Линки доступности

Газпром как инструмент геополитики: последствия для Европы и Украины


Насколько сильно Европа зависит от российского газа и будет ли заключен новый договор между «Нафтогазом» «Газпромом»?

Вашингтонский аналитический центр «Атлантический совет» cобрал в понедельник, 6 мая, ряд экспертов для обсуждения политического влияния российской нефтегазовой компании «Газпром». Особую обеспокоенность у экспертов вызывает зависимость Европы от российского газа и судьба Украины в случае потери последней транзитного российского газа, что может случиться уже в 2020 году.

Экономист и эксперт «Атлантического cовета» Андерс Ослунд (Anders Åslund, Atlantic Council), отмечает, что назначение президентом Владимиром Путиным в 2001 году новым главой «Газпрома» Алексея Миллера было изначально воспринято многими как позитивный шаг как в самой России, так и на Западе. После подписания Владимиром Путиным закона о либерализации ценных бумаг «Газпрома» в 2006 году, через два года компания достигла рыночной стоимости в рекордные 369 млрд долларов, напоминает Андерс Ослунд.

«После этого я не могу ничего положительного сказать про “Газпром”. Стоимость акций сегодня составляет чуть менее 60 млрд долларов, но при этом Алексей Миллер по-прежнему остается генеральным директором, хотя под его руководством компания потеряла в цене 310 млрд долларов», – отмечает Андерс Ослунд, добавив, что такая потеря капитала для любой компании является экстраординарной.

По мнению эксперта, глава «Газпрома» сохраняет должность, так как «остается абсолютно лояльным Владимиру Путину».

«Это главное требование к тому, кто руководит крупной государственной корпорацией в России. Во-вторых, он следит за тем, чтобы деньги распределялись правильным людям, – говорит Андерс Ослунд. – И, в-третьих, “Газпром” служит геополитическим целям».

«“Газпром” давно стал инструментом Кремля и его энергетической дипломатии, или же энергетического оружия», – отмечает Агния Григас (Agnia Grigas), также экперт «Атлантического совета». По словам Григас, «Газпром» предоставлял предпочтительные газовые месторождения многим европейским энергетическим компаниям для построения отношений со странами Западной Европы, включая Германию и ее бывшего канцлера Герхарда Шрёдера.

Экс-канцлер Германии после ухода со своей должности занимал различные посты в структурах, связанных с «Газпромом», а на сегодняшний день он является еще и председателем Совета директоров нефтегазовой компании «Роснефть». Как отмечают эксперты, Шрёдер во многом содействовал строительству первой ветки принадлежащего «Газпрому» газопровода «Северный поток», а также активно лоббировал и строительство второй ветки – «Северный поток-2», против которого, опасаясь слишком сильной зависимости от российского газа, выступают многие страны Европейского союза, особенно балтийские государства, Польша и Украина.

Использует Россия «Газпром» и для наказания менее сговорчивых стран, напоминает Агния Григас, о чем свидетельствует отключение газа Украине в 2006 и 2009 годах. Использование же российского газа в геополитических целях также, по словам эксперта, демонстрирует заключение таких сделок, как заключенный в 2010 году договор о продлении срока пребывания Черноморского флота России в Крыму в обмен на газовые скидки Украине.

Лучше всего использование «Газпрома» в геополитических целях, как отмечает Григас, может быть охарактеризовано словами президента Путина, который еще в 2003 году назвал этот концерн «мощным политическим и экономическим рычагом влияния на остальной мир».

В комментарии Русской службе «Голоса Америки» Агния Григас также отметила, что страны Западной Европы менее обеспокоены политическим влиянием «Газпрома», так как эти страны не сталкивались напрямую с негативными последствиями действий «Газпрома». Играет роль и то, что Германия после завершения строительства «Северного потока-2» хочет стать центром распределения газа в Европе.

«Во время отключения газа Украине в 2009 году, например, именно Польша понесла жертвы среди гражданского населения, когда более десяти человек замерзли той зимой», – напоминает Агния Григас, которая также выразила обеспокоенность зависимостью Европы от российского газа. Вместе с тем, отмечает она, Европа сегодня все-таки имеет возможности для диверсификации источников поставок газа, в том числе благодаря импорту СПГ из США, Катара или же стран Восточного Средиземноморья.

«Каким бы злом кто-то ни считал “Газпром”, зависимость Европы по сравнению с нынешней не возрастет», – считает Ричард Берт (Richard Burt), бывший посол США в Германии, а ныне партнер консалтинговой компании McLarty Associates, которая представляет интересы пяти компаний, участвующих в строительстве «Северного потока-2».

Как считает Ричард Берт, спрос на газ в Европе значительно вырос и в последующие двадцать лет будет остро ощущаться его недостаток. Учитывая то количество газа, которое будет необходимо Европе, доля российского натурального газа даже с учетом поставок через трубопровод «Северный поток-2», будет составлять не более 40%, утверждает Ричард Берт, что по его мнению, меняет геополитические расчеты.

«Те люди, которые говорят, и, к сожалению, президент Трамп – один из них, что, например, Германия получает 70 процентов своей энергии за счет российского природного газа – неправы. Сегодня, с точки зрения общих энергетических потребностей Германии, она получает около 9 процентов своей энергии за счет российского природного газа», – говорит Ричард Берт, который также считает, что Россия зависит от Европы как от рынка сбыта своего газа больше, чем Европа от России.

«Россия с экономикой, растущей на уровне менее 1 процента ВВП в год, которая не смогла диверсифицировать свою экономику, гораздо больше зависит от продажи природного газа и нефти в Европу, чем Европа от России, учитывая возможности поставок газа из различных стран», – считает партнер McLarty Associates.

Одной из проблем, по мнению многих экспертов, остается то, что если финансируемый «Газпромом» трубопровод «Северный поток-2» будет достроен (завершение строительства планируется к 2020 году), российский газ пойдет в обход Украины, что лишит страну транзитных доходов – около 2-3 млрд долларов в год, что составляет существенную часть украинских бюджетных поступлений. С 2015 года Украина не закупает газ из России, только пропуская его через свою территорию для поставок в страны Европы, однако она закупает этот же газ обратно из таких стран, как Словакия, Венгрия и Польша.

На сегодняшний день украинская государственная нефтегазовая компания «Нафтогаз» и «Газпром» имеют договор о транзите газа через Украину, срок которого истекает в конце 2019 года. На данный момент ситуация с продлением новых договоренностей о транзите российского газа через Украину остается нерешенной.

«Нафтогаз» и «Газпром» имеют целый ряд разногласий по условиям контрактов между сторонами, которые на протяжении нескольких лет решаются в международных арбитражный судах. По последнему решению арбитражного суда в Стокгольме, «Газпром» должен выплатить Украине более 2,5 млрд. долларов из-за меньшего количества объема поставок газа, чем было предусмотрено контрактом.

О том, будет ли заключен новый транзитный контракт между «Нафтогазом» и «Газпромом», что будет в случае отсутствия нового договора и готовится ли Украина к тому, что российский газ пойдет в обход страны по «Северному потоку-2», в комментарии Русской службе «Голоса Америки» ответил Юрий Витренко (Yuriy Vitrenko), исполнительный директор «Нафтогаза» Украины.

«На данный момент переговоры о новом транзитном договоре не идут. Во-первых, эти переговоры трехсторонние – с участием Европейской комиссии. Во-вторых, позиция “Газпрома” заключается в том, что они будут готовы проводить переговоры только в том случае, если “Нафтогаз” добровольно откажется от получения денег по решению Cтокгольмского арбитража. Это на сегодняшний день около 2,8 млрд долларов. Также, “Газпром” готов проводить переговоры только о продолжении текущего контракта, но это не устраивает ни нас, ни европейцев, потому, что нынешние контракты не соответствуют европейским правилам. Также, как считает “Газпром”, контракт не содержит гарантий по объемам, но с нашей точки зрения, гарантии по объемам имеются», – говорит Юрий Витренко.

По словам исполнительного директора «Нафтогаза», в том случае, если новый договор не будет заключен, украинская сторона уже подала новый иск в арбитражный суд с требованием компенсации, в том числе «обесценения украинской газотранспортной системы» в случае отсутствия транзита после 2019 года.

«Мы будем требовать от “Газпрома” – у нас имеютcя юридические основания – по текущему контракту советующую компенсацию», – говорит Юрий Витренко.

Также, основываясь на европейском законодательстве о защите конкуренции, Украина собирается оказать давление на “Газпром” и добиваться получения доступа независимыми компаниями, добывающими газ в России или в странах Средней Азии, к российскому газу на границе с Украиной, и возможности его дальнейшего использования для транзита через украинскую ГТС.

В том, что касается того, как Украина готовится к возможному отсутствию транзита российского газа через свою территорию и имеются ли в Украине запасы газа на экстренные случаи, Юрий Витренко отметил следующее: «К сожалению, могу честно сказать, что мы пока не совсем к этому готовы. Во многом, в связи с тем, что европейская сторона нас заверяла в том, что новый контракт будет достигнут. Но пока это иллюзия, поэтому мы сейчас начинаем серьезно готовиться к возможности отсутствия нового транзитного контракта. При этом нам нужно участие европейской стороны, так как украинская газотранспортная система соединена с европейской – с системами таких стран, как Словакия, Венгрия и Польша. Т.е. нам нужно готовиться вместе», – отмечает Юрий Витренко.

Однако, на сегодняшний день в Украине имеются газовые резервы.

«У нас имеется достаточно большой объем газовых резервов, но если не будет транзита через территорию Украины в следующем году, то нам нужно его увеличить. Нам также будет необходимо ставить всю систему в реверс – сейчас газ идет с востока на запад, но нужно будет сделать так, чтобы весь газ в системе шел с запада на восток. В этом случае часть мощностей, например из Венгрии и из Польши, может быть недоступна, поэтому нам нужно иметь больше газовых резервов. Для того, чтобы пройти зиму в условиях без транзита, нам необходимо иметь больше газовых резервов приблизительно на 3 млрд кубов.У нас есть соответствующий план как это сделать», – говорит Юрий Витренко.

  • 16x9 Image

    Валерия Егисман (Valeria Jegisman)

    Журналист «Голоса Америки». До этого работала в международных неправительственных организациях в Вашингтоне и Лондоне, в русскоязычной версии эстонской ежедневной газеты “Postimees” и в качестве пресс-секретаря МВД Эстонии. Интересы - международные отношения, политика, экономика

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG