Линки доступности

Кому выгоден новый конфликт в регионе Персидского залива?


Верховный лидер Ирана Хаменеи и президент страны Рухани на траурной церемонии по поводу гибели генерала Сулеймани

Угроза эскалации вооруженного противостояния между США и Ираном вызвала волатильность на рынке нефти и золота

В связи с неослабевающим напряжением на Ближнем Востоке цена нефти марки Brent взлетела выше отметки $70, а золото вздорожало до максимума за последние шесть лет, сообщает Bloomberg. Эксперты сходятся во мнении, что скачок цен спровоцировала опасность прямого вооруженного конфликта между США и Ираном, к которому может привести ликвидация в Багдаде главы элитного иранского подразделения «Аль-Кудс» генерал-майора Касема Сулеймани.

Иранское руководство пообещало отомстить за смерть Сулеймани, выступив с многочисленными угрозами в адрес Соединенных Штатов. Между тем, по информации СМИ, его преемником на посту командира спецподразделения «Аль-Кудс» Корпуса стражей исламской революции назначен бригадный генерал Исмаил Каани. Как предполагают наблюдатели, если Тегеран на практике попытается реализовать свои угрозы, именно Каани и будет координировать операцию.

Гибель Сулеймани в контексте «недопущения эскалации обстановки» в Ближневосточном регионе также обсудили в ходе телефонных переговоров министр обороны РФ Сергей Шойгу и начальник генштаба ВС Ирана Мохаммад Багери, передает в понедельник пресс-служба российского оборонного ведомства.

Независимый военный аналитик Александр Гольц в комментарии для Русской службы «Голоса Америки» заметил, что сегодня вряд ли кто способен точно предсказать, что на уме у иранских лидеров, насколько они могут быть рациональными при принятии решений. По его мнению, здесь можно лишь погрузиться в сферу чистых домыслов. «Но если они действительно рискнут ответить на действия США какими-то серьезными террористическим актами или ракетным ударами – словом, всем тем, что выходит за ставшими уже обыденными нападениями на американских военнослужащих на том же Ближнем Востоке, – то, конечно, обострение ситуации весьма и весьма вероятно», – констатировал он.

Позиция Москвы будет зависеть от того, до какой стадии дойдет конфликт, считает аналитик. На его взгляд, нынешняя ситуация скорее устраивает Россию. «Во-первых, стали подниматься цены на нефть, а это серьезный источник наполнения бюджета, – добавил он. – Во-вторых, Путин начинает выглядеть вполне ответственным государственным деятелем – призывая стороны воздержаться от эскалации, он находит собеседников на Западе. Свидетельством тому стали, например, его переговоры с (президентом Франции) Макроном и заявленный на первую декаду января визит в Россию (канцлера ФРГ) Меркель».

По сообщению пресс-службы Кремля, федеральный канцлер Германии Ангела Меркель посетит Россию 11 января по приглашению президента Владимира Путина. Одна из тем предстоящих переговоров – обсуждение обострения напряженности на Ближнем Востоке.

Но если на сегодняшнем уровне происходящие вокруг Ирана события России выгодны, то в случае разрастания конфликта, если речь пойдет о прямом военном столкновении между Ираном и США, Москва де-факто окажется в весьма щекотливом положении – союзником стороны, обреченной на поражение, уточнил Александр Гольц.

«Хорошо известно, что в последние годы военные связи между Россией и Ираном нарастали. Причем, Тегеран очень старался, чтобы эти связи приобретали ярко выраженный антиамериканский характер. И Россия может здесь оказаться, мягко говоря, в крайне сложном положении. Кстати, не забудем, что у Тегерана на вооружении стоят четыре российских дивизиона С-300», – резюмировал аналитик.

Россия поставила Ирану модернизированные зенитно-ракетные комплексы С-300 в 2016 году. Их приняли на вооружение, в частности, на базе ПВО Корпуса стражей исламской революции. Позже С-300 были продемонстрированы на военном параде в Тегеране.

В свою очередь, руководитель научных исследований Международного института «Диалог цивилизаций», профессор Алексей Малашенко не сомневается, что эскалация конфликта будет «чисто вербальной». Как ему представляется, Иран не пойдет на шаги, ведущие к открытому военному столкновению.

«Единственное, «Хезболла» или хуситы могут устроить взрывы на нефтепромыслах и танкерах, хотя я в эту версию не особенно верю, – добавил он в комментарии «Голосу Америки». – Но сами иранцы подставляться не станут. Поэтому, думаю, что все сведется к громким разговорам и осуждению (американских действий)».

Для Кремля складывающая ситуация пока выгодна, так как США и Дональд Трамп оказались под шквалом обвинений с разных сторон, утверждает профессор: «В интересах Москвы лишний раз подчеркнуть, какие американцы “плохие”. Но внешне руководство России постарается соблюсти нейтралитет, хотя и с осуждением действий Белого дома. Так все и будет продолжаться, если не произойдет совсем уж чего-то экстремального».

Вместе с тем Алексей Малашенко призвал не переоценивать влияние конфликта на нефтяной рынок.

«Да, цены на нефть пошли вверх, но они ведь могут быстро остановиться и вернуться к прежним значениям, как только все успокоится. В этом убеждает пример со взрывами на нефтеперерабатывающих предприятиях Саудовской Аравии. Тогда кричали, что цены дойдут чуть ли не до ста долларов за баррель, а закончилось все ничем», напомнил востоковед. Взрывы в результате атак беспилотников на объектах одной из крупнейших в мире нефтяных компаний Saudi Aramco произошли в сентябре прошлого года. Эр-Рияд обвинил в теракте йеменских хуситов, за спиной которых находится Иран.

Комментарий американских экспертов

Директор Центра военно-политических исследований вашингтонского Фонда защиты демократии Брэдли Боуман (Bradley Bowman, Foundation for Defence of Democracies) разделяет мнение, что эскалация военного противостояния между США и Ираном может быть выгодной для России как с геополитической, так и экономической точек зрения.

Силовые акции и возможные атаки на суда в Персидском заливе и Ормузском проливе могут привести к скачку цен на нефть, что на руку Москве. Если же конфликт с Ираном приведет к полному выводу войск США из Сирии, то, как отмечает Брэдли Боуман, от этого тоже в первую очередь выиграет Кремль: «Россия будет, конечно, приветствовать большую свободу действий в Сирии, где ее главной целью является поддержка режима Асада, который обеспечивает России доступ к ключевым базам в стране».

Подчеркивает Брэдли Боуман и то, что вовлечение США в конфликты на Ближнем Востоке ослабляет позиции Вашингтона для претворения в жизнь стратегии национальной обороны, согласно которой мир вступает в эру «конкуренции великих держав», и главную угрозу для США представляют собой Китай и Россия.

«Возникает сложный вопрос – как мы и наши союзники можем сосредоточиться на Китае и России, в то же самое время занимаясь постоянными угрозами со стороны Ближнего Востока, – задается вопросом эксперт. – Я думаю, что Россия хотела бы, чтобы Соединенные Штаты погрязли в очередной большой войне на Ближнем Востоке. Этого хотел бы и Китай, потому что это уменьшает ресурсы, которые мы можем тратить на конкуренцию с «великими державами». Это может предоставить Путину больший маневр действий, например, в странах Балтии, а Китаю – в Тайваньском проливе и Южно-Китайском море».

Американский эксперт согласен с тем, что рост напряженности между президентом Трампом и союзниками США по НАТО, которые не были заранее уведомлены об операции Вашингтона, может быть на руку президенту России: «Я думаю, что Путин будет искать любую возможность попытаться вбить клин между США и ее союзниками. Чем больше НАТО разделено, тем это лучше с точки зрения Путина».

Брэдли Боуман также подчеркивает, что операции США по устранению иранского генерала Сулеймани предшествовал ряд агрессивных действий со стороны Тегерана – захват судов, нанесение ударов по военным объектам союзников в Ираке и Сирии, сбитый американский беспилотник, нападения на посольство США в Багдаде и военную базу вблизи иракского города Киркук, в результате которой погиб гражданский контрактник США и были ранены американские военнослужащие. Эксперт считает, что только жесткий ответ со стороны США способен был остановить «провокации» со стороны Ирана, однако отмечает, что ликвидация Сулеймани может оказаться излишне «провокационным» актом, на который Иран вынужден будет ответить.

«Политически режим в Тегеране должен сделать что-то, чтобы сохранить лицо перед своим населением. Но они также понимают, что если они ввяжутся в войну с Соединенными Штатами, то это не пойдет им на пользу», – говорит эксперт, выражая опасения, что Тегеран, тем не менее, может прибегнуть к асимметричным террористическим атакам на США и их союзников.

Старший научный сотрудник Фонда Карнеги Пол Стронски (Paul Stronski, ​Carnegie Endowment for International Peace) подчеркивает непредсказуемость действий президента Трампа, что усложняет его отношения со многими странами, в том числе и с Россией. Ответ на вопрос о том, сможет ли Москва извлечь выгоду из возможной эскалации противостояния в регионе – остается, как считает эксперт, открытым.

«В отношениях между США и Россией имеется много проблем, а президент Трамп остается одним из наиболее непредсказуемых президентов США. Я думаю, что это не способствует внешним отношениям с любой страной, – отмечает эксперт. – Будет ли потенциальная дестабилизация на Ближнем Востоке выгодна для России, я думаю, еще до конца неясно. Но мы определенно видим еще один слой усложнения отношений».

Однако, как считает Пол Стронски, действия президента США определенно дают Москве возможность критически высказываться в адрес Вашингтона о нарушении последним международных норм, несмотря на то, что сама Россия прибегает к аналогичным действиям по всему миру.

Эксперт Фонда Карнеги тоже считает, что действия США в отношении Ирана без предварительных консультаций с союзниками добавляют напряженности в трансатлантические отношения, что может стать выгодным Москве, однако это не приведет к кардинальным изменениям. Тем не менее, как подчеркивает эксперт, предстоящая встреча канцлера Германии Ангелы Меркель с президентом Путиным, в рамках которой стороны будут обсуждать и эскалацию на Ближнем Востоке, выводит российского президента из международной изоляции.

«Это усиливает напряженность в трансатлантическом сообществе, и доверия к президенту Трампу не много. Но я думаю, что и доверия по отношению к Путину в международном сообществе так же немного, в частности, со стороны таких лидеров, как Ангела Меркель, – говорит Пол Стронски. – Тем не менее, это, безусловно, дает Путину возможность показать, что он не изолирован».

Несмотря на растущую эскалацию и опасения аналитиков о развертывании дальнейших военных действий, эксперт Фонда Карнеги считает, что это маловероятно: «Я думаю, что иранский режим прежде всего заинтересован в сохранении своего режима и будет действовать очень осторожно».



  • 16x9 Image

    Валерия Егисман (Valeria Jegisman)

    Журналист «Голоса Америки». До этого работала в международных неправительственных организациях в Вашингтоне и Лондоне, в русскоязычной версии эстонской ежедневной газеты “Postimees” и в качестве пресс-секретаря МВД Эстонии. Интересы - международные отношения, политика, экономика

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG