Линки доступности

Рейчел Денбер: Россия – очень трудное место для журналиста


Рейчел Денбер

Замдиректора Human Rights Watch – о положении российских СМИ

149-е из 180: таково место, которое Россия заняла в этом году в Индексе свободы прессы, согласно оценкам международной организации «Репортеры без границ». На это место (со 148-го) Россия опустилась еще в прошлом году. Тогда «Репортеры без гранц» назвали Россию вместе с Турцией «тяжеловесами региона, которые продолжают преследовать независимые СМИ».

США на протяжении ряда лет призывают Россию прекратить нарушения прав человека и практику преследования независимых журналистов.

Заместитель директора правозащитной организации Human Rights Watch по странам Европы и Центральной Азии Рейчел Денбер (Rachel Denber) поделилась с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» своими соображениями о том что делает работу журналистов в России особенно сложной, с какими опасностями сталкиваются репортеры и как сложившая ситуация способствует распространению дезинформации.

Марго Гонтар: Как вы оцениваете сегодняшнее состояние свободы СМИ в России?

Рейчел Денбер: Со свободой СМИ в России сейчас все обстоит крайне сложно. Россия — это очень трудное место для того, чтобы быть журналистом. Есть превосходные репортеры и журналисты, занимающиеся расследованиями. Но cреда для свободы прессы ухудшается с середины 2000-х годов, и особенно резко (свобода прессы) пошла на спад после 2011 года. Пространство свободы СМИ сужается. Явно уменьшается плюрализм. Есть СМИ, которые продолжают функционировать, выпускать материалы, критикующие власть, но они все время находятся на грани, подвергаются серьезным угрозам и штрафам. Есть издания, которые были достаточно независимы, но постепенно были захвачены людьми, дружественно настроенными к Кремлю, и они (СМИ) изменились до неузнаваемости. Как «Известия» много лет назад. Как Лента.ру после 2014 года. Я слежу за темами, связанными с Россией, более 25 лет, и наблюдаю очень тревожное развитие событий. Есть другие издания, которые сохраняют некоторую независимость. Как, например, «Новая Газета». Они пока продолжают издавать материалы, часто достаточно критические. Но они в каком-то смысле находятся под Дамокловым мечом, потому что всегда есть риск, что какая-то из публикаций вызовет такое недовольство властей, что этот меч на них опуститься. Им все время угрожают – изданию и, в частности, журналистке Елене Милашиной.

М.Г.: Недавно имела место подобная угроза. Не могли бы вы рассказать об этом подробнее?

Р.Д.: Появилась публикация Елены Милашиной о том, что люди в Чечне попросту боятся говорить, что могут быть больны коронавирусом, из-за страха репрессий, из-за невероятной стигматизации вокруг всего этого. В материале критиковались действия властей, Кадыров пришел в ярость и, по сути, дал понять, что если российские власти не сделают с этим что-то, если не прикроют издание, то это сделает он. Это была очень явная угроза, но Кремль только отмахнулся от этого, мол, что это – просто эмоции.

М.Г.: Каковы, на ваш взгляд, вызовы для свободы слова в сегодняшней России?

Р.Д.: Я думаю, что особенно подрывает свободу СМИ в России существующее сегодня законодательство. Это как минное поле из законов, которые душат свободу слова и СМИ. Ты никогда не знаешь, когда твои действия подпадут под категорию законов об эстремизме, или о «фейк ньюс», или об оскорблении личности. Это буквально минное поле. Кроме того, Россия создала такие понятия, как «иностранный агент» и «иностранное СМИ», которые создают дополнительный уровень бюрократии и проблем не только для СМИ, но и для блогеров. А если вдруг твои действия подпадают под этот закон, то это грозит различными штрафами. Так что это очень напоминает минное поле.

М.Г.: Не может ли такая ситуация отбить у молодых людей охоту идти в журналистику ?

Р.Д.: Это может служить демотиватором. Может отвращать людей от журналистики. Это может быть попросту опасно. Сейчас в России очень трудно быть журналистом, который при этом объективен и критикует власть. Приходится думать о своей безопасности, о своей семье. О родителях, брате, сестре, особенно если ты находишься за пределами Москвы, Санкт-Петербурга. Люди начинают думать: если опубликуешь что-то, содержащее критику местных властей, то как это повлияет на попытки твоей сестры попасть в университет? Или на работу твоих родителей?

М.Г. Все больший контроль над СМИ со стороны государства, все меньше независимой журналистики, – не способствует ли это распространению дезинформации?

Р.Д.: Эти вещи, несомненно, связаны, потому что, чем меньше в России независимой журналистики, тем больше пространства остается для государственных СМИ, пропаганды, дезинформации.

М.Г.: Ожидаете ли вы, что ситуация изменится в будущем?

Р.Д.: Я думаю, что нам не стоит терять надежды. Например, прошлым летом практически все журналистское сообщество и многие другие встали на защиту Ивана Голунова от нелепых обвинений в торговле наркотиками. И это, конечно, имело громадное влияние на его будущее. Его освободили из-под стражи и сняли с него все обвинения. Это было абсолютно беспрецедентно. В каком-то смысле это – уникальный случай, но это также дает некоторую надежду.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG