Линки доступности

Майкл Чертофф: Пандемия коронавируса все изменит 


Бывший министр безопасности США Майкл Чертофф. Архивное фото.

Бывший министра внутренней безопасности США — о вызовах, перед которыми мир оказался в результате пандемии СОVID-19 

Майкл Чертофф (Michael Chertoff), министр внутренней безопасности США в администрации Джорджа Буша-младшего, возглавлявший это ведомство во время террористической атаки 11 сентября 2001 года, в интервью корреспонденту Русской службы “Голоса Америки” Дарье Диегуц поделился своим мнением о том, уместны ли параллели между масштабами кризиса, вызванного пандемией коронавируса, и нападением террористов на США почти двадцатилетней давности.

Майкл Чертофф: Я бы сказал, это несколько другой масштаб. Но это не значит, что это менее серьезно. Пандемия — это не внезапная вещь. Этот кризис назревал некоторое время. Это не было неожиданностью. С другой стороны, при все ужасах атаки 11 сентября, она была относительно локализованной, в то время как нынешний кризис носит глобальный характер, и его влияние ощущают во всем мире. Поэтому масштаб воздействия географически намного больше, чем 11 сентября.

Дария Диегутс: Сегодня эксперты в области здравоохранения говорят, что в предыдущих администрациях вопросам глобальных пандемий не уделяли достаточно внимания. Как вы думаете, изменится ли это после пандемии коронавируса?

М.Ч.: Во-первых, я могу сказать, что после 11 сентября и в то время, когда я работал в правительстве, в Министерстве внутренней безопасности, мы уделяли много внимания пандемиям и возможному использованию биологического оружия. Нас беспокоила возможность возникновения таких природных явлений, как пандемический или свиной грипп. Мы создали систему распознавания патогенов, а также создали национальный резерв. У нас был очень подробный план действий в подобных ситуациях. За неделю до перехода от администрации Буша к президенту Обаме, мы провели с новой командой учения, чтобы показать, с чем им придется столкнуться, в случае биологической угрозы. В последние несколько лет бдительность снизилась. Ведь было много ложных тревог - ни атипичная пневмония, ни МЕРС так и не стали глобальной угрозой. Однако пандемия коронавируса все изменит. Повышение устойчивости сферы здравоохранения ко внешним угрозам станет такой же частью нашей жизни, как и авиационная безопасность.

Д.Д.: Говоря об изменениях, эксперты высказывают опасения, что пандемия коронавируса может существенно повлиять на свободу передвижения и миграционную политику...

М.Ч.: Я думаю, что в краткосрочной перспективе стоит ожидать перемен. В первую очередь, вся система авиации пострадала от этого кризиса и понесла убытки. Возобновление будет проходить постепенно. Также многие люди осознали, что они могут работать в Интернете. Им не нужно ехать на встречи. Деловые поездки останутся, но их количество уменьшится. Я думаю, опасения, связанные с возникновением новой вспышки заболевания, могут привести к изменениям в правилах проверки пассажиров во время пересечения границы. В то же время я не думаю, что перемены будут радикальными и, со временем, мы вернемся к чему-то похожему на то, что было. Впрочем, мы будем оставаться на чеку и определенное сокращение международных путешествий все же произойдет.

Д.Д.: В попытках остановить пандемию некоторые страны, такие как Россия и особенно Китай, используют технологии слежки за гражданами. Как вы думаете, подобные меры возможны или полезны в Соединенных Штатах?

М.Ч.: Есть два типа наблюдения. Первый уже существует - то, так называемое, анонимное широкомасштабное снятие информации. Оно дает возможность увидеть, где находятся люди, при этом не раскрывая личности индивидуумов. Подобная информация может предупредить о потенциальной вспышке заболевания и о необходимости издать указ оставаться дома. Это не несет особых рисков для гражданских свобод. Но имеет значение для эпидемиологии.

Другой вид мониторинга — это фактически отслеживание людей по их месторасположению. Если появляется информация о том, что они контактировали с зараженным, их предупреждают о необходимости самоизолироваться. Конечно, подобная практика может быть очень полезной и нет никаких сомнений в том, что это помогло бы контролировать распространение вируса. Но есть и большой риск злоупотребление этими данными. Поэтому, хотя я и думаю, что мы будем двигаться в этом направлении - в Европе также начинают применять такой подход - я думаю, использование технологии должно сопровождаться очень четкими правилами о том, как долго хранятся данные и для чего они могут быть использованы. И это важно определить, прежде чем мы разрешим подобные меры.

Д.Д.: И мой последний вопрос - когда мы в действительности можем ожидать начала упрощения карантина?

М.Ч.: Я думаю, это будет зависеть от двух факторов. Во-первых, как быстро мы получим одобренные и готовые к распространению лекарства, и, в конечном итоге, как быстро мы получим вакцину. Это очень важно.

Второй элемент — это наблюдения за графиком новых инфекций - когда мы увидим, что кривая сглаживается и меньше людей заражаются. И на самом деле, последний вопрос, на который никто не знает ответа: изменится ли эта ситуация за лето, как это происходит с гриппом? И даже если вирус вернется осенью - он будет слабее или сильнее? Есть некоторые вещи, которые мы не можем контролировать. Но мы можем контролировать масштабы вспышки. Мы можем ускорить процесс поиска лекарства и вакцины. Но с точки зрения графика кривой инфицирования, нам остается только ждать.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG