Линки доступности

Джавид АХМАД: «У США нет никакой необходимости обращаться за помощью к России»


Эксперт вашинтонского Атлантического совета считает, что новая военная стратегия, одобренная президентом Трампом, может полностью изменить расстановку сил в Афганистане

Дополнительный контингент американских войск может быть отправлен в Афганистан в течении «ближайших дней или недель». По словам главы Центрального командования вооруженных сил США генерала Джозефа Вотела, военные сейчас «оценивают боевую обстановку» в этой стране, и хотят развернуть новые подразделения еще до наступления первых холодов.

«Наша задача заключается в том, чтобы добиться максимального эффекта в течении этого «боевого сезона», – пояснил он.

Представляя на этой неделе новую стратегию США в Афганистане, президент Дональд Трамп отказался назвать точное число военнослужащих, которые будут отправлены в Афганистан. По официальным данным, сейчас в этой стране находится 8 400 американских солдат и офицеров. Из них 6 900 заняты, подготовкой и обучением афганских подразделений, и лишь 1 500 участвуют в проведении контртеррористических операций.

В минувшую среду американских СМИ со ссылкой на неназванных представителей Пентагона сообщили, что военное ведомство намерено дополнительно отправить в Афганистан не менее 4 000 военнослужащих. По мнению эксперта вашингтонского Атлантического совета, бывшего советника по политическим вопросам министра финансов Афганистана Джавида АХМАДА (Javid Ahmad), новая военная стратегия, одобренная президентом Трампом, может полностью изменить расстановку сил в регионе.

– По моим данным, речь действительно идет о «микро контингенте» в 3-4 тысячи военнослужащих, – заявил он «Голосу Америки». – Но этого будет достаточно для того, чтобы переломить нынешнюю патовую ситуацию в пользу правительства Афганистана.

– Комментируя новую стратегию, представленную президентом США, и госсекретарь Тиллерсон и министр обороны Мэттис пока отказались назвать точную численность контингента, объяснив, что эта цифра будет зависеть от «оценки обстановки на земле».

– Сейчас любое увеличение численности американских военнослужащих позволит серьезно укрепить правительственную армию. Афганским подразделениям не хватает инструкторов, недостает умения самостоятельно вести разведку и анализировать полученные данные. Именно из-за этого они зачастую вынуждены выступать в роли исполнителей операций, разработанных иностранными военными.

Кроме этого, афганское правительство уже объявило о создании новых частей специального назначения численностью до 30 тысяч человек. Прибытие американцев позволит усилить именно эти подразделения. В Кабуле надеются, что поддержку получат и афганские ВВС.

– Но отправка нового воинского контингента означает, что война в Афганистане будет продолжаться неопределенно долгое время.

– Я не согласен с такой оценкой. Президент Трамп в своем выступлении подчеркнул, что Соединенные Штаты больше не намерены заниматься государственным строительством в Афганистане, и что определять будущее своей страны должны сами афганцы. При этом президент действительно ясно дал понять, что точных сроков выводы войск не существует, и операция будет продолжаться до тех пор, пока в регионе не будет уничтожена террористическая угроза.

В Афганистане приветствуют такое решение и такой подход, но, когда вы разговариваете с афганскими лидерами, они все же требуют от США точно определить условия, при которых может начаться вывод войск. Это единственное требование.

– Новая стратегия, предложенная президентом США, предполагает, что мирное урегулирование в Афганистане возможно только после начала переговоров между правительством в Кабуле и движением «Талибан».

– Да, но и президент Трамп, и госсекретарь Тиллерсон, пригласив «Талибан» к переговорам, в своих выступлениях ясно дали понять, что США не собираются отказываться от продолжения военной операции в Афганистане.

Я, к тому же, уверен, что президент Трамп отказался назвать численность нового контингента потому, что тем самым он оставил возможность для талибов не только вступить в переговоры, но и оценить свои возможности, и внести свой собственный вклад в обеспечение безопасности в стране. По крайней мере, в Афганистане этот шаг оценили, как своеобразное «окно возможностей», открытое для «Талибана». Возможно, в обозримом будущем это позволит представителям движения и афганскому правительству прийти к какому-то соглашению.

Но сейчас говорить о начале мирного процесса еще рано. «Талибан» теряет свои позиции, и если переговоры начнутся уже сегодня, и правительству в Кабуле, и американцам придется пойти на слишком большие уступки.

Поэтому стратегия, одобренная президентом Трампом, предполагает, что мы продолжим борьбу с «Талибаном» на поле боя, одновременно начав подготовку к дипломатическим переговорам. Никто не знает, насколько длительным окажется этот процесс, но слова президента, обращенные к афганцам, и заверения в том, что США продолжат оказывать помощь этой стране, говорят о многом.

– Но президент Обама, посетивший Кабул всего лишь через несколько месяцев после вступления в должность, так же заявлял о том, что Афганистан всегда сможет рассчитывать на поддержку Соединенных Штатов.

– На мой взгляд, разница между выступлениями Обамы и заявлением Трампа состоит в том, что впервые официально и публично Америка разделила всех «игроков» действующих в регионе, на друзей, союзников и врагов. Дональд Трамп прямо обратился к Пакистану, упомянув о проводимой властями этой страны политике двойных стандартов, и заявив, что Соединенные Штаты больше не намерены закрывать глаза на то, как Исламабад предоставляет помощь террористическим группировкам и служит убежищем для террористов.

До сих пор Соединенные Штаты проводили достаточно двусмысленную политику в отношении Пакистана. Несмотря на то, что в течении последних лет Пентагон неоднократно призывал провести «полную переоценку» двусторонних отношений, Вашингтон предпочитал не замечать то, что Исламабад ведет двойную игру, получая помощь от США и одновременно оказывая помощь террористам.

Эта политика принесла весьма скромные результаты, хотя именно от позиции Пакистана зависело и зависит будущее мирного процесса в регионе.

В новой стратегии, одобренной Трампом, США предложили новый подход, основанный на так называемой «realpolitik» – связав внешнюю политику в отношении Исламабада и помощь, предоставляемую этой стране, с уровнем поддержки, которую Пакистан предлагает террористическим группировкам.

Одновременно, в Вашингтоне дали понять, что не исключают введение персональных финансовых и визовых санкций против высокопоставленных представителей пакистанской армии и спецслужб, связанных с террористическими группами. Отдельные меры могут быть введены против финансовых институтов, банков и компаний, которые пакистанские военные используют для оказания помощи террористам.

– Но сейчас в этом регионе именно Пакистан считается основным союзником США из числа стран, не входящих в НАТО. Кроме того, именно через территорию этой страны доставляются грузы для американского контингента в Афганистане.

– Транспортное значение Пакистана сейчас уже не так велико, как это было в 2010-2012 годах, когда нужно было обеспечивать 150 000 группировку американских войск. Сейчас, включая подразделения других стран НАТО, в Афганистане размещено менее 15 000 иностранных военных.

Для их обеспечения можно использовать Северный транспортный коридор, доставляя грузы через Россию и страны Центральной Азии. Можно использовать для этого транспортную авиацию.

Не нужно забывать о том, что предоставляя свою территорию для доставки грузов, Исламабад не оказывает бесплатную услугу США. Пакистан получает за это миллионы долларов, которые раньше аккумулировались в специальном Фонде поддержки войск коалиции, а сейчас выплачиваются напрямую из бюджета военного ведомства Соединенных Штатов. Кроме этого, Исламабад ежегодно получает экономическую и военно-техническую помощь от США.

Так что американский контингент больше не зависит от транспортировки грузов через территорию Пакистана. Как мне кажется, это стало одной из причин, позволивших президенту Трампу выступить с таким резким заявлением.

– В своем выступлении глава Белого дома обратился к Индии, предложив властям этой страны более активно участвовать в процессе мирного урегулирования в регионе. Насколько велико индийское влияние в Афганистане?

– Нужно отметить, что любое заявление Белого дома, обращенное к Индии, и содержащее критику в адрес Пакистана, будет очень позитивно воспринято в Нью-Дели.

В течении последних десяти лет Индия играла очень активную и очень конструктивную роль в Афганистане. Достаточно сказать, что власти этой страны предоставили Кабулу помощь в размере двух миллиардов долларов. Они строят школы, возводят здание парламента в столице, участвуют в подготовке частей афганской армии, ведут девелоперские проекты на востоке страны.

Индийские компании икспортируют сельскохозяйственную продукцию из Афганистана и даже открыли новую авиалинию из Кандагара в Кабул, три-четыре раза в неделю совершающую регулярные рейсы.

Кроме этого, Нью-Дели оказывает помощь афганскому правительству в дипломатической сфере, отстаивая интересы страны на международной арене.

Безусловно, очень сложные отношения между Индией и Пакистаном играют свою роль, но было бы неправильным рассматривать Афганистан только как своеобразную «площадку для конкурентной борьбы» между Нью-Дели и Исламабадом.

– Но если говорить о мирном процессе в Афганистане, нельзя не упомянуть о России и Китае. Комментируя новую стратегию США в Афганистане, госсекретарь Тиллерсон, например, заявил о том, что Москва ведет переговоры с талибами и оказывает им военную помощь.

– Тем не менее, в своем выступлении президент Трамп не упомянул ни Китай, ни Россию. Возможно, в Вашингтоне не считают эти страны влиятельными игроками в регионе.

Исторически Пекин предпочитал не вмешиваться во внутренние дела Афганистана, ограничивая свое участие сугубо экономическими проектами. За последние десять лет несколько афганских дипломатов получили образование в Китае, но это, пожалуй, все. Разумеется, есть проблема китайско-пакистанских отношений, и Пекин может влиять на позицию Пакистана в некоторых вопросах, но пока старается не вмешиваться в дела стран региона.

Что касается России, то пока достаточно сложно понять, чего именно добивается Москва. Свои контакты с талибами российские власти объясняют необходимостью усиления борьбы с группировками «Исламского государства». Но действовавшее в Афганистане подразделение ИГ, так называемый «Вилаят Хорасан», уже потерпело поражение и сейчас почти полностью разгромлено.

Что касается проведения мирных переговоров, то сейчас «Талибан» попросту к этому не готов. Все предыдущие попытки провалились по разным причинам, включая, в том числе, и давление со стороны Пакистана. Но сейчас у талибов нет ни одного лидера, выступающего за проведение мирных переговоров, и нет никого, кто мог бы говорить от имени всех группировок, формально входящих в движение «Талибан».

Поэтому сейчас, объявляя о новой стратегии, у США нет никакой необходимости обращаться за помощью к России.

– Но мирные переговоры все же возможны в обозримом будущем?

– Да, но при одном условии. Сегодня только Пакистан может заставить талибов сесть за стол переговоров, так что какие-то консультации могут состояться, если будет создана «тройка» государств-участников – США, Пакистан и Афганистан. Роль международного арбитра может взять на себя ООН, и тогда мировое сообщество сможет достаточно быстро выяснить, кто именно должен отвечать за провал всех предыдущих попыток начать процесс мирного урегулирования – Кабул, талибы или Исламабад.

  • 16x9 Image

    Кирилл Белянинов

    Журналист-международник. Работал в «горячих точках» в Карабахе, Таджикистане, Грузии, Боснии, Чечне. Занимался журналистскими расследованиями.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG