Линки доступности

Лев Гудков: «Больше половины статей Конституции не работают»


Лев Гудков

Почти половина россиян убеждены, что конституционные изменения готовятся «под Путина»

Без малого половина (47%) россиян считают, что готовящиеся изменения в Конституцию разрабатываются в интересах главы государства Владимира Путина с целью расширить его полномочия и позволить ему остаться у власти по истечении президентского срока. При этом почти столько же (44%) склоняются к тому, что поправки необходимы для совершенствования модели управления государством в общих интересах. Таковы результаты опроса, обнародованного в пятницу, 31 января, на сайте «Левада-центра».

О намерениях изменить Конституцию России Владимир Путин заявил 15 января в ходе послания Федеральному собранию.

Кроме того, 30% опрошенных крайне низко оценили значение российского Основного закона, поскольку на практике с ним мало кто считается. Это – антирекорд за период с 2005 года. В то же время резко уменьшилось (с 48 до 27%) число тех, кто согласен, что документ реально гарантирует права и свободы гражданам.

Русская служба «Голоса Америки» попросила прокомментировать результаты исследования директора «Левада-центра», доктора философских наук Льва Гудкова.

Виктор Владимиров: Лев Дмитриевич, чем вызвано то, что мнение аудитории относительно предназначения поправок в Конституцию, разделилось практически пополам?

Лев Гудков: Это прежде всего означает, что в обществе еще отчетливо не сформировалось представление о предстоящих переменах в Основном законе. Это почти случайное распадение на две равные половины. Те, кто поддерживает Путина, считают, что изменения направлены на оптимизацию управления государством. Но априорно большая часть все же уверены, даже не будучи в курсе содержания планируемых поправок в Конституцию, что это делается для укрепления власти Путина. Поэтому и происходит распадение на почти равные статистические доли. Вообще говоря, такие характеристики состояния общественного мнения обычно говорят, что проблема не артикулирована, что она толком еще не обсуждалась.

В.В.: К тому же пока ведь совершенно неясно, какова же в итоге будет конфигурация власти во главе с Путиным. Это тоже создает путаницу в умах?

Л.Г.: Разумеется. Но вот что интересно: люди, которые вообще ничего не слышали об этих поправках, все равно заранее убеждены, что реформа готовится исключительно ради укрепления личной власти Путина и правящего режима. Как бы при этом политологи и эксперты ни толковали происходящее. Других вариантов практически нет, как бы ни называлась следующая должность или позиция Путина – «Верховный правитель», председатель Государственного света или еще как-то. Важно, что мало кто сомневается, что он (действующий президент) всеми силами старается сохранить власть в своих руках.

В.В.: Можно ли тут говорить, что пропагандистская машина пока пробуксовывает?

Л.Г.: Пропаганда только начинает работать в этом направлении. Посмотрим. Прошло-то всего две недели после объявления об изменениях в Конституцию. Для того чтобы сформировалось какое-то мнение в общественном сознании, нужен по крайней мере месяц непрерывной работы. Пока еще рано говорить о результатах. Но я думаю, что особых результатов Кремль на этом поприще не добьется.

В.В.: Как россияне в целом оценивают роль Конституции в качестве основного документа, регулирующего внутреннюю жизнь в стране?

Л.Г.: Отношение к Конституции почти абсолютно нигилистическое. Ее воспринимают скорее как средство держать под контролем Путина Думу и другие ведомства, но не как Основной закон внутреннего действия. Очень небольшая часть россиян придерживается веры в объективность права, силу права как такового. Больше половины статей Конституции не работают. Поэтому люди довольно трезво смотрят на вещи.

В.В.: Согласно опросу, 30 % респондентов считают Конституцию мало что значащей бумагой. Это много или мало?

Л.Г.: Применительно к демократической стране это стало бы катастрофой. А поскольку речь идет об обществе, никак не могущем выйти из тоталитарного прошлого, то это не так много. Нельзя сказать, что это норма, но в любом случае это не катастрофично для режима. Простые люди по-другому представляют себе институциональное устройство, чем политологи или юристы. Они считают, что власть в первую очередь – закрытая группа лиц,

опирающаяся на силовые структуры, верхушку бюрократии и связанный с нею крупный государственный бизнес. Идея разделения властей или контроля общества над властью почти отсутствует. Она присутствует как некоторая утопия, как пожелание. Однако как ее реализовать на деле, в России мало кто себе представляет.

В.В.: Владимир Путин обещал не менять конституцию. Это как-то отразится на его реноме?

Л.Г.: Никто не помнит, что было несколько лет назад. И то, что говорил Путин, никак не фиксируется. Мы существуем почти в оруэлловском пространстве. Люди не помнят, что было вчера. История постоянно переписывается. Поэтому сейчас пока рано говорить, как это отразится на популярности Путина.

В.В.: Впервые за долгие годы власть, Путин повернулись, пусть и декларативно, лицом к социальным проблемам. Чем это вызвано, по-вашему?

Л.Г.: Это обычная популистская риторика, предназначенная для обеспечения поддержки власти со стороны бедных слоев населения. Люди слушают это все с большим удовольствием, но слабо верят в то, что это будет реализовано. По крайней мере, наши первые замеры относительно нового правительства Мишустина показывают очень высокую степень скептицизма насчет его намерений.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG