Линки доступности

США, Россия, Иран и сирийский узел


Али Акбару Велаяти и Владимир Путин. Москва, Россия, 12 июля 2018

По мнению экспертов, тема иранского военного присутствия в Сирии может стать одной из центральных на саммите в Хельсинки

МОСКВА – Тегеран координирует свое военное присутствие в Сирии с Москвой, но выведет войска с территории страны только по просьбе официального Дамаска, заявил, находясь с визитом в России, Али Акбар Велаяти – советник по международным вопросам верховного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи.

По словам советника аятоллы, иранские подразделения находятся в Сирии для ее защиты от террористов и Соединенных Штатов, а мнение Израиля по этому поводу Тегеран не интересует.

Накануне Али Велаяти встретился в Кремле с Владимиром Путиным. При это он охарактеризовал отношения Ирана с Россией как «стратегические» и проинформировал, что привез российскому лидеру послания от Хаменеи и президента Ирана Хасана Роухани.

Тегеран в последнее время заметно активизировал дипломатическую деятельность в связи с грядущим возобновлением американских экономических санкций.

Кроме прочего, Велаяти в пятницу сообщил, что Иран не собирается вести прямые переговоры с США.

Руководитель научных исследований международного Института «Диалог цивилизаций», профессор Алексей Малашенко думает, что Башар Асад крайне заинтересован в том, чтобы иранские военные остались на территории страны. Он признался, что не может себе представить, как тот без шиитской поддержки усидит на «троне».

«Но есть и другая проблема, – добавил он в интервью Русской службе «Голоса Америки». – Сирия, в общем, давно уже поделена на зоны. То, что Путин говорит, что свыше 90 процентов территории контролируется режимом Асада, это не совсем так. Если контролирует 50%, это уже хорошо. Думаю, что еще меньше. Поэтому ситуация двойственная».

В принципе, для всех бы было хорошо, если бы иранцы ушли из Сирии вовсе, считает профессор. Тогда, его мнению, в стране будет больше покоя, хотя это, безусловно, ослабит режим: «США, Россия, Израиль, и, полагаю, Турция, заинтересованы в уходе Тегерана с театра действий. Но как это сделать практически? Кто заменит иранских военных, на кого оставить захваченную территорию? Наконец, кто останется на израильско-сирийской границе? Вопросов куда больше, чем ответов. При этом понятно, что «Хезболла» никуда безвозвратно не исчезнет, но может хлопнуть дверью».

Вместе с тем Алексей Малашенко уверен, что разговор об этом в Хельсинки, безусловно, пойдет, и попытка нажать на Иран будет: «Может, это заставит иранцев, по крайней мере, поменять свое поведение на менее агрессивное. Но и это тоже вопрос спорный. На Иран так просто не надавишь. Вспомним только заявленное (президентом) Роухани намерение заблокировать Ормузский пролив. Так что интрига здесь по-прежнему остается. Желание есть, но нет механизмов по реализации замыслов».

Недавно президент Ирана Хасан Роухани пригрозил перекрыть поставки нефти на международный рынок через Ормузский пролив, если США будут добиваться прекращения закупок иранской нефти другими странами. Вашингтон не скрывает своего желание оставить Тегеран без нефтяных денег.

В то же время Москва, на взгляд эксперта, обострять отношения с Тегераном не станет.

«Они уже и так далеко не лучшие, – уточнил он. – Если же американцы начнут действовать исключительно своими силами, это может еще больше усложнить и запутать ситуацию, в которой Россия будет вынуждена играть независимую роль, но волей-неволей ей придется поддержать США».

Будет ли на саммите достигнут консенсус в отношении присутствия Ирана в Сирии – неизвестно, кто бы и что бы по этому поводу ни говорил, подчеркнул профессор: «Это не времена холодной войны, когда все было ясно, потому что окончательное решение оставалось за Москвой и Вашингтоном. Сейчас совсем другая ситуация, непредсказуемая, по-моему. Поэтому сегодня мало кто рискнет спрогнозировать развитие событий.

Отодвинет ли Иран свои войска хотя бы с юга Сирии – Алексей Малашенко также сомневается.

«Варианты тут есть. Но опять же, кто и чем это будет компенсировать? Тегеран оказался очень сильным фактором в региональной политической игре. Тут требуется многоходовая комбинация. Типичный образец многополярного мира в действии, когда ничего непонятно и каждый тянет одеяло на себя», – резюмировал политолог.

В свою очередь, завсектором международных вопросов Центра арабских исследований Института востоковедения, профессор Ирина Звягельская считает дискуссии о неком «размене» Сирии на Украину абсолютно неправомерными. Как ей видится, ситуации там несравнимы и несоизмеримы.

«Рассуждения в духе – если Россия пойдет на какие-то компромиссы в Сирии, то в ответ США пойдут на аналогичные шаги по Украине, – мне кажутся примером неверной логики, – сказала он в комментарии Русской службе «Голоса Америки». – Причем, неверной в корне потому, что это не связанные между собой вопросы. Они абсолютно симметричные, имеют совершенно разное международное значение и измерение».

Поэтому представить такой вариант «размена» востоковед, по ее признанию, просто не может. В то же время она допустила, что, возможно, ошибается в своих оценках.

«Израиль, как известно, особо настаивает на том, чтобы иранцы не смогли закрепиться на юге Сирии, – констатировала профессор Звягельская. – Но взятие правительственной армией Дераа означает, что Асад расширяет подконтрольную ему территорию. Поэтому он будет занимать все более жесткую переговорную позицию. В этих условиях надеяться, как еще несколько лет назад, что он уйдет и все переменится, нельзя. В военном отношении он одержал победу, что, конечно, не снимает с повестки всех остальных проблем».

В этой ситуации у Израиля возникают обоснованные опасения по поводу того, что будут делать иранцы, как они будут взаимодействовать с «Хезболлой», и в каком состоянии будет граница по Голанским высотам.

«Но вывод иранских войск из Сирии зависит, прежде всего от Асада, потому что он их туда пригласил. Они его спасали, боролись с «ИГ», организовывали зоны деэскалации. Поэтому, в общем-то, во многом именно Асад будет решать, мириться ли с их дальнейшим присутствием или работать в направлении его ослабления, укрепив свои позиции. Понятно, что сейчас этого не произойдет, но в перспективе, кто его знает…» – обобщила Ирина Звягельская.

Как ей представляется, Башару Асаду со временем не будут нужны столь сильные союзники на территории его собственной страны. Для эксперта также очевидно, что больших надежд на Москву в плане воздействия на Тегеран возлагать не стоит.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG