Линки доступности

Стрельба на Лубянке: ЧП без комментариев


Российские власти не дают никаких разъяснений по поводу беспрецедентной атаки в центре Москвы

Второй сотрудник ФСБ, получивший накануне ранение в ходе стрельбы на Лубянке, умер в пятницу в московской больнице, сообщил официальный представитель Следственного комитета России (СКР). Также в СКР подтвердили, что нападение совершил Евгений Манюров.

Напомним, стрельба на улице Большая Лубянка началась вечером в четверг, 19 декабря. В результате двое сотрудников ФСБ получили крайне тяжелые ранения. Один из них вскоре скончался. Есть и другие пострадавшие, в том числе те, которые проходят сейчас лечение. Нападавший был ликвидирован в перестрелке, длившейся приблизительно 40 минут.

Инцидент совпал по времени с проходившем в Кремле праздничным концертом в честь Дня работника органов безопасности России, который отмечается 20 декабря. На концерте присутствовал президент Владимир Путин, незадолго до этого дававший большую ежегодную пресс-конференцию. Президента проинформировали о трагедии, пишут медиа со ссылкой на пресс-секретаря Дмитрия Пескова.

Как ранее установили СМИ, Евгений Манюров – безработный в последнее время житель Подмосковья, бывший сотрудник частных охранных фирм, коллекционер оружия, занимался стрелковым спортом, участвовал в соревнованиях. Со слов его матери, «ненавидел кагэбэшников», пишет издание Baza.

С момент перестрелки с трагическим исходом в центре Москвы прошло больше суток. Но никаких официальных версий, равно как и хоть каких-то комментариев произошедшего, со стороны властей не последовало.

В СМИ со ссылкой на источники в спецслужбах сообщали, что основная версия ЧП – теракт. Но подтверждений или опровержений эта теория пока не получила. СКР возбудил уголовное дело по факту посягательства на жизнь сотрудников правоохранительных органов. Как передает «Коммерсантъ», сотрудники ФСБ в пятницу задержали корреспондента газеты Романа Дорофеева во время прямого эфира с Лубянки. Журналистское удостоверение ему не помогло.

Корреспондентку издания Baza Анну Никитину, бравшую интервью у матери предполагаемого стрелка, также задержали силовики, при этом ее ударил оперативник, руководивший обыском. Многие материалы интернет изданий о событиях на Лубянке сопровождались сообщениями «Комментирование ограничено».

Главный редактор «Ежедневного журнала» Александр Рыклин считает, что это обычная практика поведения представителей всех органов власти в контексте подобных эксцессов. По его убеждению, они крайне не любят раскрывать детали ЧП и вообще комментировать такие события, в том числе из-за опасений вызвать гнев вышестоящего руководства в случае, если сделают «не тот акцент».

«Тем более, что операция по нейтрализации стрелка у сторонних наблюдателей зачастую вызывает чувство откровенного недоумения, – добавил он в интервью «Голосу Америки». – Человек без бронежилета (а это легко понять по уже опубликованным в СМИ фотографиям) имеет возможность в течение часа вести бой в центре Москвы, в двух шагах от «цитадели» самой мощной в стране спецслужбы, и при этом наносит урон ее представителям. Это показывает чудовищный уровень непрофессионализма (подразделений, участвовавших в операции)».

Поэтому у граждан возникает слишком много неудобных для властей вопросов, констатирует журналист: «В частности, такой: а каково было бы число жертв, вздумай нападавший стрелять по обычным прохожим, москвичам и гостям столицы? Легко представить себе размер беды. Вот теперь все и ждут указаний из Кремля, как комментировать инцидент и комментировать ли его вообще».

Такова специфика российской вертикали власти, резюмировал Александр Рыклин.

В свою очередь, социальный психолог Алексей Рощин предположил, что молчание властей по поводу ЧП вызвано проявлением «некоего стыда за произошедшее». По его оценке, случившаяся накануне «Дня чекистов» трагедия на Лубянке носит беспрецедентный характер.

«Событие стало унизительным не столько для страны, сколько для любимой президентом службы, – утверждает он в комментарии «Голосу Америки». – Отсюда и такая реакция, точнее практически полное ее отсутствие. Власть хочет, чтобы все об этом как можно быстрее забыли и не вспоминали, не обсуждали бы возможные побудительные мотивы нападения, просчеты спецслужб и так далее».

Как отметил социальный психолог, власть и контролируемые государством СМИ вообще нередко игнорируют события несмотря на то, что они вызывают большой общественный резонанс. Так регулярно происходит, например, в связи с протестными манифестациями и фабрикациями уголовных дел против несогласных с политикой, проводимой Кремлем, указал он.

«К тому же ФСБ в последнее время и без того постоянно оказывается в центре скандалов, где играет главную, но отнюдь не положительную роль, – подчеркнул эксперт. – Правозащитники говорят о применении пыток сотрудниками ведомства при фальсификации ряда ставших сейчас громкими дел (дела «Сети», «Нового величия» и другие – В.В.). До этого происходило просто безумие с телефонным «минированием». Целью этих атак, вызвавших много паники, стали в основном школы и детские сады».

В последнем случае, как представляется Алексею Рощину, спецслужбы продемонстрировали полное бессилие. Так что ничего удивительного в том, что и ситуацию со стрельбой сейчас стараются замолчать, заключил он.

По сообщениям СМИ, 19 декабря в Москве из-за ложных сообщений о заложенных бомбах подверглись проверке не менее тысячи учреждений, из которых эвакуировали около 170 тысяч человек. Это стало своеобразным антирекордом в серии «лжеминирований».

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG