– Но что вы будете делать, если на него наложат вето?

– Мы вернем санкции. Резолюция 2231 дает нам такое право, и мы им воспользуемся.

– Хорошо. Я хотел спросить вас о российском законе об иностранных агентах, который напрямую затрагивает Радио Свобода и "Голос Америки". Власти используют этот закон, чтобы серьезно ограничить их деятельность в России. Вы выступали с резким осуждением этой практики, однако Россия ее продолжает. На какие шаги вы можете пойти, чтобы у нас осталась возможность продолжать работать в России?

– Я никогда не говорю заранее о решениях, которые мы можем принять. Как вы отметили, мы осудили этот закон. Кроме того, мы наложили на Россию множество санкций в связи с рядом других недружественных действий с ее стороны. Мы продолжаем следить за ситуацией. И надеемся, что весь остальной мир поддерживает нас в этом. Мы надеемся, что нас поддержат страны, в которых ценят свободу прессы. Независимые журналисты могут задавать вопросы, даже если это порой не нравится лидерам этих стран. Нам кажется, что с помощью реального давления мы можем добиться свободы прессы [в России]. Мы знаем, что в прошлом с этим были проблемы, но мы будем бороться за это, работать ради этого и сотрудничать с нашими партнерами, например, с теми, кто работает на Радио Свобода, чтобы пояснить нашу позицию, чтобы сказать, что мы хотим лишь справедливости для народа России, чтобы у людей был доступ к правдивой информации, когда они этого захотят.

– Однако пока Россия не готова занять такую позицию. По данным американской разведки, Россия предлагала талибам и их союзникам в Афганистане деньги за каждого убитого американского солдата. Сообщалось, что вы обсуждали этот вопрос со своим российским коллегой Сергеем Лавровым. Мой вопрос такой: вы сами верите в эти донесения разведки?

– Мы не комментируем деятельность американской разведки, даже если какой-то источник предположил, что обладает надежной информацией. Наша позиция такова: если Россия предлагает деньги за убийство американцев, а также других граждан Запада, за это придется очень дорого заплатить. Именно эту мысль я донес до министра иностранных дел Лаврова. Я знаю, что наше военное командование обсуждало этот вопрос с их российскими коллегами. Мы не потерпим ничего подобного.

– То есть вы говорили об этом с Сергеем Лавровым. Считаете ли вы эту информацию как минимум заслуживающей доверия?

– Мы четко обозначили свою позицию. Мы все помним историю. В прошлом Россия вооружала талибов. Так ведь? Мы знаем, что сегодня их вооружает Иран. Это факты. Мы пояснили, на что мы рассчитываем. И мы сделаем все необходимое, чтобы защитить каждого американского солдата, или, например, чешского солдата, или любого другого участника операции "Решительная поддержка". Мы уже делаем это. Мы делали это в прошлом году и будем делать в этом. И продолжим до тех пор, пока в Афганистане будут наши солдаты.

– Президент Трамп в недавнем интервью сказал, что ему не сообщали об этом перед тем, как он провел телефонные переговоры с Владимиром Путиным. Разве не следовало его об этом проинформировать?

– Пусть этим занимаются в Белом доме, спорят о том, сообщали президенту о чем-либо или нет. Могу вас только заверить в том, что видел сам: любой член команды президента Трампа, занимающийся вопросами национальной безопасности, может прийти к нему и сказать: "Сэр, у меня есть определенные опасения. Мы делаем недостаточно в данном вопросе. Мы можем сделать больше. Здесь возможен такой-то риск". Президент очень серьезно относится к таким словам. Наша реакция в таких случаях не только совершенно уместна, но и эффективна в деле обеспечения безопасности наших людей.

– Некоторые страны, в которых работает Радио Свобода, это страны авторитарные, и во всем мире весьма серьезно воспринимают критику того, что там происходит, со стороны Америки. Однако видя, как Америка реагирует на протесты, которые происходят в самой Америке в этом году, некоторые комментаторы задаются вопросом: если на улицах Портленда людей запихивают в машины без опознавательных знаков, не подрывает ли это моральный авторитет Америки, когда она говорит авторитарным режимам, что те проступают неправильно? Не вредит ли это имиджу Америки?

– Даже сама постановка вопроса таким образом оскорбительна. Разница между США и авторитарными режимами совершенно очевидна. У нас есть верховенство права, свобода прессы, справедливый суд. Когда у нас проходят мирные демонстрации, мы выделяем место, где люди могут высказаться. Сравните это с тем, что происходит в авторитарных странах. Приводить подобные сравнения, да вообще ставить под сомнение блестящую работу наших правоохранительных органов по всей Америке – я, честно говоря, считают такую постановку вопроса бессмысленной и оскорбительной, - заявил в интервью Радио Свободная Европа/Радио Свобода государственный секретарь США Майк Помпео.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG