Линки доступности

Каннский фестиваль поддержал азербайджанское кино


Теймур Гаджиев

Теймур Гаджиев: «Все, что удалось сделать, сделано вопреки»

Новость о том, что фильм азербайджанского режиссера Теймура Гаджиева «К вечеру» включен в "Неделю критики" Каннского кинофестиваля, стала одной из самых позитивных за последние месяцы, отмечает азербайджанское информагентство «The First News».

Напомним, что фестиваль в Канне был отменен из-за пандемии коронавируса, но руководство смотра обнародовало списки фильмов, отобранных для показа, и обещало способствовать их продвижению к зрителю.

«К вечеру» – четвертый короткометражный фильм Теймура Гаджиева. Это первый фильм из Азербайджана, отобранный в программу «Неделя критики» за всю ее 58-летнюю историю. По словам режиссера, он был снят за четыре дня.

«К вечеру». Кадр из фильма
«К вечеру». Кадр из фильма

Это история о сложных отношениях мужа и жены, решенная в жанре меланхолического «роуд муви», причем путешествие совершается из пекла урбанизма в самый идиллический сельский ландшафт. Фильм снят компаниями Fil Production и Mandarin Agency при поддержке Общественного телевидения Азербайджана.

Родился Теймур Гаджиев в 1982 году в Баку. По специальности, полученной в Бакинском университете, он экономист-кибернетик. Магистратуру по маркетингу закончил в США, в стенах университета Уэст-Тексас A&M. Вернулся в Баку, работал директором по маркетингу нескольких банков и других коммерческих структур. Спродюсировал рекламные ролики и более дюжины фильмов, включая ленту «Врозь», включенную в каннскую программу «Двухнедельник режиссеров» в 2014 году.

«Кино захватило мое воображение, – сказал Теймур Гаджиев в интервью Русской службе «Голоса Америки» в 2014 году. – Имена Эйзенштейна, Феллини, Антониони, Мельвиля, Параджанова и, в особенности, Тарковского коренным образом поменяли мое представление о мире».

Его режиссерский дебют «Рана» показали на фестивале коротких фильмов в Палм-Спрингс, второй фильм «Шанхай, Баку» – на фестивале в Тампере. Третий фильм Теймура Гаджиева «Соль, перец по вкусу» показывался в официальной программе Международного Роттердамского кинофестиваля, одной из самых престижных площадок для мирового авторского кино.

«Шанхай, Баку». Кадр из фильма
«Шанхай, Баку». Кадр из фильма

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» по Скайпу побеседовал с Теймуром Гаджиевым, находящимся в Баку.

Олег Сулькин: Теймур, вы помните, мы беседовали с вами шесть лет назад. Тогда вы больше занимались продюсированием фильмов других режиссеров. А сейчас?

Теймур Гаджиев: А сейчас я больше продюсирую свои собственные режиссерские работы. Тогда, шесть лет назад, я снял свою первую самостоятельную короткую картину «Рана». И теперь, сняв четыре фильма как режиссер, я могу сказать, что, похоже, наверстал профессиональные навыки, ведь у меня нет специального кинематографического образования. А продюсерство дало возможность войти в кинопроизводство, освоить его законы.

О.С.: На меня сильное впечатление произвела ваша вторая картина – «Шанхай, Баку». Действующая железная дорога прорезает перенаселенный столичный квартал, который иначе как трущобой не назовешь. Поезда проносятся на расстоянии вытянутой руки от дверей и окон жилых домов, дети играют на рельсах, жильцы привычно ставят мешки мусора на платформы вагонов. Какая-то фантасмагория. А сейчас этот район Баку существует?

Т.Г.: Власти вроде обещали его реконструировать. Я там несколько лет не был, но я не верю, что за такое короткое время можно что-то сделать. Это огромное и весьма самобытное пространство существует с 50-х годов, причем совсем рядом с выставочной городской магистралью имени Гейдара Алиева и суперсовременными небоскребами.

О.С.: Стилистика трех остальных ваших картин отличается от репортажного документализма «Шанхая, Баку». В них вы вглядываетесь в реальность, но сохраняете метафизическую загадочность, какую-то недосказанность. Вы свои фильмы продумываете изначально подробно?

Т.Г.: Все делается достаточно импровизационно, хотя я и придерживаюсь заданного дискурса. Диалоги никогда не пишу заранее. Не переношу заученных разговоров. Что-то должно происходить неожиданно даже для меня самого.

О.С.: Получается, что вы задаете зрителю домашнее задание.

Т.Г.: В первом фильме («Рана») это было скорее неумение, ощупывание инструментария. В «Шанхае» пошло по-другому, там больше агрессии формы. В третьей картине, «Соль, перец по вкусу», конечно, не все мне удалось, но уже близко к тому, что я хотел. И, наконец, в четвертой картине «К вечеру» я, надеюсь, приблизился к тому кино, которое не требует слов, к восприятию кино по Эйзенштейну и Ролану Барту.

О.С.: «К вечеру» начинается с типично городской экзистенциальной истории и заканчивается символичным общим планом сельской идиллии. Насколько это противопоставление важно для вас?

Т.Г.: Для меня важно было передать тотальное отчуждение. У каждого из героев свои проблемы. Такого отчуждения как сейчас не было никогда. И Азербайджан стремительно движется в этом направлении. Характерно, что западные критики обратили внимание на эту тенденцию.

О.С.: Вас сильно расстроила отмена Каннского фестиваля?

Т.Г.: И да, и нет. Шесть лет назад я там был как продюсер фильма «Врозь». Еще раз приезжал туда два года назад еще с одним продюсерским проектом. Так что я неплохо представляю себе этот фестиваль. Очень приятно, что мою новую картину «К вечеру» отобрали для «Недели критики». Несмотря на отмену, устроители фестиваля обещают ее показать в Париже, во Французской синематеке, в конце октября. Надеюсь, ситуация с вирусом к тому времени улучшится, и мы туда поедем представлять картину.

О.С.: Вы предварили два ваших фильма цитатами из Аллена Гинзберга, писателя, лидера движения битников. Одна из этих цитат: «Никто из нас не понимает, что мы делаем, но мы все равно делаем красивые вещи». Чем вам близок этот подход?

Т.Г.: Я это не анализировал. Просто мне это очень близко. Как и то, что за семьсот лет до него написал персидский поэт-суфий 13-го века Джалаладдин Руми: «Как кисть в руке художника, мы и понятия не имеем, где мы».

О.С.: В недавнем интервью вы резко охарактеризовали деятельность министерства культуры Азербайджана. В чем причина вашего недовольства?

Т.Г.: Уже почти семь лет в местной прессе я и мои коллеги периодически критиковали их за непрофессионализм и развал национального кинематографа. Недавно уволили прежнего министра и назначили нового временно исполняющего обязанности. Сейчас ждем его конкретных действий, надеюсь, здравый смысл возобладает.

О.С.: Шесть лет назад вы мне сказали, что нужно смести барьеры, мешающие талантливой молодежи воплощать свои замыслы.

Т.Г.: Никто барьеры не снес, никто ничего не сделал. Ситуация в коммерческом кино еще хуже, чем в государственном. Даже массовое, жанровое кино не смогли развить. Все, что нам удалось сделать, сделано вопреки.

О.С.: Вы собираетесь снимать полнометражное кино?

Т.Г.: Я в процессе написания сценария с моим товарищем из Московской школы нового кино Ринатом Бекчинтаевым. Ринат – очень талантливый парень, который видит многое, что не доступно другим.

О.С.: Я прочитал, что ваша супруга Рагима активно вам помогает в творческом процессе.

Т.Г.: Да, ее поддержка очень важна. Когда у меня опускаются руки, она вселяет в меня силы и уверенность. Я с ней часто советуюсь, ценю ее мнение. Она один из ключевых членов моей команды.

О.С.: Как на вашу жизнь влияет пандемия коронавируса?

Т.Г.: Нехорошо влияет. Странная какая-то городская жизнь. Я концентрируюсь на творчестве, стараясь не зацикливаться на нынешней ситуации. Для меня крайне важно восстановить приоритет изображения над словом, а этого чрезвычайно сложно добиться.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG