Линки доступности

Как «Чужой» стал для российского режиссера своим


Егор Абраменко

Егор Абраменко о фильме «Спутник»: «У каждого есть своя темная сторона»

Новый российский научно-фантастический хоррор «Спутник» (Sputnik) с 14 августа станет доступен для стриминга в США через дигитальные платформы, кабельные VOD (фильмы по заказу) и аффилированные виртуальные кинотеатры.

Как отмечают эксперты, «Спутник» — первый крупный российский фильм 2020 года, невыход которого на экраны кинотеатров компенсируют стримингом. В России он показывался только в режиме онлайн, но продюсеры и режиссер надеются, что смогут в будущем показать его в кинотеатрах.

Русское слово «спутник», которое утвердилось в мировом лексиконе с 1957 года, когда в СССР был впервые в мире запущен на орбиту Земли автоматический космический аппарат, и сегодня востребовано как искусством, так и наукой. Так, новая вакцина от коронавируса, о создании которой было объявлено в России, получила неофициальное название «Спутник V».

Плакат к фильму «Спутник». Фрагмент
Плакат к фильму «Спутник». Фрагмент

Что касается фильма «Спутник», то это тот случай, когда нет необходимости переводить на другие языки его название.

Действие фильма происходит в Советском Союзе в начале 80-х годов. В секретный институт, возглавляемый полковником КГБ Семирадовым (Федор Бондарчук), направляют молодого амбициозного доктора-нейрофизиолога Климову (Оксана Акиньшина). Ей поручено наблюдать за странностями в психическом и физическом состоянии вернувшегося из полета космонавта Вешнякова (Петр Федоров).

Вешняков (Петр Федоров)
Вешняков (Петр Федоров)

Его напарник по полету погиб при аварийной посадке спускаемого аппарата. По ходу фильма выясняется, что в организме Вешнякова поселилось агрессивное инопланетное существо, с которым у его возник необъяснимый симбиоз. Зловещее существо выходит на свободу по ночам, наводя ужас на Климову, сотрудников института и охрану.

Семирадов (Федор Бондарчук) и Климова (Оксана Акиньшина)
Семирадов (Федор Бондарчук) и Климова (Оксана Акиньшина)

Режиссер фильма «Спутник» Егор Абраменко закончил ВГИК в 2009 году. Не раз получал награды за рекламные ролики и музыкальные видео. В 2017 году поставил короткометражный фильм «Пассажир», в котором уже заявлена тема незваных космических пришельцев. Он работал в съемочной группе научно-фантастической картины Федора Бондарчука «Притяжение». Его первый полнометражный фильм «Спутник» должен был показываться в апреле этого года на фестивале Трайбека, отмененном из-за пандемии коронавируса.

Как отмечается в пресс-релизе, большая часть съемок проходила в здании Института биоорганической химии в Москве, основанном в 1959 году. Здание сохранило аутентичную атмосферу советской эпохи, что для создателей фильма было крайне важно.

Когда Егора Абраменко спросили, что подвигло его выбрать карьеру кинорежиссера, он ответил: «Динозавры. Ребенком я их всех полюбил. «Годзилла против Мехагодзиллы» был первым фильмом, который я увидел. Потом был «Парк Юрского периода». Я осознал, что динозавров больше не существует и единственный способ их оживить – это кино. Так я решил стать режиссером».

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» побеседовал по Zoom с Егором Абраменко.

Олег Сулькин: Егор, где вы сейчас находитесь?

Егор Абраменко: В Москве, где я живу. До пандемии частенько бывал в Калифорнии. Очень люблю Лос-Анджелес. У меня сформировалась сфера интересов в киноиндустрии. Последние поездки были связаны с новыми кинопроектами.

О.С.: Ваша связь с Голливудом логична. Ваш фильм восходит к традиции американского космического хоррора, и, в первую очередь, к «Чужому» Ридли Скотта. У вас все начиналось с идеи, которую потом воплотили сценаристы, или как-то иначе?

Е.А.: Все началось примерно пять лет назад, может, чуть раньше. Мне захотелось сделать свой первый фильм в жанре sci-fi horror, что-то об инопланетном разуме, столкновении человечества с пришельцами. В России аналогов этому точно не было. Все это звучало как призыв: давайте сделаем русского «Чужого». Наши попытки утрамбовать это в какую-то форму вылились в короткометражный фильм «Пассажир», оригинальный концепт которого объясняется фразой «Чужой» в СССР». Действие короткометражки происходило в 70-е годы. Космонавт жил в своей московской квартире, а в конце мы понимали, что с ним вместе живет пришелец. Короткометражка заинтересовала продюсеров, в том числе моих давних друзей Сашу Андрющенко и Мишу Врубеля. Затем ее посмотрел Федор Бондарчук. Всем дико понравилось. Три студии – Hype Film, Vodorod и Art Pictures объединили свои усилия, и мы начали разработку проекта полнометражного фильма «Спутник». Сценарий написали Олег Маловичко и Андрей Золотарев. Мы все делали вместе, собирались, штормили, обсуждали каждую сцену. И так на протяжении года, может, больше.

О.С.: Почему вы выбрали начало 80-х, правление Андропова?

Е.А.: То время нам показалось интересным с точки зрения визуальной фактуры. Потом появилась точная дата в сценарии – 1983 год. Естественно, я углубился в рисерч эпохи. То было время мощных силовых структур, но оно уже ощущалось и как переходный период, преддверие перестройки. Нам показалось, что именно в то время могли быть развеяны привычные пафосные представления о покорении космоса, о космонавтах-героях.

О.С.: Непривычна фигура главы секретного института полковника КГБ Семирадова, который утаивает от начальства страшную правду о вернувшихся космонавтах и творит по собственной воле ужасные злодеяния. Таких антигероев-одиночек в Америке называют rogue. Трудно поверить, чтобы человек советской системы действовал так дерзко.

Е.А.: Нам хотелось, чтобы у него была какая-то цель, чтобы была понятна мотивация его поступков, чтобы зритель «подключился» к этому персонажу с человеческой точки зрения. Мне показалось это важным – если и не оправдывать поступки антигероя, то хотя бы не демонизировать его. Когда мы предложили Федору Сергеевичу (Бондарчуку) эту роль, он загорелся. И предложил классную идею взять за основу характер полковника Курца из «Апокалипсиса сегодня» Копполы, такого, знаете, маньяка, одержимого бога войны. Там, конечно, совсем другой образ, но их объединяет одержимость идеей.

О.С.: Похоже, вы объединяете космические ужасы и ужасы социальные. Условная фигура Семирадова держит эту странную парадоксальную конструкцию в духе Оруэлла. Но я хочу спросить о другом. Об инопланетном чудовище. Оно, конечно, свирепое и кровожадное, но внешне довольно маленькое и, как замечено в одной рецензии на сайте Кинопоиск, «хилое».

Е.А.: На самом деле это умышленный парадокс. Пришелец уживается внутри нашего героя в буквальном симбиотическом смысле. Мы понимали, что наш пришелец не может быть огромным, 2-3 метровым существом. Он должен был быть компактным, но и опасным, конечно, способным уничтожить взвод солдат. Нам показалось интересным поиграть с зрителем в эту игру. Создание существа было долгим, кропотливым процессом. Процесс шел параллельно с написанием сценария. Мы работали с командой концепт-художников из замечательной компании Main Road Post, которая делала графику к фильму.

О.С.: Интересная идея прочитывается в линии отношений космонавта Вешнякова и доктора Климовой. Вина человека, его грех каким-то не всегда ясным образом, но неумолимо приводит к большим бедам и трагедиям. Неумолимость расплаты - так можно прочитать это послание. Что в итоге для вас важнее – этот моральный урок или экшн с инопланетным чудовищем?

Е.А.: Все здесь взаимосвязано. Жанровая облочка важна для общечеловеческой истории. Сценарий выстраивался так: сначала создавался мир этого существа, затем он стал наполняться персонажами, событиями, конфликтами. Для меня пришелец работает как бы в двух направлениях. Это физическое зло и, одновременно, отражение темной стороны нашего героя Вешнякова. Мы пытались каждого персонажа сделать слегка биполярным. Дуализм есть и в Климовой с ее темным прошлым, и в Вешнякове с его тяжкой виной, и в Семирадове с его мотивацией. Олег Маловичко как-то хорошо сказал: «У каждого есть свой пассажир». Для меня эта фраза стала ключевой. Да, у каждого есть своя темная сторона.

О.С.: Как вы думаете, американцам будет интересно смотреть русский вариант «Чужого»?

Е.А.: Я бы не называл фильм русским вариантом «Чужого». Это была стартовая точка. Мы хотели рассказать оригинальную российскую историю. А советская эстетика того времени может вызвать интерес у американцев после успеха сериала «Чернобыль». Мы очень надеемся, что в США фильм найдет своего зрителя.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG