Линки доступности

Эксперты в Вашингтоне скептически оценили инициативу главы российского МИДа

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров выразил готовность возобновить прерванные несколько лет назад контакты с администрацией США, начав переговоры по мирному урегулированию в Сирии и дальнейшему сокращению ядерных арсеналов.

Слова российского министра стали ответом на короткое замечание избранного президента Дональда Трампа, заявившего в недавнем интервью лондонской Times и немецкой Bild о том, что он готов пойти на отмену санкций в отношении Москвы в обмен на новый договор о сокращении стратегических вооружений.

«Они (страны Запада) наложили санкции на Россию. Давайте посмотрим, сможем ли мы заключить какие-то хорошие сделки с Россией, – сказал Дональд Трамп. – Я думаю, начнем с того, что ядерное оружие должно быть очень значительно сокращено».

Американские и российские эксперты и официальные лица достаточно сдержанно прокомментировали слова будущего главы Белого дома, а пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков даже заметил, что «антироссийские санкции – это не вопрос российской повестки дня как во внутреннем плане, так и в плане общения с зарубежными партнерами».

На пресс-конференции в Москве во вторник Лавров также поспешил подчеркнуть, что «не увидел предложения разоружаться в обмен на снятие санкций» в высказывании будущего президента США, но тем не менее заявил о готовности Москвы начать с Вашингтоном обсуждение вопросов «стратегического паритета». Кроме этого, глава российского внешнеполитического ведомства «считает правильным» пригласить представителей новой американской администрации на переговоры по мирному урегулированию в Сирии, которые пройдут в Астане 23 января.

«РФ и США создали и возглавили как сопредседатели Международную группу поддержки Сирии, ее никто не распускал, – напомнил он. – Вполне реально вдохнуть новую жизнь в деятельность этих механизмов».

Неожиданное заявление российского министра эксперты в Вашингтоне расценили как очередной «сигнал», свидетельствующий о желании Кремля возобновить диалог с Соединенными Штатами.

«Путин очень активно посылает сигналы о том, что Москва хочет разговаривать и надеется на улучшение отношений, – заметил в комментарии для Русской службы «Голоса Америки» директор Инициативы по контролю и нераспространению вооружений института Брукингса, бывший посол США на Украине Стивен Пайфер (Steven Pifer, Brookings Arms Control and Non-Proliferation Initiative). – При этом очень сложно понять, как можно серьезно рассчитывать на такое улучшение, если не решена проблема Украины, например».

Эксперт Центра по изучению проблем нераспространения ядерного оружия Николай Соков (Nikolai Sokov, James Martin Center for Nonproliferation Studies) также считает, что о полноценном диалоге говорить пока рано.

«Я бы расценил слова Лаврова не как конкретную инициативу, а как приглашение к разговору, – сказал он «Голосу Америки». – С учетом характера отношений между Москвой и Вашингтоном, с учетом истории этих отношений вполне логично, что началом разговора может быть именно контроль над вооружениями».

Николай Соков, участвовавший в качестве эксперта в подготовке двусторонних соглашений о сокращении стратегических вооружений СНВ-1 и СНВ-2, считает, что возможная повестка дня будущих переговоров об уменьшении ядерных арсеналов «открыта и хорошо известна» специалистам.

«Если говорить о практической стороне дела, то вполне реально начать обсуждение нового предельного количества ядерных зарядов для обеих стран, – говорит он. – Это может быть потолок в 1000 размещенных на носителях боеприпасов, а не в 1550, как предполагает ныне действующий договор СНВ-3».

Кроме того, специалисты считают, что в будущем США могли бы отказаться от «наземной компоненты» ядерной триады, оставив в арсеналах только ядерное оружие морского и воздушного базирования. России, исходя «сугубо географических особенностей», наоборот, выгодно сохранить наземные комплексы, сократив боезаряды, размещенные на подлодках и самолетах.

Правда, по мнению Николая Сокова, все выводы специалистов пока никак не подкреплены желаниями политиков.

«Москва вполне могла бы пойти на такие меры ради восстановления отношений, но налаживанию какого-либо диалога мешает принципиальная разница в подходах, – утверждает эксперт Центра по изучению проблем нераспространения ядерного оружия. – США, например, хотят говорить только о ядерном разоружении, а Россия, наоборот, упорно пытается навязать повестку, в которой упомянуты и ядерные боезаряды, и проблемы противоракетной обороны, системы большой дальности, космическое и другое оружие».

Во время пресс-конференции Сергей Лавров действительно подчеркнул, что возможное «обсуждение стратегического паритета» между Россией и США не должно ограничиваться только «ядерной проблематикой».

«Это и неядерные, в том числе гиперзвуковые, вооружения... это программа противоракетной обороны, это... планы как нынешней администрации США, так и предыдущей вывести оружие в космос, отказ США ратифицировать договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний», – перечислил претензии Москвы глава российского МИДа.

Стивен Пайфер согласен, что определенный прогресс в обсуждении всех этих проблем действительно возможен, но сомневается, что США и Россия сейчас готовы к началу такого диалога. По его мнению, например, после подписания соглашения по ядерной программе Ирана удалось добиться «определенных успехов» в укреплении безопасности Европы, так что Вашингтон вполне может пересмотреть планы размещения систем противоракетной обороны на континенте. Именно эта инициатива в последние годы вызывала наибольшее раздражение Москвы.

«В ближайшие годы Тегеран вряд ли сможет усовершенствовать свои баллистические ракеты, – говорит Стивен Пайфер. – Это дает возможность отказаться от одного из элементов ПРО – создания на территории Польши позиционного района перехватчиков SM3. С точки зрения защиты от угрозы этот новый район ничего не даст, и подобный шаг снимет как минимум один повод для разногласий с Москвой».

Бывший посол США в Украине считает, что вполне реалистичны и переговоры о контроле и ограничении арсеналов гиперзвукового оружия.

«Возможности обеих стран в создании подобных систем серьезно ограничены, и, по оценкам, в настоящее время можно говорить об арсенале в 20-30 таких систем, – утверждает Стивен Пайфер. – Их международное регулирование не представляет серьезной проблемы, и к подготовке подобного договора можно было бы подключить Китай, например».

Тем не менее, эксперты признают, что всерьез обсуждать все эти проблемы пока по меньшей мере «преждевременно».

«Я допускаю, что США могут согласиться принять участие в переговорах по урегулированию в Сирии, но не вижу никаких перспектив в переговорах о ядерном оружии, – заявил «Голосу Америки» Николай Соков. – Принципиальные различия в подходах к этому вопросу между двумя странами сохраняются вот уже 15 лет, и договор СНВ-3, подписанный в 2010 году, был явной уступкой со стороны Москвы. Этот документ полностью закрыл повестку, больше говорить было не о чем».

Кроме того, пока не очень понятно, с кем именно Кремль готов вести переговоры. Как особо отметил эксперт Центра по изучению проблем нераспространения ядерного оружия Николай Соков, пока не известно имя нового заместителя главы Госдепартамента США, который будет курировать эти вопросы, а кандидаты на ключевые посты в администрации в своих заявлениях нередко противоречат избранному президенту.

«Достаточно вспомнить, что Дональд Трамп уже вступил в онлайн-перепалку с претендентом на должность главы Пентагона генералом Мэттисом, не согласившись с его оценками России и НАТО, – напомнил Соков. – Так что говорить о существовании некой единой и согласованной политики у новой администрации пока еще рано».

По мнению Стивена Пайфера, в Москве действительно воодушевлены избранием Дональда Трампа, а все «сигналы» о готовности к диалогу являются лишь попыткой официально закрепить за Россией права на «собственную сферу влияния».

«В Москве очень хотят, чтобы новая администрация признала, что в сферу влияния Кремля входит вся территория бывшего СССР, – предположил Стивен Пайфер в беседе с «Голосом Америки». – Чтобы Украина, например, перед любыми переговорами с НАТО получала одобрение из Москвы, чтобы было признано право российского руководства на любые действия в Сирии и на сохранение там режима Асада».

Директор Инициативы по контролю и нераспространению вооружений Института Брукингса уверен, что, обсуждая двусторонний диалог между Вашингтоном и Москвой, нужно скорее говорить о возможных уступках со стороны Кремля.

«Трамп часто говорит о какой-то "сделке" с Москвой, – говорит Стивен Пайфер. – Но это предполагает, что такая "сделка" будет выгодна США, что ее утвердит Конгресс, и эта инициатива получит поддержку Республиканской партии. В таком случае это не могут быть односторонние уступки (со стороны Вашингтона), и Кремлю тоже придется сделать некие шаги со своей стороны. Но я не знаю, чем именно Кремль готов поступиться для достижения своих целей».

  • 16x9 Image

    Кирилл Белянинов

    Журналист-международник. Работал в «горячих точках» в Карабахе, Таджикистане, Грузии, Боснии, Чечне. Занимался журналистскими расследованиями.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG