Линки доступности

Премьер-министр Литвы: «Бизнес всегда смотрит туда, где его ждут»


Саулюс Сквернялис

Саулюс Сквернялис – интервью Русской службе «ГА» об экономических реформах, о том, как Литва справляется с российскими контрсанкциями и помогает Украине

В официальной российской прессе государствам Балтии уделяется не так уж много внимания. А когда появляются какие-либо публикации, то они, как правило, носят негативный характер – о том, как в бывших советских республиках, а ныне полноправных членах евроатлантического сообщества притесняют русскоязычных жителей, как тяжко местным предприятиям в условиях ужесточившейся конкуренции, сколь сильна среди местного населения тяга к эмиграции в страны «старой Европы».

При этом особенно много критических стрел направляется в сторону Литвы, и прежде всего – из-за последовательной поддержки правительством и народом этой страны усилий Украины по проведению реформ и перехода на общеевропейские стандарты.

Разумеется, в литовской прессе, в том числе и в русскоязычном ее сегменте, можно найти много информации «из первых рук» о том, как на самом деле обстоят дела в этой балтийской республике. Однако, эти публикации российской аудитории, в большинстве случаев недоступны.

Корреспондент Русской служба «Голоса Америки» во время недавней краткосрочной командировки в Вильнюс воспользовалась возможностью побеседовать с премьер-министром Литовской Республики Саулюсом Сквернялисом (Saulius Skvernelis) и задать ему вопросы экономического, политического и гуманитарного характера.

Анна Плотникова: Чуть больше года Вы возглавляете правительство Литвы. Что Вы можете выделить как главное из того, что вам удалось?

Саулюс Сквернялис: Сначала главное было – сформировать правительство на других основаниях, (чем предыдущее). Все министры отбирались по профессиональным качествам. Первый год прошел, и можно сказать, что это было хорошее решение, чтобы все министры работали как одна команда. Тут нет политических передряг и мы имеем проект бюджета на следующий год.

Все понимают, что есть общие приоритеты, и надо действовать слаженно. Конечно, получилось так, что во многих отраслях жизни была стагнация, потому что не было настоящей реформы высшего образования. Мы ее начали, и она уже получила развитие. С этой реформой мы будем иметь новую сеть государственных высших школ и новое качество высшего образования. Это очень важно для Литвы, потому что никто не решался эту реформу начинать.

Также мы начали и реформу начального и среднего образования. Очень важные решения были приняты по реформе государственных предприятий, таких как Литовские железные дороги, Центр регистров и предприятия, которые занимаются нашими лесами. На подходе реформа государственной службы.

В проекте бюджета предусмотрены налоговые изменения и решения, которые направлены на ту часть нашего общества, которая живет труднее остальных. Мы введем так называемые «деньги для детей». Каждый ребенок получит сначала немного – 30 евро и плюс будет добавка еще в зависимости от финансового состояния семьи. Предусмотрено и повышение пенсий. Здесь была большая пауза, потому что только социальные пенсии повышались и только символически. Будет повышена базовая часть пенсий, которая 9 лет была заморожена. Будет и реформа здравоохранения, и повышение (зарплаты) для преподавателей и профессоров высших школ.

Конечно, мы сделали еще один очень важный шаг: с 1 января Литва будет 2% своего ВВП предназначать для обороны. На 2 года раньше, чем было соглашение по этому поводу.

И, конечно, очень серьезно идет антикоррупционная тема – (произошло) усиление нашей прокуратуры, которая работает по антикоррупционной тематике.

А.П.: Когда сравнивают три балтийских государства, и по темпам экономического роста, и по эффективности реформ, и по уровню зарплат Литва оказывается на третьем месте, несколько уступая Латвии, и в большей степени – Эстонии. В чем, по-вашему, причина такого положения, и что нужно сделать, чтобы Литва стала примером для соседей по региону?

С.С.: Наверно, надо говорить о своих достижениях. Литва имеет такое свойство – мы всегда плачем и себя унижаем.

Эстония очень хорошо говорит о себе, и это правильно, так и надо делать. Если смотреть по реальным цифрам, то за прошлый год валовый продукт Литвы рос больше других балтийских стран. Если говорить об экспорте, мы тоже в этом году имеем самый большой рост экспорта, которого 5 лет в Литве не было. В первом полугодии мы имеем самые большие инвестиции не только в сфере услуг, но и в производство. Решение строить фабрику Continental в Литве – это тысяча хорошо оплачиваемых рабочих мест. И я думаю, мы в этой сфере приблизимся к Эстонии.

Если говорить о Латвии, которая тоже сейчас говорит о повышении зарплат медикам, то они только сейчас пытаются ввести обязательный страховой налог, который мы уже давно платим.

Если говорить о высшем образовании, о школах, то мы нигде не уступаем, и я думаю, все зависит от того, как государство представляет себя публично. Надо этому учиться у эстонцев.

«Сейчас в Литве – если ты хочешь, если работаешь, если есть идеи – можно достичь всего»

А.П.: После обретения независимости и начала построения рыночной экономики Литву покинуло большое количество трудоспособного населения. Литовцы отправились в Западную Европу, где легче сделать карьеру, и где выше жизненный уровень. Как сказалась эмиграция из Литвы на ее экономическом положении, и есть ли надежда, что когда-то возобладает обратная тенденция?

С.С.: Мы делаем шаги, чтобы возвратить наших людей, и это очень важно. Эмиграция имеет две стороны. Одна – это молодые люди уезжают учиться или зарабатывать какой-то стартовый капитал. Они всегда вернутся, я по Литве езжу очень много, и в каждом районе захожу на предприятия, собственниками которых являются вернувшиеся из эмиграции молодые и не только молодые люди. Это люди, которые едут только посмотреть, какая там культура, рабочая культура, получить новые знания, и все.

И есть та часть, которая уезжает из-за того, что их туда толкает нищета. С этим труднее, потому что там карьеру не очень-то легко сделать. В Литве есть все возможности, тысячи примеров, когда любой молодой человек делает карьеру и в частном секторе, и в публичном секторе. Но уже модно стало, если что – эмигрировать, а там уже смотреть дальше. И мы не видим ту часть айсберга, которая представляет неуспешные истории. А это очень важно.

Сейчас в Литве – если ты хочешь, если работаешь, если есть идеи – можно достичь всего. Но, конечно, эмиграция очень негативна для нашего государства – не хватает рабочих рук, и, конечно, это давит на работодателей. Они должны повышать зарплаты, но зарплаты не должны превышать уровня продуктивности. Это должно коррелироваться между собой. Это – большая проблема, и, если еще учитывать, что демографическая ситуация тоже не очень (хорошая), потому что для того, чтобы мы росли как народ, нам надо рожать больше две детей, а сейчас этого нет.

«…Бизнес всегда смотрит туда, где его ждут…»

А.П.: Более трех лет назад – 6 августа 2014 года – Россия ввела указом президента Путина продуктовые контрсанкции против стран Евросоюза, а значит и против Литвы. То есть, Россия перестала закупать у этих стран целый ряд продуктов питания.

Это было сделано в расчете на то, что контрсанкции нанесут экономике европейских стран ощутимый ущерб, и это сподвигнет их отменить санкции, введенные после российской аннексии Крыма. Насколько ощутимым для литовского сельского хозяйства и пищевой промышленности оказалось закрытие российского рынка?

С.С.: Наверное, эти санкции сказались на обеих сторонах – и для стран Евросоюза, и для России. Но если говорить о нашем сельскохозяйственном секторе (а наша продукция давно славится очень хорошим качеством и экологической чистотой), то литовские предприниматели должны были диверсифицировать свою деятельность, и они нашли другие рынки, в том числе очень отдаленные, такие как Аргентина, Китай, Япония, некоторые африканские страны. Так что бизнес всегда смотрит туда, где его ждут, смотрит вперед.

Остался бизнес и с Россией, конечно не нарушая режима санкций, но они нашли выходы, и литовская сельскохозяйственная продукция есть и в России. Созданы совместные предприятия, да и санкции не всех продуктов касаются. Так что все легально!

Энергетическая независимость

А.П.: Три года назад Литва провозгласила политику энергетической независимости от России. Открыв для себя альтернативных поставщиков электричества и газа, республика стремится выйти и из единого энергокольца БРЭЛЛ (Беларусь, Россия, Эстония, Латвия и Литва). Не опасается ли литовская сторона, что в случае выхода из БРЭЛЛ отношения с Россией осложнятся еще больше?

С.С.: Я думаю, что этого не произойдет. Это нормальный неполитический технический процесс. Литва, как и другие балтийские страны, остались в этом постсоветском пространстве кольца БРЭЛЛ. Но балтийские государства ищут выход, как установить связь с континентальной Европой. К торговле с Россией никаких ограничений нет. Это просто зависит от того, что балтийские страны должны иметь альтернативу – организованную связь с континентальной Европой. Так было и по поводу газа – пока мы не имели терминал по приему сжиженного газа в Клайпеде, то существовал диктат «Газпрома». Диктат не только экономический, но и политический. Мы платили самую большую в Европе цену за газ.

Сейчас мы имеем наш терминал, покупаем более 50% газа через него, чуть меньше 50% покупаем в «Газпроме». Но теперь у нас нормальные рыночные отношения без каких-либо политических переплетов. Аналогично решен вопрос и с электроэнергией – есть связь со Скандинавией. Любая страна, будь то Литва или Россия, или любая другая, стремится, чтобы иметь альтернативные энергетические поставки. Поэтому, если мы уходим из энергетического кольца БРЭЛЛ – это не является угрозой какой-то другой стране. Все идет цивилизованно. Встречи в БРЭЛЛ бывают, в том числе и на высшем уровне и ищутся нормальные технические пути решения.

А.И.: Я видела информацию, что с нового года в Литве на 8% снижаются цены на газ для потребителей. Это так?

С.С.: Да, это так. Снижаются цены не только на газ, но и на электроэнергию. Однако это снижение коснется только бытовых потребителей, тех, кто использует газ для приготовления еды. Для тех же, у кого газовое отопление, цена останется прежней.

Помощь Украине

А.И.: В Европейском Союзе обсуждается возможность широкомасштабного проекта помощи Украине. И одним из главных сторонников этого проекта (получившего название «План Маршалла для Украины») является Литва. Почему Литовская Республика придает такое большое значение возможности интеграции Украины в европейское сообщество, и какими ресурсами для этого обладает?

С.С.: Я думаю, что это – естественно. Литва сама когда-то была кандидатом во все международные организации – в Евросоюз, в оборонный блок НАТО, еще мы пытается стать членами OECD (Организации экономического сотрудничества и развития). Так что, конечно, это естественно – поддерживать Украину в ее тяжелой ситуации. Потому что страна воюет де-факто, и в то же время должна осуществлять большие реформы.

Мы заинтересованы в том, чтобы эти реформы были успешными, это гарантирует демократический строй Украины и ее западную направленность. И хочется, чтобы те процессы реформ, которые происходят, были бы поддержаны – особенно в малом и среднем бизнесе, в госслужбе и на госпредприятиях. И вот, такой план родился, и я думаю, очень важно, чтобы деньги, которые будут выделять страны-доноры, были бы направлены на достижение этих целей.

А.П.: Господин, премьер-министр, спасибо, что вы ответили на вопросы Русской службы «Голоса Америки». Есть ли что-либо, что вы бы хотели добавить от себя для читателей нашего сайта?

С.С.: Я хочу пожелать счастливого Рождества и хорошего Нового года!

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG