Линки доступности

Мохамед Элсаноуси: Проблему терроризма не решить без диалога


Мохамед Элсаноуси

Эксперт Госдепартамента и бывший директор Исламского общества Северной Америки (ISNA) рассказал «Голосу Америки», как мусульманская община в США помогает предотвращать теракты

Глобальная война с терроризмом, начавшаяся после трагических событий 11 сентября 2001 года, за прошедшие 16 лет пока так и не принесла желаемых результатов. Взрывы продолжают раздаваться в Петербурге, Кабуле и Париже, а среди боевиков, примкнувших в последние годы к «Исламскому государству», все еще много выходцев из вполне благополучных европейских государств.

Эксперты утверждают, что главной причиной роста числа террористических группировок на Ближнем Востоке стали военные операции против... террористических группировок. Так, германский политик и публицист Юрген Тоденхофер, которому удалось провести десять дней вместе с боевиками «Исламского государства, утверждает, что еще в 2001 году мировому сообществу угрожали разве что «пара сотен террористов, прятавшихся в горах Гиндукуша». Всего лишь через несколько лет аналитики спецслужб официально заявили, что только в Ираке действует не менее 10 тысяч боевиков различных радикальных организаций.

В сентябре 2014 года представитель ЦРУ Райан Трапани сообщил, что по оценкам аналитиков спецслужб в составе ИГ воюет не менее 30,5 тысяч человек. Ежемесячно к ним присоедининяется несколько сотен добровольцев из более чем 80 стран мира. Общее число боевиков всех терроистических организаций, действующих на Ближнем Востоке, как считают американские спецслужбы, может превышать 100 тысяч человек.

«Главной причиной увеличения численности этих группировок стали авиабомбежки, – считает Юрген Тоденхофер. – В большинстве случаев во время бомбардировок, помимо террористов, гибнут невинные люди, а их родственники, стремясь отомстить, вступают в ряды террористических организаций».

Координатор международной общественной организации «Сеть религиозных и традиционных миротворцев» (Network of Religious and Traditional Peacemakers), бывший директор Исламского общества Северной Америки Мохамед ЭЛСАНОУСИ (Mohamed Elsanousi) считает, что за прошедшие после терактов 11 сентября 16 лет, Соединенные Штаты сумели «твердо выучить несколько уроков», которые позволили не допустить повторения крупных терактов в стране.

- Доктор Элсаноуси, вы в течении многих лет являетесь экспертом рабочей группы «Религия и внешняя политика» Госдепартамента США. Можете вспомнить самую простую рекомендацию, которую вы дали политикам?

– Главное и самое простое правило – не использовать термин «радикальный ислам» в официальных выступлениях и документах. Администрация США уже давно отказалась от употребления таких слов, как «джихад», «исламисты» и «шахиды», и для этого есть очень серьезные причины.

Проблему терроризма невозможно решить без сотрудничества с мусульманской общиной

Если вы называете террористов «радикальными исламистами», то объединяете в одной этой фразе в единое целое все мусульманское население, ислам как религию, и самих террористов. Например, называя боевиков ИГ «исламистами», вы полностью реализуете их главную задачу и подтверждаете главный тезис лидеров этой группировки, которые постоянно утверждают, что только они представляют «истинный ислам».

Подобные детали очень важны в организации диалога между мусульманской общиной и остальным населением страны, особенно если речь идет о США, России или странах Европы. Взаимодействие можно построить только на доверии, а мусульмане очень внимательно относятся к внешне безобидным штампам в речах политиков.

Проблему терроризма невозможно решить без сотрудничества с мусульманской общиной. Так что отказавшись от термина «радикальный ислам», вы ясно даете понять, что не связываете терроризм и религию, не обвиняете ислам, и не считаете, что все мусульмане совершают теракты.

- Тем не менее, после недавних терактов в России и Европе представители некоторых мусульманских общин открыто заявили, что поддерживают действия террористов.

На самом деле, проблема заключается в недостатке образования, нехватке знаний об исламе и невозможности обсудить с кем-либо эти проблемы

- Подавляющее большинство мусульман эти теракты осудили. Точно также, как до этого осудили атаки террористов в Лондоне, Париже и Копенгагене. При этом действительно существует некоторое количество молодых людей, считающих, что организаторы подобных «акций» защищают некие исламские ценности.

На самом деле, проблема заключается в недостатке образования, нехватке знаний об исламе и невозможности обсудить с кем-либо эти проблемы. Молодые люди боятся разговаривать о том, что их волнует, боятся задавать вопросы о действиях экстремистов во многом потому, что опасаются слишком жесткой реакции властей.

У мусульманской молодежи должна быть возможность свободно обсуждать любые проблемы с представителями власти и религиозными лидерами. А власти, в свою очередь, должны гарантировать им право безопасно дискутировать на самые рискованые темы.

- Но и в США, и в России, и в странах Европы именно такие «дискуссионные клубы» в религиозных центрах нередко становятся вербовочными центрами.

Я могу утверждать, что в США мусульманские общины гораздо чаще и успешнее предотвращают теракты, чем это удается спецслужбам, которые предпочитают действовать самостоятельно

- Когда мы говорим о терроризме, то часто забываем, что в подавляющем большинстве случаев жертвами терактов становятся именно мусульмане. Согласно статистике, почти половину террористических актов удается предотвратить с помощью мусульманских общин. В США, например, таким образом удается не допустить как минимум две из пяти планируемых атак.

Я достаточно часто и в США, и в Европе сталкивался с ситуациями, когда матери узнавали о намерении своих сыновей отправиться в Сирию. В таких случаях семья обращалась к имаму мечети, а он, в свою очередь, либо самостоятельно уговаривал молодых людей отказаться от этих планов, либо, если попытки были безуспешными, обращался за помощью к властям.

Я могу утверждать, что в США мусульманские общины гораздо чаще и успешнее предотвращают теракты, чем это удается спецслужбам, которые предпочитают действовать самостоятельно.

- Но мусульманская община в США и власти сотрудничают друг с другом?

- Конечно. В какой-то момент властям пришлось признать– плохо это, или хорошо, но никто лучше самой общины не сможет проследить за тем, что происходит в общине. Поэтому если полиция или спецслужбы хотят получить инфомацию о членах той или иной группы людей, активно интересующихся экстремистами из «Исламского государства», например, то они, в первую очередь, должны заслужить доверие лидеров сообщества.

Согласно принятой в США практике, имамы мечетей и представители властей регулярно проводят встречи, на которых обсуждают не только радикализацию молодежи, но и проблемы иммиграции, образования или вопросы помощи неимущим и бездомным.

Раз в два месяца, к примеру, я участвую в подобных встречах, которые проводит министерство юстиции США. В них принимают участие религиозные лидеры, представители общин и высокопоставленные сотрудники правоохранительных органов и спецслужб. Члены мусульманской общины делятся своими опасениями, и ставят вопросы, решение которых требует участия властей. На следующей встрече официальные лица обычно предлагают варианты разрешения возникших ситуаций.

Нужно поддерживать постоянный диалог с властью, но не менее важны контакты и с представителями других религий

Об эффективности такого взаимодействия можно судить хотя бы потому, что из США уезжает в «Исламское государство» значительно меньше «добровольцев», чем, например, из Великобритании и Франции.

- То есть, вы считает, что наиболее эффективным инструментом в предотвращении терактов является диалог?

- Разумеется. Отсутствие диалога может привести к очень тяжелым последствиям. Можно вспомнить, например, одну из грубейших ошибок, которую допустили спецслужбы США после 11 сентября. Тогда агенты, собиравшие информацию о подозреваемых в терроризме, внедрялись в общины, выдавая себя за мусульман. При этом ни имамов, ни их помощников никто не ставил в известность.

В результате у подавляющего большинства прихожан создалось впечатление, что государство им не доверяет, и что в поддержке террористов подозревают всех без исключения мусульман. В итоге люди просто прекратили любое сотрудничество с властями, что очень сильно затруднило работу по выявлению экстремистов.

Нужно поддерживать постоянный диалог с властью, но не менее важны контакты и с представителями других религий. В США, например, разные христинские конфесии оказывают огромную помощь мусульманским общинам, проводя совместные конференции и организуя выступления исламских религиозных лидеров, во время которых они выступают с публичным осуждением терроризма.

В некоторых городах священники, раввины и имамы вместе посещают общественные мероприятия, объясняя, что ислам не имеет никакого отношения к терроризму.

  • 16x9 Image

    Кирилл Белянинов

    Журналист-международник. Работал в «горячих точках» в Карабахе, Таджикистане, Грузии, Боснии, Чечне. Занимался журналистскими расследованиями.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG