Линки доступности

Память о Большом терроре и преследования тех, кто раскрывает правду о нем


Скульптура под названием «Молох тоталитаризма» у входа на Левашовское кладбище под Санкт-Петербургом

Активисты гражданского общества обеспокоены спадом интереса властей к увековечению памяти жертв политических репрессий

В Санкт-Петербурге состоялось выездное заседание Межведомственной рабочей группы по координации деятельности, направленной на реализацию Концепции государственной политики по увековечению памяти жертв политических репрессий.

Группа была сформирована летом 2015 года и за это время проводила свои заседания в тех местах, где были лагеря Гулага – в Архангельской области, Карелии, Пермском крае, на Колыме. В Санкт-Петербурге и Ленинградской области участники заседания побывали в Ковалевском лесу и на Левашовском кладбище – в тех местах, где в годы Большого террора проводились массовые расстрелы. А также – у Соловецкого камня на Троцкой площади, у сфинксов напротив тюрьмы «Кресты» и у стен Петропавловской крепости, откуда начинался «красный террор» столетие начала которого отмечалось в начале сентября.

В ходе заседания рабочей группы неоднократно упоминалась другая памятная дата – 30 октября, День политзаключенного. По традиции в этот день во многих российских городах зачитываются списки погибших в годы массовых репрессий. В этой связи уполномоченный по правам человека в Санкт-Петербурге Александр Шишлов заметил, что правительству города стоило бы принимать более активное участие в таких мероприятиях. Он также напомнил, что Петроград был тем местом, откуда начинался «красный террор», и после переименования в Ленинград стал одним из наиболее пострадавших от репрессий городов.

Первой и второй «оттепели» хватило на десять лет

Руководитель Центра «Возвращенные имена» при Российской Национальной библиотеке, инициатор многотомного «Ленинградского мартиролога» Анатолий Разумов сказал, что наиболее активная работа по увековечению памяти жертв политических репрессий велась в городе в середине 90-х годов при активном участии тогдашнего мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака. Именно тогда были установлены сфинксы работы Михаила Шемякина, открыто Левашовское кладбище, напротив которого поставлена скульптурная композиция «Молох тоталитаризма». Впоследствии многие памятники и памятные знаки жертвам политических репрессий подвергались осквернению и разрушению. При этом выяснилось, что они, фактически, являются бесхозными, и не находятся на балансе какого-либо ведомства.

«То время – горбачевскую перестройку и начало ельцинского правления, я определяю, как “вторую оттепель”. И так же, как первой “оттепели” у нас в стране хватило лет на десять, интереса к открытию страшных страниц отечественной истории хватило примерно на такой же срок», – сказал Анатолий Разумов в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки».

Именно в этот период он начал работу над «Мартирологом». В настоящее время вышло уже тринадцать томов, завершена работа еще над четырьмя томами. Презентация первого тома вызвала большой общественный резонанс, но потом, по словам историка, ослабла и государственная поддержка подобных начинаний, и интерес общества пошел на спад.

«Я считаю большим везением, что в Карелии именно в 1997 году нашли два места захоронений, и правительство с энтузиазмом взялось за организацию мемориальных комплексов – Красный бор и Сандармох. Я в том же году принимал участие в раскопках Бутовского полигона. Это – очень важное дело, но оно было именно тогда. А если бы это произошло двумя годами позднее, ничего бы этого, я думаю, не было», – считает Анатолий Разумов.

Дело Юрия Дмитриева – борьба «черного» с «белым»

После заседания некоторые участники рабочей группы обменивались мнениями по поводу сообщения об аресте директора Медвежьегорского городского краеведческого музея Сергея Колтырина. Одним из основных направлений работы краеведа было изучение истории урочища Сандармох, где в 30-е годы были расстреляны тысячи человек. А открыл Сандормох председатель карельского «Мемориала» Юрий Дмитриев, против которого также возбуждено уголовное дело.

Член Совета по правам человека Наталья Евдокимова, которая также принимала участие в выездном заседании, так прокомментировала эту ситуацию: «Здесь происходит своеобразная борьба “черного” с “белым”. К первым относятся те, кто преследует Юрия Дмитриева, а вторые – те, кто ищет останки расстрелянных, занимается реабилитацией репрессированных. А эта работа нравится не всем. Я думаю, что местные чиновники получили указание сверху: “Что-то много у вас в Карелии неопознанных останков расстрелянных. Давайте-ка скажем, что это – дело рук финнов”.

А Дмитриев доказывал на основе архивных данных, что расстреливали не финны, а наши. Вот в этом все и дело. Ну, а если уж один раз зацепили, то нужно тянуть до конца. Очень жалко Юрия Алексеевича (Дмитриева), каждый раз с болью ждем сообщений о том, что там еще против него придумают. Но мы будем бороться», – пообещала Евдокимова в разговоре с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки».

«Наша задача – сохранить память»

Что же касается нынешнего положения дел с памятными местами, связанными с жертвами политических репрессий, то более-менее благополучно дела обстоят с Левашовским кладбищем, которое одновременно является и историческим памятником, и Народным музеем под открытым небом. Родственники расстрелянных устанавливают здесь памятные таблички, активисты петербургских землячеств создали символические памятники представителям своих национальностей, сотрудники консульств ряда стран проводят траурные мероприятия в годовщину началу массовых депортаций в Сибирь.

Общество «Мемориал» считает необходимым создать при Левашовском кладбище информационный центр, где все желающие могли бы получить исчерпывающие сведения о том, как проводился коммунистический террор, кто его осуществлял, и кто стал его жертвой.

Другие памятные места еще ждут приведения в порядок. В первую очередь это касается Ковалевского леса, до которого сейчас очень неудобно добираться. Участники выездного заседания отмечали необходимость решения вопроса с захоронениями останков жертв Гражданской войны, найденных у стен Петропавловской крепости. «До сих пор находятся могильники этих несчастных. И очень хорошо, что их кости перезахораниваются, и будет место, куда могут прийти их родственники для того, чтобы положить цветы и вспомнить о них. К сожалению, уходят и эти люди, но остается память. Наша задача – ее сохранить», – подытожила работу Межведомственной рабочей группы по реализации Концепции государственной политики по увековечению памяти жертв политических репрессий Наталья Евдокимова.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG