Линки доступности

Денис Дудинский: мы думаем о создании альтернативного телеканала в Беларуси


Минск, Беларусь. 18 августа 2020 г.

Накануне появилась информация, что тех, кто присоединился к требованиям протестующих, заменили российскими специалистами

С белорусских телеканалов продолжают увольняться сотрудники. Накануне появилась информация, что тех, кто присоединился к требованиям протестующих, заменили российскими специалистами. О ситуации на государственном телевидении в интервью «Голосу Америки» рассказал отстраненный от эфира телеведущий, шоумен Денис Дудинский, многолетний ведущий программы «Доброе утро, Беларусь!»

Ксения Туркова: Действительно ли поводом для отстранения вас от эфира стал пост в соцсетях?

Денис Дудинский: Да, это был пост в соцсетях о том, что происходило в тот момент у одного из магазинов. Это магазин, который продавал разрешенную государственную символику: майки и другую сувенирную продукцию. И в какой-то момент людей, которые стояли там в очереди, очень жестко разогнали, многие оказались задержаны и даже получили небольшие сроки. Я посчитал нужным высказаться по этому поводу, и руководство телеканала посчитало, что раз мои интересы идут «вразрез с государственными», то меня лучше из эфира убрать. Я пока в бессрочном отпуске, но не думаю, что я по-прежнему являюсь сотрудником «Белтелерадиокомпании».

К.Т.: А если после отпуска скажут: «Возвращайтесь»?

Д.Д.: Даже если скажут, учитывая ситуацию, я все равно после отпуска туда не вернусь.

К.Т.: Есть ли у вас коллеги, которые оказались в такой же ситуации, как вы?

Д.Д.: С самого начала было человек пять, которые работали на разных телерадиоканалах, и уволились. Но потом все больше телевизионщиков стали заявлять об уходе с телеканалов.

К.Т.: Как вы думаете, почему люди, которые годами там работали – я имею в виду прежде всего в новостных программах – вдруг проснулись и именно сейчас решили уйти?

Д.Д.: Я бы не сказал, что они проснулись и решили уйти – они достигли точки кипения. Появился триггер, который вынудил их уйти. Когда раньше они находились в кресле диктора новостей, они говорили о намолотах, надоях, стройках, о том, как все прекрасно и здорово. Даже если это и были фейковые новости, но они, по крайней мере, никого не ранили и не потворствовали насилию и убийствам. И в какой-то момент, когда диктору новостей говорят: «Садись, выходи в прямой эфир и говори, как у нас все здорово и замечательно», а человек видит, что происходит на улицах, видит, как разгоняют людей, как родственники их ждут под стенами тюрем, – он отказывается вести эфир, и, разумеется, начальство его увольняет. Либо они уходят сами.

К.Т.: То есть наступил момент, когда расхождение между жизнью и телевизионной реальностью стало слишком большим?

Д.Д.: Да, как мы говорим, у нас существует две реальности, которые не пересекаются. Причем настолько не пересекаются, что даже, казалось бы, очевидные вещи сейчас на государственных каналах подаются с перекрутом на 180 градусом.

К.Т.: Это правда, что белорусских телевизионщиков, которые присоединились к требованиям протестующих, заменили российскими?

Д.Д.: Сейчас из-за массовых увольнений возникла определенная нехватка персонала, прежде всего технического – монтажеров, режиссеров. По моим данным, в «Белтелерадиокомпанию» действительно были привезены несколько российских специалистов, которые будут помогать продолжать выпуск новостей. Как мы говорим, нажимать на кнопки. Мы не знаем, какими каналами они были сюда перевезены, официальной информации от руководства телекомпании нет. По моим данным, им предложили зарплату в две тысячи долларов. Это очень большая для Беларуси зарплата. И это в несколько раз больше, чем получали наши специалисты. Что, собственно, вызвало волну негодования у тех, кто остался.

К.Т.: Когда вы работали на телевидении, вы сталкивались с фактами цензуры?

Д.Д.: Даже в моем развлекательном формате была жесточайшая цензура: что можно говорить, что нельзя. Если ты говоришь о государственном строе, о власти, о президенте, ты должен говорить только в восторженных тонах. Либо вообще не касаться этой темы и говорить о надоях, о намолотах, о котиках и собачках. Либо о том, как плохо живется, например, в США.

Но сейчас у людей, даже у сомневающихся, уже полностью потеряно доверие к государственному телевизионному контенту. Люди же все видят! Достаточно выглянуть из окна, посмотреть на свой двор, увидеть, что происходит, и понять, что информация на государственном ТВ лжива, недостоверна и даже разжигает межнациональную рознь.

Так что люди продолжают отказываться работать на телевидении, продолжают заявлять о своем уходе.

К.Т.: Они уходят в никуда?

Д.Д.: У тех, кто ушел, зреет мысль о создании своего канала и своего контента. Пока неизвестно, как он будет формироваться. Возможно, это будет интернет-канал, а возможно, попробуем приобрести какую-то частоту. Если такой канал появится, я обязательно к нему присоединюсь.

  • 16x9 Image

    Ксения Туркова

    Журналист, теле- и радиоведущая, филолог. Начинала как корреспондент и ведущая на НТВ под руководством Евгения Киселева, работала на каналах ТВ6, ТВС, РЕН ТВ, радиостанциях "Эхо Москвы", "Сити FM", "Коммерсантъ FM". С 2013 по 2017 годы жила и работала в Киеве, участвовала в создании информационной радиостанции "Радио Вести", руководила русскоязычным вещанием украинского канала Hromadske TV, была ведущей и исполнительным продюсером. С 2017 работает на "Голосе Америки" в Вашингтоне.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG